Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Торшин выступил с идеей создания новой комиссии по Северному Кавказу


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Олег Кусов.



Андрей Шароградский: Первый вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин выступил сегодня с идей создания новой «объединенной комиссии по проблемам республик Северного Кавказа». По его мнению, ситуация на Северном Кавказе в последнее время ухудшилась, поскольку силовые структуры и спецслужбы главным образом сосредоточились на борьбе с терроризмом и ликвидации последствий грузино-осетинского конфликта. С Александром Торшиным не согласны многие эксперты, видящие причину ухудшения ситуации в регионе в ошибочных действиях федерального центра.



Олег Кусов: Первый вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин согласен с тем, что ухудшение ситуации на Северном Кавказе носит тотальный характер.



Александр Торшин: Наложение большого количества отрицательных факторов требует от власти - и власть это понимает - некоей мобилизации. Ни одна сфера человеческой деятельности не улучшается, ухудшение идет тотальное просто. И как только идет ухудшение, сразу же подымают головы нечистые на руку люди. Я обратил внимание, как член национального антитеррористического комитета, что террористическая активность сразу увеличивается. Какое-то второе дыхание получили наркодельцы, опять наркомания пошла у нас, к сожалению, вверх. Еще масса всяких болячек хронических сразу обостряется. Здесь нужно как-то так сгруппироваться, посмотреть, что можно сделать для того, чтобы ущерб от их деятельности был минимизирован.


Причины самые разные. Каждый раз нужно внимательно смотреть, что происходит. Смотрите, тот же самый югоосетино-грузинский конфликт. Уж само по себе плохо, что до оружия дошло, но посмотрите, как вольготнее стали себя чувствовать наркодельцы и террористы. Давление на них ослабло. Структуры силовые переключились на вот эту конфликтную ситуацию, на разрешение этого конфликта. Этим сразу дышать легче стало. Как только стало легче дышать, они активизировались. За что ни возьмись, мы получаем тревожные сигналы.



Олег Кусов: Александр Торшин раскритиковал работу временной комиссии по анализу ситуации на Северном Кавказе, которую сам и возглавляет.



Александр Торшин: У нас работа во временной комиссии по анализу ситуации на Северном Кавказе, сейчас с полным пониманием дела хочу сказать, что в последнее время она работала, последний месяц, наверное, работала очень плохо. Почему я говорю? Потому что я ее сам возглавляю. Хотя у этой комиссии были и свои плюсы. Дело в том, что эта комиссия, по ее инициативе была создана комиссия по расследованию обстоятельств захвата бесланской школы, по инициативе этой комиссии была создана группа по анализу ситуации, сложившейся в результате гуманитарной катастрофы, обращаю внимание, как было сформулировано, в Южной Осетии. Но, надо сказать, что это, опять-таки, московская комиссия, которая, как дерево без корней не бывает, без корневой системы. А почему работала плохо? Потому что в последнее время еще и избыток осторожности. Мы боялись, честно скажу, опасались ставить некоторые вопросы на решение комиссии, потому что они очень сильно резонировали на Кавказе.



Олег Кусов: Александр Торшин предложил образовать новую комиссию, объединенную.



Александр Торшин: Есть такая задумка, в принципе, она еще пока не облекла организационные формы, все-таки нужно создавать новую комиссию, объединенную и делать ее не по Южному федеральному округу, а исключительно выделить семь субъектов Федерации, которые являются республиками Северного Кавказа. Более того, Цхинвал, сейчас часто достаточно я бываю в этом регионе, вижу, что отдельно решать вопросы в рамках, скажем, Российской Федерации в семи регионах или в рамках только Северного Кавказа, или в рамках только Южного Кавказа, нельзя, тут надо все в комплексе. Поэтому, наверное, есть смысл все-таки собрать комиссию из представителей семи северокавказских республик. Схема такая, как я ее предложу совету законодателей, должны вроде поддержать, чтобы туда вошли семь руководителей заксобраний северокавказских республик плюс семь сенаторов, плюс от каждой фракции в Государственной думе по одному человеку должен пригласить туда, которые из тех регионов, а так же приглашать туда представителей силовых ведомств и экономических ведомств. Большая такая комиссия. Более того, я бы сказал, что эта комиссия будет создана. Мы пригласим для работы в этой комиссии с совещательными голосами и представителей Южной Осетии, и Абхазии, и Грузии, Армении, Азербайджана, может быть, Турции. Нельзя рвать эти связи. На Кавказе все друг друга знают, там административные границы, конечно, значат очень много, но гораздо более важнее связи людские, общее кавказское пространство и общий кавказский дом. Там не бывает так, чтобы семь квартир жило по одним правилам и устремлениям, а остальные по другим, это ведет к деградации.



Олег Кусов: Объяснять ухудшение ситуации на Северном Кавказе последствиями вооруженного конфликта на территории Южной Осетии и вокруг нее неверно, полагает российский политолог Тимур Музаев.



Тимур Музаев: Проблемой, конфликтом с Грузией некоторые российские политики сейчас пытаются оправдать тот всплеск насилия, который действительно происходит на Северном Кавказе. Если прежде самая беспокойная Чечня продолжает оставаться достаточно стабильной, то, скажем, соседний Дагестан с одной стороны, а с другой стороны Ингушетия, Северная Осетия, все чаще поступают сообщения о террористических актах, о взрывах, об убийствах чиновников и тому подобных происшествиях. Мне кажется, эти происшествия, этот всплеск нестабильности никак не связан с ситуацией в Грузии. Более того, мне кажется, что именно грузинская ситуация помогла России усилить свое военное присутствие на Северном Кавказе. Однако та ситуация, которая сложилась на Северном Кавказе, одними военными, силовыми методами не решается. Сейчас Кавказ нуждается в перспективах экономического роста, в перспективах общественного развития. Эти перспективы в той системе общественных, экономических, социальных отношений, которые сложились и которые закостенели при содействии Кремля и которые поддерживают нынешние северокавказские лидеры, они не представляют возможность для народов для какого-то развития. Люди не видят перспектив, поэтому, мне кажется, что на этом фоне происходит обострение напряженности в стране, что ведет к всплескам насилия, к всплескам недовольства, а это подпитывает ряды террористов.



Олег Кусов: Федеральные комиссии по Северному Кавказу, как правило, состоят из чиновников, которые и допустили в регионе многочисленные просчеты и преступления, убежден северокавказский общественный деятель Руслан Кутаев.



Руслан Кутаев: Необходимо создать серьезную комиссию, где будут вовлечены специалисты, которые работают по вопросам проблем и кризисных ситуаций на Северном Кавказе. Прежде всего, это должны быть люди, которые не относятся к каким-то специальным службам, министерству обороны и так далее. Министерство обороны, всевозможные российские спецслужбы напортачат что-то, они понасовершают там преступлений, потом создают комиссию. Абсолютно непонятно это. Люди, состоящие в одной партии, люди, парящиеся в одной бане, эти люди друг против друга вроде бы проводят комиссии. Абсолютно нереально и необъективно.


То, что Торшин говорит, это популизм. А господину президенту Российской Федерации, если он хочет на самом деле решать проблемы Северного Кавказа, вообще Кавказа, ему нужно подойти к этому вопросу очень серьезно, и войти в состав комиссии людям, совершенно независимым, независимым от Медведева, от Путина, от ФСБ и МВД.


XS
SM
MD
LG