Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Адвокаты и правозащитники обеспокоены последними новшествами в следственном изоляторе "Кресты"


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Марк Крутов : Адвокаты и правозащитники выражают крайнее беспокойство в связи с последними новшествами в следственном изоляторе "Кресты". Речь уже идет не о привычно плохих условиях содержания, а о нарушении базового права на защиту. В чем суть проблемы расскажет наш корреспондент Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : В последнее время много говорится о том, что пора уменьшить число лиц, находящихся под стражей до приговора суда. Проблема ненадлежащих условий содержания заключенных освещается достаточно широко. А вот другая проблема, состоящая в том, что следственный изолятор, куда попадает обвиняемый, заключенный под стражу, не в состоянии предоставить ему необходимое число свиданий с защитником, остается в тени. Между тем, это прямо нарушает права заключенного на защиту и противоречит состязательному характеру уголовного процесса, закрепленному в уголовно-процессуальном законодательстве, говорит адвокат, кандидат юридических наук Константин Кузьминых.



Константин Кузьминых : Выпала из поля зрения проблема именно следственных кабинетов в СИЗО. У нас людей до приговора суда заключают под стражу, чтобы человек не воспрепятствовал производству по делу, не оказал давления, предположим, на потерпевших или на следователя, на судью. Но совершенно упускается из виду, что заключая его в СИЗО, суд должен, конечно же, обеспечить его право на защиту. В основе этого права лежит не только то, что у него адвокат в суде присутствует от судебного заседания, а то, что он должен иметь право на неограниченные по числу и продолжительности свидания с защитниками. Соответственно, это право, которое закреплено в Уголовно-процессуальном кодексе (47 статья пункт 9.5.4), оно фактически не реализуется!



Татьяна Вольтская : И дело совсем не в том, что это чья-то злая воля - не пускать к арестованному адвоката или следователя, подчеркивает Константин Кузьминых, а в нехватке следственных кабинетов.



Константин Кузьминых : Арифметика очень простая. Берется в СИЗО число следственных кабинетов, сколько часов они в день работают, сколько там содержится в этом СИЗО. Из этого элементарно рассчитывается показатель - сколько СИЗО может предоставить. Так вот, на сегодня расчет показал, что за месяц СИЗО может предоставить в среднем по федерации где-то 1 час 35 минут в месяц на одного заключенного.



Татьяна Вольтская : В Петербурге эта цифра еще меньше. В СИЗО номер 5 - всего около 40 минут на человека. По словам Константина Кузьминых, раньше в городе допускалась одновременная работа нескольких адвокатов и следователей и нескольких заключенных, но с середины года это запретили. Такие нарушения, по мнению адвоката, серьезно мешают судопроизводству и могут даже способствовать вынесению неправильных приговоров. Впрочем, в Главном управлении федеральной службы исполнения наказания этой проблемы не видят. Говорит начальник пресс-службы ГУФСИН по Петербургу Сильва Арутюнян.



Сильва Арутюнян : Что значит - не хватает комнат? Сколько положено в административном здании, они имеются. Но вопрос в том, вы же понимаете, что в день могут прибыть пять адвокатов, а могут прийти 25. Мы же можем выделить 25 комнат. И в порядке очередности они проходят и общаются.



Татьяна Вольтская : Велики ли очереди?



Сильва Арутюнян : Когда как.



Татьяна Вольтская : Подследственный всегда общался со следователем и адвокатом наедине, говорит заместитель директора Агентства журналистских расследований Евгений Вышенков.



Евгений Вышенков : Другое дело, что в определенное время, когда переполнены были тюрьмы, тогда в одном кабинете можно было, грубо говоря, два разных адвоката и два разных арестованных, либо следователь. Но это все делалось по товарищескому согласованию. Ничего нового в этой инструкции, если она есть, нет. Следственных кабинетов мало? Мало. Но откуда они возьмутся? Вообще, эта проблема идет от советской власти. Мы знаем, что советская власть уделяла огромное внимание лагерям и очень мало внимания тюрьмам. И вот это пространство тюрьмы у нас требует лучшего. И все проблемы в Санкт-Петербурге - "Кресты" и так далее и так далее. Когда следственные кабинеты строились, а строились они при царе Горохе, все было продумано и размерено, когда Вера Засулич одна была, сидела в камере в "Крестах". А когда вместо двух человек при Сталине засовывали 20, а при Ельцине засовывали 13, разумеется, следственных кабинетов не хватает.



Татьяна Вольтская : Ситуация в Петербурге усугубляется тем, что это транзитный город, а "Кресты" - самая большая тюрьма Европы.



Евгений Вышенков : Управление наказаний лукаво пытается выйти из этой ситуации. При том не потому, что они хотят дурного, а потому что их ставят в такие ситуации. Им год назад дали строгую команду - разгрузить. Как вы себе представляете начальника изолятора, который кого-то будет разгружать? Он не может никого отпустить. Но от него требуется следующее - у тебя должны быть выполнены санитарные нормы. Он в колониях Ленинградской области создает некие отделения подследственных. Они находятся в ужасных ситуациях - в три этажа нары, в прямом смысле этого слова. А потом докладывается о том, что в "Крестах" стало меньше народу.



Татьяна Вольтская : Главное - стараться не разгрузить СИЗО, а внимательно относиться к арестам, считает Вышенков, по словам которого, сегодня не применяется домашний арест, людей не выпускают под залог, а стараются сразу посадить. Между тем, если не брать под стражу тех, кого не подозревают в тяжких преступлениях, именно это могло бы решить проблему.



XS
SM
MD
LG