Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"ТАСС не уполномочен заявить". Дело перебежчицы в США Оксаны Косьенкиной


Владимир Тольц : Сегодня очередная программа из серии "ТАСС не уполномочен заявить". Мы уже затрагивали тему перебежчиков из СССР. И сейчас расскажем еще одну такую историю, имевшую довольно существенные последствия. 31 июля богатого событиями 1948 года на пароходе, увозившем из Нью-Йорка сотрудников советской школы при посольстве, недосчитались пассажиров: исчезли учитель Самарин с женой и детьми и учительница Касьенкина.



Ольга Эдельман : Неделю пресса об этом молчала. Видимо, потому что молчало советское консульство в Нью-Йорке. 7 августа ТАСС передало довольно знойное, в духе шпионского кино, описание случившегося, а 9 августа оно было помещено в секретном бюллетене "Особые закрытые письма ТАСС" (ОЗП), предназначенном советской верхушке. На тот момент даже фамилию беглой учительницы еще не знали точно, как переводить, и именовали ее Каженкиной. Появились и другие варианты написания, и лишь через некоторое время в том же ОЗП поместили поправку: фамилия учительницы Касьенкина. Для простоты мы ее будем так и называть, не отвлекаясь на разночтения в переводах.



Похищение русскими белогвардейцами в США советских граждан.


7 августа (ТАСС). Русско-белогвардейские эмигрантские элементы, в большом количестве нашедшие гостеприимное убежище в Соединенных Штатах, за последнее время настолько распоясались, по-видимому, не без ведома местных властей, что начали позволять себе чисто бандитские выходки против проживающих здесь советских граждан, вплоть до их похищения. 31 июля этого года из нью-йоркской гавани отходил курсом на Одессу советский пароход "Победа". В числе пассажиров на нем отъезжал на родину преподавательский состав советской школы в Нью-Йорке. Оказалось, что по неизвестным причинам на пароход не явились советские граждане - преподаватель химии в этой школе Оксана Степановна Касьенкина и преподаватель математики Михаил Иванович Самарин с женой и тремя малолетними детьми, хотя их багаж был заранее сдан на судно. Не оказалось их и на квартирах. В течение нескольких дней об их местонахождении ничего не было известно.


Только через неделю, 7 августа, генеральный консул Советского Союза в Нью-Йорке Ломакин получил от Касьенкиной письмо, умоляющее спасти ее из плена русско-белогвардейских бандитов. ... По указанному Касьенкиной адресу немедленно выехал Ломакин в сопровождении сотрудников консульства. Это оказался адрес одного из притонов и штаб-квартиры белогвардейских преступных элементов в Соединенных Штатах, так называемой "Рид фарм" в окрестностях Нью-Йорка, возглавляемой официально "графиней" Александрой Толстой. Ломакин прибыл неожиданно для них. Бандиты были застигнуты врасплох. Они еще не успели понять, в чем дело, как Касьенкина, увидев своих спасителей, прошла к автомашине Ломакина. Довольно большая группа гангстеров успела наброситься на машину и повредить ее. Только благодаря самообладанию и мужеству советских товарищей им удалось благополучно доставить Касьенкину в Нью-Йорк. Немедленно по прибытии в консульство Ломакин созвал пресс-конференцию, на которой Касьенкина рассказала представителям печати историю ее похищения.



Ольга Эдельман : По словам Касьенкиной, как их передает корреспондент ТАСС, за неделю до даты отъезда ее стали преследовать подозрительные незнакомцы, говорящие по-русски, старались с ней познакомиться, одному это удалось, он назвался русским, звал ее к себе домой и уговаривал не возвращаться в СССР, потому что там ее сошлют в Сибирь. "Когда я решительно отвергла его гнусное предложение, он стал угрожать, что обвинит меня в шпионаже и меня подвергнут репрессиям". Потом появился второй, как значится в сообщении, "бандит", этот латиноамериканец и по-русски говорил хуже, но тоже грозил и уговаривал. Накануне отъезда она пошла в консульство за билетом, на автобусной остановке у дома ее ждал второй из них, он сел с ней на скамейку и внезапно сделал укол в руку. Ей стало плохо, она вернулась домой. На следующее утро, чувствуя себя больной, пошла за последними покупками перед отъездом, у подъезда тот ее ждал в автомобиле, "я настолько испугалась, что решила вернуться домой. За мной последовал шофер этой машины. Шофер забрал мои вещи и толкнул меня в машину ... Я до сих пор не знаю, почему я пошла за ним. Я только помню объявший меня ужас". Ее увезли на ферму Толстой, где она делала грязную работу на кухне, за ней следили, она тайком передала записку консулу. Все журналисты, выслушавшие на пресс-конференции рассказ Касьенкиной, заметили, что она была возбуждена или сильно нервничала.



