Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые кадровые назначения в правительстве Грузии


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Георгий Кобаладзе, Андрей Шарый.



Андрей Шароградский: Первым решением нового министра иностранных дел Грузии Григола Вашадзе стало распоряжение о временной отставке сотрудников всех грузинских дипломатических представительств за рубежом. Оппозиционные политики в Грузии убеждены, что за новыми кадровыми назначениями в правительстве скрывается нежелание Михаила Саакашвили уступать инициативу тем своим новым политическим противникам, которые еще недавно выступали на его стороне.



Георгий Кобаладзе: Несмотря на дипломатическую традицию, согласно которой, министр иностранных дел, олицетворяя преемственность внешней политики государства, меняется реже других министров, в Грузии после революции роз главы дипломатических ведомств менялись чаще других. И вот новое назначение. Министром стал кадровый дипломат советской школы, выпускник МГИМО, проработавший 8 лет в МИД СССР в отделе по ядерному разоружению, гражданин Российской Федерации и с недавних пор так же Грузии Григол Вашадзе.


Первым распоряжением нового министра стало требованием ко всем без исключения послам написать заявление об уходе, чтобы, по его словам, у нового руководства было пространство для маневра и оценки эффективности работы тех или иных миссий, но грузинские политики и эксперты единодушно утверждают, что вся эта кадровая карусель (так называют происходящее в Тбилиси) была затеяна с целью перекрыть в медиа-пространстве добровольную отставку перспективного грузинского политика, постпреда Грузии при ООН Ираклия Аласания, который в ближайшее время, возможно, возглавит мощный оппозиционный блок новых правых и республиканцев.


Один из лидеров республиканской партии Давид Бердзенишвили подтвердил эту версию в интервью Радио Свобода.



Давид Бердзенишвили: Да, безусловно, Саакашвили побоялся, что как только Аласания сделал заявление, сразу за этим последовала отставка совсем новенького, зелёненького правительства. Просто Саакашвили хотел перекрыть информационное пространство Грузии и все. В последующие дни все время говорили о правительстве и меньше внимания уделяли отставке Аласания. Несколько минут осталось до провозглашения о создании коалиции в составе Республиканской партии и «Новых правых», и мы оба ведём консультации с Ираклием Аласания. Так что создаётся серьезная демократическая, патриотическая альтернатива.



Георгий Кобаладзе: Бывший секретарь совета Национальной безопасности, Александр Ломая, как и сама бывший министр Екатерина Ткешелашвили, будут направлены в дипломатические миссии за рубежом.



Андрей Шароградский: Среди отправленных в отставку высокопоставленных грузинских чиновников бывший уже министр просвещения Гия Нодия, профессор политологии, один из ведущих тбилисских политических экспертов. Вот как в беседе с моим коллегой Андреем Шарым Нодия прокомментировал перестановки в грузинском правительстве, в частности грузинской дипломатии.



Андрей Шарый: Насколько неожиданна была для вас отставка и видите ли вы какие-то политические причины в том, что произошло?



Гия Нодия: Отставка была неожиданной, но, с другой стороны, неожиданность в политике, особенно в грузинской политике, всегда более-менее ожидаема.



Андрей Шарый: Слова президента Грузии, которые говорил о том, что те министры, которые хорошо работают, они остались, а те министры, которые работают плохо, они ушли, как вы это оцениваете?



Гия Нодия: Я не помню таких именно слов президента. Президент, премьер-министр говорили о том, что нужны перемены, что сложная ситуация в связи с международным финансовым кризисом, результаты которого приближаются к Грузии. Того, что министры работали плохо, возможно, я что-то пропустил, но такой оценки я не помню.



Андрей Шарый: Вы вернетесь теперь к политологической правозащитной деятельности или будете работать где-то в государственных структурах?



Гия Нодия: Нет, нет, я собираюсь работать в академической и исследовательской сферах.



Андрей Шарый: Тогда вопрос к вам уже как к исследователю и как к одному из ведущих грузинских политологов. В новой конфигурации правительства вы видите принципиальные изменения? Вам понятна механика, куда рулят сейчас грузинские власти?



Гия Нодия: Я не думаю, что это принципиальные изменения. Здесь, скорее, более тактические причины стоят за изменениями. Допустим, министром иностранных дел назначен господин Вашадзе, которые более опытный дипломат просто, чем Ткешелашвили, может, несколько менее резкий. Вот такого рода изменения.



Андрей Шарый: Говорят в частности, что эта отставка, эти перестановки, раз уж мы заговорили о грузинской внешней политике, связаны еще и с тем, что собирается переходить или уже перешел в оппозицию господин Аласания, представитель Грузии в ООН.



Гия Нодия: Я не думаю, что эти вещи нужно как-то связывать. Аласания собирался, видимо, давно уйти в отставку. Слухи о том, что он переходит в оппозицию, уже были. Такой прямой связи между его уходом в оппозицию и перетряской кабинета я не вижу.



Андрей Шарый: Из Министерства иностранных дел, похоже, все время рекрутируются новые кадры для грузинской оппозиции. Саломе Зурабишвили, бывший министр иностранных дел в оппозиции, сейчас, может быть, Аласания уходит в оппозицию, бывший посол в Москве один из самых ярких сейчас оппозиционеров. С чем это связано, как вы считаете?



Гия Нодия: Знаете, оппозиция вообще во многом рекрутируется из бывших представителей власти, бывший премьер-министр Ногаидели ушел в оппозицию, бывший спикер парламента Бурджанадзе. То, что из внешнеполитического ведомства больше людей ушли в оппозицию, это, скорее, совпадение.



Андрей Шарый: В принципе фактом является то, что сейчас в Грузии конфигурация власти очень нестабильна. Это нормально для грузинской политической культуры или вы здесь видите проблему?



Гия Нодия: Нет, проблема нестабильности во власти, конечно, есть. Но, с другой стороны, на фоне итогов войны и кризиса эта нестабильность имеет дополнительные объяснения. Но после того как был фактически кризис в конце прошлого года, но оппозиция оказалась очень неуспешной, скажем так, во многом дискредитировала себя, создался как бы новый политический рынок для оппозиции. То есть, есть как бы потребность в новых лидерах и, видимо, это тоже почувствовали такие люди, как Бурджанадзе, Аласания, решили заполнить эту нишу.



Андрей Шарый: Нет ли кадрового голода в Грузии в том, что касается высоко квалифицированных управленцев? Не свидетельство ли это того, что просто не хватает квалифицированных кадров или, по крайней мере, что кадровый кризис в окружении Саакашвили.



Гия Нодия: Я думаю, кадровый кризис вообще в Грузии есть, не то, что кризис, а в целом нехватка кадров во всех сферах, будь то бизнесмены жалуются и я, скажем, как профессор, могу жаловаться на нехватку кадров, есть утечка умов. Это достаточно типично для многих стран на уровне развития Грузии, и каждый человек, который может чего-то достичь, как управленец, как ученый, всех мало, в общем. Конечно, это касается и правительства в том числе.


XS
SM
MD
LG