Владимир Тольц : Мне трудно оценить сейчас, что это была за пресс-конференция, да и была ли она? Кто на ней присутствовал кроме корреспондента ТАСС? То, что Касьенкина «сильно нервничала» и «была возбуждена» последующими событиями подтверждается. А изложение ее истории корреспондентом ТАСС вполне соответствует духу и стилю размножившихся вскоре советских шпионских детективов и советскому представлению об окружающем мире. На экспорт это не годилось: «гангстеры-белогвардейцы», при попустительстве ФБР улавливающие слабые души невинных советских граждан – для американцев это звучало малоубедительно. Но для внутрисоветского идеологического рынка подходило замечательно. Там ведь мало кто знал про младшую дочь Льва Толстого Александру Львовну, выехавшую из СССР в 1929 году. Во второй половине 1930 гг. она при содействии живших в США соотечественников композитора Сергея Рахманинова, историка Михаила Ростовцева, последнего российского посла в США Бориса Бахметева и других, а также при помощи американских друзей, близких к президенту Гуверу, основала на своей ферме Толстовский фонд, имевший целью помощь беженцам из России. Много позднее, в 1958 г. Она так рассказывала об этом нашему Радио.



Александра Толстая : Первая работа Толстовского Фонда в 1939 году заключалась в организации помощи продовольственными и вещевыми посылками красноармейцам, попавшим в плен во время войны с Финляндией. Теперь Толстовский Фонд помогает беженцам переехать и устраиваться в Америке и в других странах. Помогает им и в случае болезни, безработицы, достает молодежи стипендии в университеты. Открывает старческие дома для русских в Европе и Америке и прочее. В одни только США при содействии Толстовского Фонда приехало около 20 000 человек.



Владимир Тольц : Ну, а, возвращаясь к случаю Касьенкиной, Оксана Степановна конечно, как явствует из последующего, надумала в СССР не возвращаться.



Ольга Эдельман : Только такие вещи требуют внятной решительности. А дама эта заметалась, потому и стала игрушкой пропаганд обеих сторон - возникла ситуация, допускавшая разные толкования. 9 августа в ТАСС составили несколько выпусков ОЗП с продолжением публикаций о Касьенкиной. И если первый перевод был сделан два дня спустя, то в дальнейшем новые западные публикации по этому делу появлялись в ОЗП стремительно.



Американская печать о деле Касьенкиной.


В передовой статье, опубликованной утром 9 августа и озаглавленной "Дипломаты - хулиганы", "Дейли миррор" использует инцидент для того, чтобы потребовать выезда из Соединенных Штатов замешанных в этом деле советских официальных лиц. Утверждая, что инцидент неясен, газета заявляет, что "один факт совершенно очевиден. Советские агенты, прикрываясь дипломатической неприкосновенностью, действовали как полицейские на американской земле без разрешения или согласия полиции и применили насилие. Из этого не следует делать международного инцидента. Однако нашему правительству совершенно необходимо настаивать на том, чтобы этим недипломатические хулиганы были лишены своих дипломатических прав и убирались к дьяволу из нашей страны. ...



Газета "Нью-Йорк геральд трибун" в редакционной статье указывает, что в деле Касьенкиной нет почти ни одного бесспорного факта, и общественность может выбирать - верить ли версии генерального консульства СССР или белогвардейцам. В комиссии палаты представителей по расследованию антиамериканской деятельности имеются разногласия относительно ценности Касьенкиной как потенциального свидетеля. Газета указывает, что такое дело могло бы быть изобретено, чтобы выставить в смешном свете расследование шпионажа в США.



Ольга Эдельман : В тот же день, 9 августа, наступила ясность насчет второго исчезнувшего учителя - Самарина. В утреннем выпуске газета "Нью-Йорк таймс" опубликовала пространное заявление, которое Самарин передал корреспонденту этой газеты накануне вечером.



Владимир Тольц : Самарин действовал, как обычно все перебежчики, твердо знавшие, чего они хотят. Скрылся незаметно, со всей семьей, через неделю передал в газету заявление с критикой сталинского режима и внятно объявил, что не хочет возвращаться. Советские дипломаты могли протестовать, но в отношении Самарина ситуация была совершенно ясная.



Вашингтон, 9 августа (ТАСС). Посол Советского Союза в Соединенных Штатах Панюшкин посетил заместителя государственного секретаря Ловетта и заявил представителям печати, что его визит связан с делом Касьенкиной и Самарина. ...


Вашингтонский корреспондент агентства Юнайтед Пресс сообщил, что, по словам представителей государственного департамента, Панюшкин обвинил Соединенные Штаты в том, что они "пытаются терроризировать" советских граждан, находящихся в Соединенных Штатах и представил ноту, требующую передачи Самарина советскому консулу ... Он далее обвинил "Фонд Толстого" в том, что эта организация систематически терроризирует советских граждан, проживающих в Соединенных Штатах, с тем, чтобы предотвратить их возвращение в Советский Союз.



Ольга Эдельман : Американская сторона в тот момент, в 48 году, не упустила, конечно, возможности представить происшествие в антисоветском духе, газеты, как мы видели, встречно обвиняли в гангстерстве как раз советских дипломатов. Но пропаганда пропагандой, а американская полиция предпринимала шаги по проверке фактов.



Вашингтон, 10 августа (ТАСС). По сообщению агентства Ассошиэйтед Пресс, два агента сыскной полиции Нью-Йорка, а также представитель полиции Кларкстауна ... вечером 9 августа отравились на ферму близ Воллей Котедж (штат Нью-Йорк), находящейся в руках белогвардейской организации "Фонд Толстого", откуда 7 августа бежала советская преподавательница Касьенкина. Рано утром 10 августа полиция допросила руководительницу этой организации Толстую, а также ряд других лиц. Толстая утверждала, что Касьенкина, находясь на ферме, ходила за покупками в ближайшие города Найэк и Воллей Котедж, и поэтому нельзя говорить о том, что она находилась в заключении, как на это указывали советские официальные лица.



Ольга Эдельман : В августе 1948 года секретные бюллетени ТАСС ОЗП переводили для Сталина и его коллег взбудоражившую американскую прессу историю. Учительница школы при советском консульстве в Нью-Йорке Оксана Касьенкина решила не возвращаться в СССР. Она исчезла с помощью Толстовского Фонда. Неделю спустя, однако, известила консула Ломакина, где находится, и тот забрал ее. Еще через неделю Касьенкина выбросилась из окна консульства. Осталась жива и в больнице окончательно объявила, что хочет остаться в США.



Владимир Тольц : Газеты, в первую очередь американские, о деле Касьенкиной писали очень много. Помимо того, что сюжет был удобный: интрига, простор для предположений, - помимо этого, время было горячее. Напомню, мы уже об этом в наших передачах говорили. В США как раз шли слушания "об антиамериканской деятельности" - разоблачение советской шпионской сети. И в тех же ОЗП вперемешку с сообщениями о Касьенкиной помещались переводы пространных газетных отчетов о заседаниях сенатской комиссии.



Ольга Эдельман : Перелистывая тома с ОЗП, я видела, что эти темы даже сильно потеснили главный сюжет начала лета 48 года - конфликт с Тито.



Владимир Тольц : Кроме того, были опубликованы статьи и книги недавних перебежчиков, о некоторых мы уже успели рассказать - Алексеев, бежавший из Мексики, Петров, побывавший в ГУЛАГе, оба сообщали важные сведения о советской экономике и ВПК. Бегство Самарина и Касьенкиной упало на готовую почву и неудивительно, что у журналистов появлялись версии одна увлекательней другой.



12 августа. № 239


Газета "Дейли Ньюс" пишет, что, как ей стало известно, ФБР проводит расследование новой версии о том, что советские представители в Нью-Йорке и в Вашингтоне умышленно преувеличивают важность исчезновения Касьенкиной и Самарина, "чтобы скрыть свои поиски еще одного исчезнувшего их сотрудника - русского, который намного важнее, чем школьные учителя". ... Газета "Дейли Ньюс" добавляет, что "неистовые требования" советского посла Панюшкина свидетельствуют о том, что "исчезнувшее лицо по своей важности может быть сравнено с шифровальщиком Гузенко, история которого привела к уничтожению русской шпионской сети в Канаде три года тому назад".



Ольга Эдельман : 12 августа - это шесть дней как имя Касьенкиной на первых полосах. Тема стала было иссякать. Но тут Касьенкина, проведшая эти дни в стенах консульства, снова о себе напомнила.



Нью-Йорк, "Голос США", русский язык, 12 августа, 24 часа, стенографическая запись


Только что получено сообщение, что из окна советского консульства в Нью-Йорке выпрыгнула или выпала женщина. Полиция установила, что женщина эта - Оксана Степановна Касьенкина, бывшая преподавательница советской школы в Нью-Йорке. По сообщению комиссии, Касьенкина при падении из окна советского консульства была ранена и находится теперь в больнице.



Нью-Йорк, 12 августа (ТАСС). Касьенкина упала во двор здания консульства из окна своей комнаты в третьем этаже консульства и получила переломы и возможно повреждения внутренних органов. Консульство немедленно договорилось об отправке Касьенкиной в "Госпиталь Рузвельта" и вызвало полицию в соответствии с обычными правилами, существующими для таких случаев.



Ольга Эдельман : Ну, уж тут история бегства советской учительницы превратилась в настоящую мыльную оперу. Газеты отыскивали все новых свидетелей ее падения из окна, ловили реплики действующих лиц, мелодраматические подробности, сообщения из госпиталя о самочувствии Касьенкиной, отделавшейся сравнительно легко, учитывая падение с третьего этажа.



Владимир Тольц : А вы, Оля, уверены, что мы обсуждаем мелодраму, а не настоящую драму?



Ольга Эдельман : Не то чтобы уверена. Но, согласитесь, Касьенкина сама на каждом шагу давала повод толковать свои злоключения как бразильский сериал (впрочем, тогда, кажется, этот жанр еще не существовал). Если она действительно хотела бежать - зачем писала записку консулу, дала себя увезти с фермы Толстой? Кстати, тот факт, что записка была, пресса в дальнейшем не опровергла. Сама Касьенкина позднее заявляла, что-де написала просьбу освободить ее от преподавания в школе при посольстве, при этом зачем-то распространялась о своей любви к детям. То есть сначала она с помощью сотрудников фонда Толстого организовала свое бегство. Посмотрите на ее рассказ о похищении: там выходит, что она после загадочного укола вернулась домой, утром вышла, увидела машину, испугалась, вернулась домой, с ней пошел шофер, взял ее багаж, усадил ее в машину, - и все, представьте, против ее воли и под действием какого-то снадобья. Не всякую, знаете, похищают вместе с багажом. Через неделю она вызвала консула, уехала с ним, вышла на пресс-конференцию, представила действия людей, помогавших ей бежать, как гангстерское похищение и насилие, оклеветала их, в общем-то. Еще через неделю выпрыгнула из окна консульства.



Нью-Йорк, 12 августа (ТАСС). Вечерние газеты на самом видном месте публикуют сенсационные заголовки, в которых говорится, что Касьенкина выпрыгнула из окна советского консульства. Газета "Нью-Йорк джорнэл энд Америкэн" поместила на первой странице заголовок на 8 колонок: "Содержавшаяся под стражей женщина прыгает из окна красного консульства" и подзаголовок на три колонки красными буквами: "Женщина стонет: оставьте меня". Газета "Сан", выходящая в Нью-Йорке, поместила заголовок через всю первую страницу: "Взятая в плен преподавательница прыгает из окна русского консульства" и подзаголовок на две колонки: "Госпожа Касьенкина после прыжка осталась жива". ...


По сообщению корреспондента агентства Ассошиэйтед Пресс ... полиция доставила вечером 12 августа в госпиталь, где находится Касьенкина, белогвардейца Зензинова и разрешила ему повидаться с Касьенкиной. По имеющимся сведениям, Касьенкина заявила полиции, находясь в госпитале, что она намеренно выпрыгнула из окна консульства и позднее попросила привезти к ней ее друга Зензинова. ... По словам свидетеля этой встречи, Касьенкина обняла Зензинова, который сказал ей, что американская полиция охраняет ее и в настоящее время с ней ничего больше не может случиться.



Ольга Эдельман : В то же время консул Ломакин вручил американским властям ноту протеста: представителя консульства в больницу к Касьенкиной не пустили, полиция не разрешила вице-консулу Чепурных присутствовать в качестве наблюдателя при допросе Касьенкиной полицией в госпитале.



Позднее агентство Юнайтед Пресс сообщило, что Касьенкина обратилась к полиции с просьбой не допускать сотрудников советского консульства в ее палату. Как сообщают, она заявила заместителю инспектора полиции Муллинсу следующее: "Я боюсь видеть их, я боюсь их, и я не хочу видеть их".



Ольга Эдельман : Дальше газетам было о чем писать. Американская полиция окружила палату Касьенкиной усиленной охраной, как в форме, так и агентами в штатском. Советские дипломаты заявляли, что американцы насильно удерживают советскую гражданку и не дают советским представителям защищать ее интересы. С той стороны советских дипломатов обвиняли в насильственном удержании беглянки. Самарин сказал, что по его сведениям Касьенкина исходно намеревалась бежать и остаться в Америке. Только 25 августа, еще почти две недели спустя, появилось, наконец, внятное заявление Касьенкиной: что она не хотела возвращаться в СССР, что она не согласна с политикой Сталина. Заявление, кстати, по сравнению с выступлениями других беглецов несколько неубедительное и путаное.



Владимир Тольц : Так или иначе, американская пресса продолжала бурно обсуждать ее дело весь август месяц 48 года. И все это отразилось в ОЗП, где про нее каждодневно вынуждены были читать Сталин и другие руководящие товарищи. Но у нас есть сейчас возможность услышать об этой истории и так сказать «из первых рук». Вот что рассказывала сама Оксана Касьенкина нашему Радио 9 лет спустя после своего прыжка на Манхеттен.



Оксана Касьенкина: Я была в школе два года. Преподавала химию и физику, географию физическую. Большую нагрузку я несла. Когда я туда приехала, то дети не были подготовлены за целый год. Они не имели программы, проведенной по всем этим предметам. Я в течение двух месяцев их подготовила, они сдали экзамены. Я не имела друзей в Америке, не знала ни одного английского слова, но я видела своими глазами, и мне было тяжело, я не знала что делать.


Потом я уехала из России, написала в анкете в НКВД, что мой муж умер на Украине в 1927 году.



Ведущий : Вы скрыли, что он был репрессирован, и боялись, что это обнаружится?



Оксана Касьенкина: Они егоарестовали в 1937 году и в одну ночь расстреляли.



Ведущий : А как относился к Вам Ваш бывший начальник здесь, советский консул Ломакин, который потом обманул Вас, чтобы заманить в консульство?



Оксана Касьенкина : Два года я старалась и его понять как человека, но вы знаете



Ведущий : Мы слышали, что он сейчас работает, кажется где-то в Госбезопасности, чуть ли не начальник отдела Ломакин?



Оксана Касьенкина : У него нет души. Он ее давно утерял.



Ведущий : Что же он вам говорил тогда в консульстве?



Оксана Касьенкина : Он сказал, что когда все дети пришли на пароход и меня не увидели, они плакали. И что лично его дочь, девочка в четвертом классе, десятилетка, плакала. Они не знали, что со мной случилось.



Владимир Тольц : Чудом спасшаяся после падения Оксана Касьенкина пережила в США Сталина, получила американское гражданство, и долгое время еще продолжала обличать сталинский режим.



Ольга Эдельман : Практически два существующих ныне тома, архивных дела с бюллетенями ОЗП, наполнены (вперемешку конечно с другими темами) сообщениями о Касьенкиной. Потом умер Жданов, и интересы западной прессы переместились на него и перестановки в советской верхушке.



Владимир Тольц : В заключение хочу сказать еще об одном косвенном следствии дела Касьенкиной. Оно описывается в литературе, посвященной западному радиовещанию на Советский Союз, но неточно. Утверждается, что именно сообщения Голоса Америки о побеге Касьенкиной положили начало советскому глушению западных радиопередач на СССР. На самом деле оно началось раньше, – глушить Голос Америки стали еще в феврале 1948-го. Но представьте себе стареющего Сталина, в августе – сентябре того же 48-го вынужденного каждодневно читать про какую-то неизвестную ему немолодую училку, выбросившуюся с третьего этажа и чудом после этого спасшуюся. Сталин и без того читал много агентурных сообщений с Запада, которые сам и заказывал – про троцкистов и белоэмигрантов, про перебежчиков – солдат, дипломатов и шпионов, читал и ценил выкрадываемую для него переписку бывших российских дипломатов (того же Бахметева, к примеру). Но два тома про какую-то поносящую его с госпитальной койки учительницу – это было слишком даже для такого усидчивого читателя, как Иосиф Виссарионович! И это не могло не повлиять на его решение о западном радиовещании. К марту следующего года Совмин СССР принял генеральное решение об организации «заглушения радиостанций, ведущих антисоветское вещание». А это в свою очередь повлияло на расширение финансирования этих самых радиостанций.





  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG