Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мститель - вот кумир российского телезрителя. О сериале "Монтекристо" - Александр Акопов, Арина Бородина и Юрий Богомолов


Елена Рыковцева: Очень изменилось отношение в стране к жанру, который обозначают как сериал или «мыльная опера», причем не столько у граждан – там то как смотрели, так и смотрят – а вот именно у государства. Извините за такой пример, может быть, не очень деликатно говорить об этом сегодня, но факт есть факт. Прежде в дни траура по крупным государственным деятелям с эфира в первую очередь снимались сериалы вроде «Марианны» или «Санта-Барбары». И мы еще никак не могли понять, почему развлекательным считается продукт, в котором герои непременно плачут, страдают, теряют близких, в общем, живут самой обычной, достаточно печальной жизнью. Однако в минувшую пятницу, когда скончался Патриарх, и телевидение было вынуждено изменить сетку вещания, то все случилось с точностью до наоборот. Очередные серии «мыльных опер», которые не должны были показывать в пятницу, на этот раз заняли место плановых программ. Вместо «Золотого граммофона» по Первому каналу прошла новая серия «Монтекристо», по Второму каналу вместо «Аншлага» очередная серия «Братьев детективов». По-моему, это означает некое повышение статуса сериального продукта.


Почему изменилось это отношение, и каков он - главный герой нового российского сериала? Об этом мы говорим сегодня. У нас в гостях генеральный директор компании «АМЕДИА» Александр Акопов, с нами телевизионный критик «Российской газеты» Юрий Богомолов. С нами на связи какое-то время телевизионный обозреватель газеты «Коммерсант» Арина Бородина. Арина, это не секрет, вы можете сказать слушателям: почему вы с нами так недолго?



Арина Бородина: Да, конечно, просто сегодня в редакцию в половине второго приезжает министр связи и телекоммуникаций Игорь Щеголев. И меня наряду с рядом других коллег обязали, нам надо быть на этой встрече.



Елена Рыковцева: Ждете ли вы каких-то важных заявлений от министра?



Арина Бородина: Думаю, что вряд ли. Это обычный формат внутриредакционных встреч. Игорь к нам собирался еще в октябре, но дела не позволяли. А сейчас приняты, видимо, какие-то решения по переходу на цифровое вещание, возможно, он с нами поделится этой информацией.



Елена Рыковцева: Хорошо, а мы будем надеяться, что вы потом с нами все-таки поделитесь. И мы задаем вам вопрос, уважаемые слушатели. Скажите, какой сериал вы смотрите, нравится ли он вам, и что хорошего вы находите в его главном герое? Я допускаю, что не каждый наш слушатель смотрит тот сериал, с которого мы начнем обсуждение. Поэтому предлагаю высказаться по принципу каждый о своем. Вот кто что смотрит, тот нам и рассказывает.


Я напомню нашим слушателям, что в последний раз по поводу сериалов мы с вами встречались на предмет «Не родись красивой». Это было давно, два или три года назад. Мы истерически смотрели каждую серию, очень много нас было, фанатов этого сериала. И очень изменился за эти годы главный, центральный персонаж популярного сериала. У вас, Александр, насколько я помню, после этого был еще «Татьянин день», который был аналогичен по эффекту. И теперь «Монтекристо». Мы «Татьянин день» пропускаем, потому что я совсем его не смотрела. А вот если сравнить главную героиню «Не родись красивой» и главного героя «Монтекристо», то это совершенно какие-то две разные плоскости. Если про первую героиню мы все понимали, что она положительная почему? Потому что некрасивая, но старается, потому что делает карьеру вопреки обстоятельствам, и добьется всего благодаря своим собственным усилиям. То, чем занят сегодняшний положительный герой вот этого «Монтекристо», описать совершенно невозможно. То есть мы, конечно, знаем, что он только и делает, что 100 серий подряд мстит. И мы знаем, что он положительный. Но больше ничего полезного обществу он, в общем-то, не приносит. Арина, вы сами лично это смотрите, то, о чем я сейчас говорю, «Монтекристо»?



Арина Бородина: Я немножко, может быть, выйду за рамки своей профессиональной деятельности. Но так получилось, что действительно мы с вами обсуждаем уже второй проект «АМЕДИА», «Не родись красивой», который вы только что вспомнили, и «Монтекристо». И вот надо же, что так получилось, что я точно так же, как и вы, перескочила «Татьянин день». Я, конечно, за ним следила с точки зрения рейтингов, как его смотрит страна. Это был национальный хит. А вот как зритель я полностью подсела на «Монтекристо». И в силу личных потребностей теперь уже не пропускаю ни одной серии, с замиранием жду конца декабря, когда наступит развязка. Я, пользуясь вашим эфиром, хочу поблагодарить Александра Акопова и всех его коллег за то, что они доставили массу положительных эмоций. Я уже несколько месяцев провожу в компании с героями этого сериала.



Елена Рыковцева: Причем в очень узкой компании, что самое интересное.



Арина Бородина: Я позволю себе занять буквально несколько минут, потому что получилась очень забавная ситуация, которая связана с моей работой непосредственной. Я всегда по долгу службы смотрю первые серии значимых сериалов на главных каналах, чтобы понимать, как они пойдут дальше, будут они пользоваться рейтингом высоким или нет. И вот так же было с «Монтекристо», и меня это зацепило так, как это бывает обычно с хорошими сериалами, с интересными. А потом прошло несколько дней, и так получилось, что в силу личных обстоятельств я три недели провела дома. И памятуя, что Первый канал и «АМЕДИА» подписали контракт всего на 60 серий на тот момент, я подумала, вот уже половина сериала прошла, посмотрю-ка оставшиеся 30. И три недели я провела дома вместе с этим сериалом. Естественно, как любой нормальный человек я втянулась в это во все. А потом оказалось, что сериал продлили и подписали контракт еще на большее количество серий. И я в ужасе поняла, что мне ничего не остается делать, как теперь смотреть этот сериал до конца.



Елена Рыковцева: Теперь уже на работе.



Арина Бородина: Да, уже не по работе.



Елена Рыковцева: Вы же не дома его теперь смотрите.



Арина Бородина: В том то и дело, я благодарна «АМЕДИА», что они иногда присылают мне диски или я просто-напросто сама записываю, потому что смотрю это ночью, поскольку у меня нет физически возможности смотреть это со всей страной в 8 вечера. Надо мной многие иронизируют и смеются, но вот таким образом я стала зрителем сериала «Монтекристо», еще раз спасибо.



Елена Рыковцева: Ну, вы не одна, как я понимаю. Судя по вашим колонкам у него хорошая судьба.



Арина Бородина: Я, конечно, не одна, но в отличие от упомянутых нами «Не родись красивой» и особенно «Татьяниного дня», здесь немножко другая динамика рейтинговая. Но и состояние рынка, и количество зрителей у телеэкранов сейчас несколько иное – их меньше. И здесь есть некоторые колебания. Я очень внимательно смотрю, с пристрастием, не скрою, за рейтингами «Монтекристо». Если по Москве их смотрят чуть-чуть более прохладно, об этом говорят и рейтинги TNS -Россия и измерения Первого канала, то по всей стране остальной, общероссийские рейтинги «Монтекристо» гораздо выше. Я вот сейчас как раз сижу у компьютера, смотрю на последние рейтинги, он в числе самых популярных сериалов среди всех каналов. И его средняя доля – 24-25% с рейтингом – около 10. Ну, самый хит сейчас это сериал «Наследство» на Первом канале, то есть по стране они идут примерно вровень. Поэтому здесь такой разброс. А вот по Москве немножко ниже показатели, доля в районе 18, я думаю, что это, наверное, огорчает создателей «Монтекристо», но вот таковы цифры.



Елена Рыковцева: Ну, сейчас скажут создатели об этом. Итак, Арина нам только что сообщила, что, в отличие от «Не родись красивой» незабвенной, которая шла достаточно ровно, хорошо и высоко и по России, и по Москве, «Монтекристо» в Москве как-то холоднее принимают, чем в России. Почему?



Александр Акопов: Честно говоря, для меня это загадка. Потому что то, как делался «Монтекристо» и как он задумывался, в общем, этот проект относится к категории так называемых качественных продуктов. Мы собирались это сделать на ступеньку сложнее, чем мы делали это обычно. Но вот эти сложности, как правило, столичная публика различает быстрее. Тем не менее, этого не произошло.



Елена Рыковцева: Ценит.



Александр Акопов: Ценит, да. Ведь главная опасность этого проекта, помимо общеизвестного сюжета, это же первый из таких длинных телевизионных романов, где главный герой – мужчина. И, собственно, именно в этом была опасность.



Елена Рыковцева: Кстати, я не подумала.



Арина Бородина (смеется): Я, кстати, тоже об этом не подумала.



Александр Акопов: Это была самая главная опасность этого проекта, что прекрасно осознавал и канал, и мы это понимали.



Елена Рыковцева: А канал женский при этом - Первый.



Александр Акопов: Ну, все каналы женские. Мужских каналов у нас в общем нет и не думаю, что они принципиально возможны.



Елена Рыковцева: Ну, как же? НТВ мужской.



Александр Акопов: Ну, чуть-чуть более мужской, чем другие. Но в любом случае там женщин больше, чем мужчин. Это так кажется, что мужские каналы. Таких нет в природе.



Елена Рыковцева: То есть формат просто сам по себе женский. Поэтому главный герой – мужчина – довольно непривычно.



Александр Акопов: Видите, получается, что по многим показателям этот проект для нас был рискованным. Но, честно говоря, мы как раз ожидали обратной картины. Мы ожидали, что он в столицах пойдет лучше, чем по стране. У меня нет прямой разгадки этого явления. Не знаю. Мне, как всегда, когда мы запускаем какой-то новый проект, кажется, что кто-то там наверху решает, что и как в итоге посмотрят. Вот это что-то оттуда, я не знаю.



Елена Рыковцева: Я сейчас спрошу у Юрия Александровича, что он думает по этому поводу. Этот сериал «Монтекристо» (я быстро постараюсь рассказать все 100 серий, которые уже прошли, для тех, кто его не смотрит) о том, как жили и дружили два друга, два товарища, один друг предал другого, засадил его в тюрьму на 10 лет. Не сам, конечно, не по своему желанию, папа заставил. И потом вот этот самый друг, которого посадили в тюрьму, выходит из нее, из марокканской причем, очень экзотической, не просто тюрьма где попало, а в Марокко просидел, в яме, в зиндане, сказали бы здесь, на некоторых территориях Российской Федерации. Просидев там 10 лет, он приезжает, проникает в Москву и начинает всей этой семейке мстить. Я подчеркиваю, что очень узок круг вот этих героев. И все равно держится внимание телезрителей, несмотря на то, что персонажи каждый день одни и те же, и их там с десяток. Как это получается удержать внимание – для меня загадка.



Юрий Богомолов: Поэтому и держится, что их немного.



Елена Рыковцева: Да, правда?



Юрий Богомолов: Если бы их было много, я думаю, публика терялась бы.



Елена Рыковцева: Нет, но их очень немного. Если сосчитать «Дурнушку» и сосчитать этих, то, конечно, раза в три меньше. Юрий Александрович, ваша версия, почему Москва холоднее принимает сериал, чем Россия?



Юрий Богомолов: Я думаю, что сила этого сериала и значимость этого сериала, что он зацепил очень больную струну в нашем современном обществе, а именно социального, эмоционального какого-то неравенства. И тогда возникает… Что «Монте-Кристо» вообще дает читателю молодому, который только-только увлекается…



Елена Рыковцева: Настоящий «Монте-Кристо» вы имеете в виду.



Юрий Богомолов: Да, настоящий «Монте-Кристо». Он дает радость реванша эмоционального, физического и так далее. Кстати, с этим связан и успех «Не родись красивой». Там ведь тоже был этот мотив социального неравенства или общественного неравенства, корпоративного неравенства и так далее. И это все выплеснулось в этой дурнушке, которая, в конце концов, взяла над всеми верх. А здесь идет такое смакование. И вот чем держится этот сериал? Именно процессом. Поэтому здесь можно делать таким длинным этот сериал, каким это ощущение будет сохраняться в нашей среде.



Елена Рыковцева: Ну, так почему этот процесс менее интересен москвичам?



Юрий Богомолов: А тут очень тогда простой ответ. В Москве почвы для такого реванша меньше. А в провинции, в России его больше, там более угнетенным себя чувствует отдельно взятый человек. Там более незащищенным он является. И ощущение несправедливости. И от этого там, естественно, больше какой-то градус интереса ко всему этому. Я думаю, что вообще для сериалов общая черта, это если создатели наткнутся на такой нервный узел, нервную точку какого-то общественного явления, тогда они могут бесконечно, практически долго тянуть этот сериал. А уж придумывать сюжетные повороты, коллизии – это дело техники тех мастеров, которые этим занимаются.



Елена Рыковцева: Как я понимаю, найти этот узел – вопрос случая, то есть найти его запланировано, закономерно невозможно, это просто методом тыка происходит.



Александр Акопов: В большинстве случаев.



Юрий Богомолов: Это еще интуитивно. Иногда кажется, что массовый продукт – это проблема рецептуры. А на самом деле, это проблема вдохновения.



Елена Рыковцева: Арина, пользуясь тем, что вы еще здесь, я хочу, чтобы мы об этом положительном герое немного больше поговорили. В школьных сочинениях, когда задают писать о таком герое, предполагают, что школьник должен отразить его пользу для общества. Чем он хорош, чему он может научить поколение? Вот этот сегодняшний герой одного из самых популярных российских сериалов - толк от него какой-то есть для воспитания молодежи, которая смотрит, и, кстати, в очень маленьком возрасте смотрит? Я – свидетель, у меня знакомые всей семьей смотрят, от мала до велика. Чему он может научить, этот главный герой, который только и делает, что мстит?



Арина Бородина: У меня совсем другой взгляд на этот сериал. И я позволю небольшую такую полемику с Юрием Александровичем. Мне кажется, что в этом сериале «Монтекристо» практически нет социальности. Это такая любовная мелодрама, приключенческая.



Юрий Богомолов: Я говорю об эмоциональном.



Арина Бородина: Я понимаю. Но вот если в «Не родись красивой» действительно была некая социальность, и она действительно была очень важна, вот этот бизнес-класс, средний класс – там была эта тема. Здесь нет.



Елена Рыковцева: Но теперь я уже не соглашусь. Да там не просто социальность, там уголовщина просто в этом «Монтекристо».



Арина Бородина: Я говорю о своих ощущениях, что там есть приключения, детектив, убийство, но социальности все-таки меньше, чем в том же сериале «Не родись красивой» или в том же «Татьянином дне». Я не знаю насчет положительного героя, насколько он положительный, это достаточно сомнительно, особенно действительно для маленьких детей, когда черное – белое. Тут много достаточно сложных коллизий сериальных. Но вы знаете, я скажу совсем о другой стороне. Мне главной неудачей этого сериала как раз кажется именно сам герой главный и его возлюбленная. Потому что и с точки зрения кастинга и с точки зрения характеров, мне кажется это самым слабым местом. А самым сильным местом этого сериала, это часто так бывает, мне кажутся отрицательные герои – блистательный герой Вениамина Смехова, на котором, я просто считаю, держится весь сериал, и его сыне Максиме, которого играет, как мы теперь знаем еще и по «Ледниковому периоду», актер Дмитрий Миллер. Я бы никогда, наверное, не запомнила эту фамилию, если бы еще не была фанатом «Ледникового периода».



Елена Рыковцева: Спасибо, что не «Газпрома».



Арина Бородина: Поэтому я запомнила фамилию героя. И мне кажется, что здесь, конечно, очень сложная была задача сценаристов, с одной стороны, и характеров. Почему я, собственно, еще и осталась на следующих 60 сериях? Потому что я думаю: Боже мой, какие сложные психологические коллизии для ребенка, которому надо будет каким-то образом внушить, что папа, который мстит…



Елена Рыковцева: Только не для ребенка-телезрителя.



Арина Бородина: Нет, для ребенка-героя.



Елена Рыковцева: Просто не все смотрели.



Арина Бородина: Там же есть мальчик, который, собственно, родился, не зная своего настоящего отца. И ему надо за эти 60 серий внушить, что его отец, которого он считал раньше отцом, он плохой, он злой. А новый его отец, он благородный и прекрасный. И как это внушить людям, которые в том числе смотрят этот сериал? Это очень серьезная, сложная задача для сценаристов. И вот, на мой взгляд, сейчас, конечно, как-то эта линия сюжетная выруливается. И в этом, в общем-то, интрига. Для меня прежде всего этот сериал любопытен тем, что здесь есть очень точные находки психологические характеров, взаимоотношений женщин и мужчин, отцов и детей. Хотя и натяжки, конечно, есть. И еще, пользуясь тем, что я скоро, видимо, выйду из вашего эфира, я не могу не сказать, Саша, вашим коллегам, вашей компании, здесь, конечно, надо было тщательнее иногда работать художникам-постановщикам и художникам по костюмам. Потому что когда герои в течение нескольких серий и даже лет ходят в одной и той же одежде, это, конечно, заметно. И совсем недавно была очень смешная сцена…



Елена Рыковцева: Причем это жены богатых людей, что самое интересное.



Арина Бородина: Да, состоятельных. Кстати, одеты они в основном очень прилично и со вкусом. Но иногда они ходят просто в одной и той же одежде. И когда я вижу, что главный герой собирается на встречу со своей возлюбленной, заключенной в темнице, в психушке, где-то он ее там держит фактически, в светлом костюме, это очень долго и пафосно показывают, как он надевает светлый костюм и галстук, а к ней в этот подвал приходит уже в полосатом темном костюме, совершенно в другом галстуке, ну, у меня как у внимательного зрителя вызывает это вопрос. Но это вопрос уже к производителям, это нюансы. В целом здесь, конечно, психологический рисунок очень сильный, и серии, конечно, держат в напряжении. И мне кажется, что для детей это даже сложнее по восприятию сериал, там где смотрят его семьями.



Елена Рыковцева: Смотрят, смотрят.



Арина Бородина: Мне кажется, это сложно. Может быть, и в этом есть разница по восприятию в Москве и в России. Трудно сказать, в чем тут история. Но положительный герой здесь совершенно неоднозначен.



Елена Рыковцева: Что вы скажете, Александр, об этом герое? Можем мы его считать положительным героем или это просто главный герой этого сериала? Позитив он несет какой-то?



Александр Акопов: Когда мы говорили о мотиве мести, само по себе это явление, так скажем, это ощущение внутреннее человека, оно, конечно, носит такой нехороший оттенок и возникает классический вопрос: имеет ли он право моральное, несмотря на все, что с ним случилось? Но важнее здесь другой мотив. Здесь важно то, что один человек сам по себе вступает в противоборство с силами, которые на момент его возвращения в город гораздо сильнее его, и он практически один.



Елена Рыковцева: Причем они опасны для всего общества, не только для него лично.



Александр Акопов: Так что вот это мотив важнее. Мотив – имею право или не имею право – это мы обсуждаем на протяжении всей истории. А вот мотив – найти в себе силы для того, чтобы противостоять чему-то – он, на мой взгляд, здесь главнее по самой истории. А дальше уже моральный суд над этим человеком. Он так или иначе происходит по самой истории, он сам себя судит, и окружающие, и так далее. Но гораздо важнее вот это. Мне кажется, в нашем обществе по-прежнему люди не очень рассчитывают на свои собственные силы, в особенности в борьбе с какой-то серьезной несправедливостью. Здесь, правда, нашему герою помогает клад.



Елена Рыковцева: Клад, который сделал его богатым, на деньги можно купить многое, в том числе возможность бороться.



Александр Акопов: Но даже при всем этом есть непосредственная угроза ему, жизни и так далее. И вот он все-таки во имя справедливости один пытается что-то сделать. Вот это важнее, чем сам мотив мести как таковой.



Елена Рыковцева: Александр, если всерьез думать над сериалом «Монтекристо», то, в общем, этот сериал о полной импотенции государства. Потому что если бы этот главный герой не вернулся через десять лет из своей тюрьмы и не начал этим людям вот так вот мстить, то эта банда, а это настоящая банда, которая безнаказанно воровала детей, убивала людей, то есть хочет – убьет. Вот не нравится психоаналитик или судья – пошли, убили, застрелили. Хочет получить место на выборах – получает. И так далее. Если бы не этот главный герой, эта банда, наверное, уже покрыла бы своей сетью всю страну, и я уж не знаю, что было бы дальше. Но государство вмешалось, только когда герой пришел из тюрьмы, разоблачил их, и то, потому что прокурор – его друг личный. Если бы он не был его личным другом со студенческих лет, то и этого бы мы не получили в сериале. Никакой справедливости.



Александр Акопов: Мы сейчас находимся в святилище либеральных ценностей - Радио Свобода, что ж плохого в слабом государстве и сильном человеке, который в состоянии отстоять свое правое дело?



Елена Рыковцева: Что плохого в слабом государстве, которое не способно защитить человека?



Александр Акопов: Конечно!



Елена Рыковцева: Это хорошо, это хорошее государство?



Александр Акопов: Мы сейчас говорим – архетип, мифология и так далее. На этом построено все американское кино. Человек один приходит и воюет против всех, кто делает что-то не так.



Юрий Богомолов: И вся беллетристика на этом построена.



Александр Акопов: Да. И расчет на государство, которое защитит меня в моей конкретной ситуации, на 150 миллионов человек нужно еще примерно 300 миллионов человек государства, чтобы каждого из нас 150 миллионов можно было бы защитить. Поэтому вся идея этой истории и многих других, слава Богу, заключается в том, что человек все-таки должен быть в состоянии постоять за себя, тем более, если он молод, здоров, голова на плечах и так далее. А государство все-таки должно защищать тех, кто не может сам себя защитить. Это другая история.



Елена Рыковцева: Юрий Александрович, мы вас не спросили, вы сериал то смотрите какой-то?



Юрий Богомолов: Я как раз вот, да простит мне Саша, этот сериал смотрю так…



Елена Рыковцева: Я знаю. Я поэтому и спрашиваю, какой вы сморите не так, а увлеченно?



Юрий Богомолов: А вот сейчас я с интересом включился в сериал «Глухарь», который идет на НТВ. Я объясню почему. Там все эти проблемы, о которых мы говорили здесь, они в еще более концентрированной форме выражаются. Там главный герой – капитан милиции, его замечательно совершенно играет артист Максим Аверин. Он по-человечески очень положительный, а по должностному своему поведению он очень сомнительный.



Елена Рыковцева: А почему? Потому что он вынужден? По-другому нельзя на этой его работе?



Юрий Богомолов: Ну, может быть, и можно, но он все время как бы… Вот я думаю, что если бы нужен был образец преподавания правовой культуры в наших охранительных органах, то он был бы самым отрицательным примером. Потому что он все время сталкивается с правонарушениями, но клин правонарушений он выбивает клином правонарушений.



Елена Рыковцева: То есть это вечный спор Жеглова и Шарапова.



Юрий Богомолов: Но в этом сериале, насколько я замечаю, отдаленное эхо. Потому что там есть один стажер, который, как Шарапов, смотрит большими глазами на то, как капитан милиции, взяв подозреваемого, начинает кулаками из него выбивать какие-то нужные показания и признания. Но вместе с тем он очень справедлив, он вне закона.



Елена Рыковцева: Он не бьет того, кто не виноват. Он бьет виноватых. Вот в этом, видимо, справедливость.



Юрий Богомолов: Секундочку. Он иногда бьет того, кого он считает виноватым, но не является тот еще виноватым.



Елена Рыковцева: Но в конечном счете он все равно оказывается, наверняка, виноватым.



Юрий Богомолов: Ситуация в мировом кино и вообще в мировой культуре в том, что человек вот такой, который смешивает в себе все это, он должен пройти через какую-то внутреннюю драму. Потому что это ведь невозможно себя разделить. Он очень любит маму, он очень с ней нежен, почти так же, как герой «Груз-200» со своей мамой.



Елена Рыковцева: Прости господи.



Юрий Богомолов: Здесь другая ситуация, но во всяком случае, он действительно… Он – отличный товарищ, друг. Все в нем есть. Совершенно человек невероятного обаяния мужского и просто человеческого, улыбка совершенно очаровательная и так далее. Все в нем есть. Но ему все время приходится попадать в какие-то нелепые в связи с этим ситуации. Они заподозрили одного парня в том, что он является педофилом, настигли его у дверей его квартиры, избили его, вошли в эту квартиру, еще раз избили, приковали наручниками и стали из него вышибать. Это оказался журналист, который занимается расследованием этой самой ситуации. Что делать им? Они говорят: «Мы на пять лет уже намотали себе. Где водка? Есть водка?» Они все втроем надрались, объяснились в любви друг другу и подружились.



Елена Рыковцева: Чудесная история! Очень по-русски, очень.



Юрий Богомолов: И вот положительный это герой или нет?



Елена Рыковцева: Да, для телезрителя – да.



Александр Акопов: Конечно, положительный.



Елена Рыковцева: Конечно.



Александр Акопов: Потому что он за справедливость. А справедливость все-таки выше закона.



Елена Рыковцева: Хотя бывают издержки какие-то. Татьяна из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Это моя любимая передача. Но хочу вас огорчить, что я не смотрю никакие русские сериалы. Я смотрю хорошие американские фильмы после 12 часов ночи и канал «Культура». Дело в том, что меня раздражает, как играют наши актеры. И вот сегодняшние наши артисты и американские артисты сегодняшние – сравнить их нельзя. Профессионалов – раз-два и обчелся у нас.



Юрий Богомолов: Но есть сериальные артисты и есть не сериальные артисты и в Америке, и у нас.



Слушатель: Я имею в виду даже американские сериалы. Интересно, как на мое мнение ответит ваш гость.



Елена Рыковцева: Спасибо, очень интересно, потому что мне тоже интересно, что вы скажете? Только что сказала нам Арина, что эти главные герои – этакие бледные два пятна. Есть другой телевизионный критик Слава Тарощина, которую я тоже очень уважаю, как и Арину, которая не смотрит очень глубоко этот сериал «Монтекристо», но когда я ей звонила, она говорила, что все, что ей нравится в этом сериале – это актер, исполняющий главную роль. Ей нравится этот герой. Были очень удачные попадания, мы до сих пор признательны «АМЕДИА» за то, что совершенно новых они вытащили людей, создали такие замечательные образы этой «Дурнушки». Никто не знал этих актеров. Но они блистательно справились со своей работой. Как вы оцениваете качество сегодняшнего актерского мастерства? Правда ли, что оно несопоставимо с качеством профессиональных актеров, играющих в сериалах на Западе? И как попасть с этим актером в точку?



Александр Акопов: Что касается сравнения наших с американскими и тем более, не дай Бог, сериалов с кино, в кино просто гораздо больше времени у режиссера для того, чтобы работать с актером. И сниматься в кино в тысячу раз проще, чем в сериале. Поэтому у Бреда Питта нет никаких проблем.



Елена Рыковцева: Давайте мы с тамошним сериальным продуктом сравним.



Александр Акопов: А что касается тамошнего сериального продукта, то средний уровень актерской подготовки в Соединенных Штатах сегодня гораздо выше, чем у нас. Это связано прежде всего с тем, что просто актеров в Соединенных Штатах Америки в штуках в десятки раз больше, чем в России. Мы сталкиваемся с огромным дефицитом людей, во-первых, во-вторых, подготовленных людей. Ситуация дефицита их ведет к депрофессионализации. Они очень плохо работают, это факт. Не будем говорить о деталях. Кстати, вот в этом как раз проекте «Монтекристо» у нас есть серьезный вопрос к одному из исполнителей на эту тему.



Елена Рыковцева: А потом скажете к кому?



Александр Акопов: Нет, не скажу. Не меньшая проблема с режиссерами и так далее. Кадровое состояние индустрии крайне плачевное, крайне тяжелое, и эта ситуация будет продолжаться еще десяток лет, я так думаю.



Елена Рыковцева: И кризис усугубил эту ситуацию?



Александр Акопов: С кризисом немного полегчает. Потому что если снимать будут меньше, то, наверное, все-таки какая-то конкуренция временно будет.



Елена Рыковцева: А снимать будут меньше, поэтому отбор будет жестче.



Юрий Богомолов: Кризис санирует как бы эту профессию



Александр Акопов: Но положение трагическое. И в общем, я не вижу пока способов выхода из этого положения. То есть нам нужно просто в десятки раз больше подготовленных людей. А их не то, что нет подготовленных, их просто нет. И любой человек, который открывает рот минут пять подряд более-менее связно, называет себя актером и дальше он уже в кино, телевизоре, звезда и так далее. Это страшная ситуация. Мы будем с ней бороться. Наша компания этим занимается уже лет пять, производя как раз на гора новых звезд, и все каждый раз удивляются: где вы их взяли? Да сотни, тысячи талантливейших людей в стране, их надо просто немножко чему-то научить и дать им возможность расти.



Елена Рыковцева: Главное, чтобы было кому учить. Это же тоже очень важно.



Александр Акопов: Это проблема.



Елена Рыковцева: Татьяна Ивановна из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Вот название «Монтекристо». Я только из-за этого не стала смотреть. Почему? Потому что у меня сразу ассоциация «Граф Монте-Кристо». А сейчас у меня на кухне приемник, я вас слушаю, какой же сюжет? Десять лет сидел, потом вышел и стал мстить. Интересно! Не надо было называть «Монтекристо».



Елена Рыковцева: Вот согласна с вами на сто процентов, потому что на самом деле к Дюма это не имеет никакого отношения. Только то, что посидел в тюрьме, а потом мстит. А вообще-то, абсолютно современная история.



Юрий Богомолов: Но это бренд - «Монтекристо».



Елена Рыковцева: Александр, неожиданное мнение, что человека это не привлекло, а оттолкнуло.



Александр Акопов: Была такая опасность тоже. Но мы решили остановиться все-таки на этом названии, поскольку бренд, вы правы, это правильное обозначение человека, который возвращается и мстит. Это название уже в мировой литературе, такой архетип на самом деле.



Елена Рыковцева: «Новый Монтекристо», «Русский Монтекристо»…


«Почему в пятницу, - пишут Майоровы, - Первому каналу, которому вечное спасибо, понадобилось заменить «Закрытый показ» на "Статского советника"
и какой-то триллер?» Значит, пятница – это день, когда умер Патриарх. После программы «Время» поставили фильм о нем, потом сняли «Закрытый показ» и поставили «Статского советника». Я задала этот вопрос в перерыве Арине, она сказала, что потому что «Закрытый показ» уже не вмещался, и «Статский советник» больше подходил по хронометражу. А Юрий Александрович считает, что, может быть, потому «Закрытый показ» был снят, что он немного базарный.



Юрий Богомолов: Здесь как бы в этом формате люди очень много спорят, иногда обижают друг друга, иногда оскорбляют.



Елена Рыковцева: Не к месту.



Юрий Богомолов: И поэтому решили, что в такой день, когда умер такой человек, это не совсем совпадает.



Елена Рыковцева: «Уже целый год я смотрю сериал по ТНТ "Счастливы вместе". Сериал смешной, можно расслабиться и посмеяться и на час забыть все эти кризисы, которые происходят в России», Андрей пишет. Мы рады за Андрея. По-моему, это хороший сериал. Хотя я не смотрю. Симпатичный. Это чей?



Юрий Богомолов: Это ТНТ.



Елена Рыковцева: Корнель Челищев пишет: «Смотреть сериалы - это насиловать свои мозги, но и обсуждать эти сериалы - все равно что наблюдать за процессом через замочную скважину».
«Смотреть на порочную жизнь в сериалах про буржуев противно до
глубины души. Тоскую по высокохудожественным советским сериалам», - пишет Постников.


Александр Акопов: Ну, есть такое дело. Это был еще один вопрос наш к «Монтекристо», поскольку вся эта история происходит внутри буржуев, среди которых есть хорошие буржуи и плохие буржуи. В «Не родись красивой» нам как-то удалось вывести некую такую прослойку...



Юрий Богомолов: Там офисные.



Александр Акопов: Да, офисные трудолюбивые буржуи.



Елена Рыковцева: Офисные, но довольно-таки состоятельные.



Александр Акопов: Против которых особых возражений не было. А эти уж буржуи – буржуи такие…



Елена Рыковцева: И причем, как вы точно сами заметили, главному герою сначала понадобилось получить наследство для того, чтобы сражаться с этими буржуями, потому что без денег против них никуда.



Александр Акопов: Это правда.



Юрий Богомолов: Но раз идет процесс обуржуазивания реальности или действительности, а он идет, можно сетовать на то, что медленно или на то, что слишком быстро, но он идет, и поэтому, естественно, возникает такая культура, возникает потребность и ответ на эти потребности в таких сериалах.



Елена Рыковцева: Я вообще удивляюсь. Вот слушатель наш тоскует по советским сериалам в то время, как в советские то времена, когда появились эти сериалы, мы как раз с удовольствием смотрели про буржуйскую жизнь. Все эти «Марианны», «Санта-Барбары» - это все сериалы из жизни состоятельных семей. И очень как раз это нравилось простому русскому человеку.



Александр Акопов: Но это были сказочные состоятельные семьи. Это то же самое, что царь из народной сказки.



Елена Рыковцева: Но это же нравилось людям.



Юрий Богомолов: Хочу напомнить, что еще в дореволюционные времена у крестьянской публики, которая умела читать, большим успехом пользовались романы из жизни графов и графьев, а не про крестьян.



Александр Акопов: Ну, это так же, как сегодня пользуются спросом журналы типа «Семь дней», «ОК».



Елена Рыковцева: Да, в которой жизнь этой тусовки - с домами, с мебелью - обозначена очень подробно.



Юрий Богомолов: И еще я бы хотел заметить, в связи с тем, что мы говорили о героях, вообще, надо принять во внимание, что герой это ведь не столько образец для подражания, сколько художественный прием, который держит.



Елена Рыковцева: Понятно. Я говорю о привычном восприятии.



Юрий Богомолов: Я то очень либерально отношусь к тому, что персонаж, скажем, «Глухаря» вот такой сложный, он не может, естественно, быть примером для молодых милиционеров.



Елена Рыковцева: Как сказать!



Александр Акопов: Но, скорее всего, является.



Юрий Богомолов: Но дать представление в очень острой и драматической форме о проблемах нравственных и внутренних он дает. И в этом его положительность. То есть герой может быть и не положительным. Но положительный эффект возможен.



Александр Акопов: Остап Бендер – совсем не хороший человек.



Елена Рыковцева: Но какой любимый.



Юрий Богомолов: Какой обаятельный.



Елена Рыковцева: Пожалуйста, Лариса Дмитриевна, говорите.



Слушатель: К сожалению, я не видела «Монтекристо», но я вспоминаю великолепный антивоенный сериал американский «Чертова служба в госпитале Мэш», вчера кусочек посмотрела американского сериала 1964 года «Моя жена меня приворожила». Как раз где объясняется, что одни дети черненькие, другие – беленькие. Вот как раз была потрясающая серия, как очень просто объясняется детям. И еще очаровательный комедийный был сериал испанский «Дежурная аптека».



Юрий Богомолов: А еще был замечательный сериал «Закон в Лос-Анджелесе», который когда-то демонстрировался по «Рен-ТВ».



Елена Рыковцева: А вот у нас мужчина в эфире из Москвы, Валерий, здравствуйте. А правда, что когда главный герой – мужчина в такой мелодраме, это может оттолкнуть женскую аудиторию?



Слушатель: Нет, это не имеет никакого значения. Это ошибочная точка зрения. Дело все в том, что я хотел бы поздравить господина Акопова, который, выполняя задания партии и правительства, довел таких интеллектуалов, как Рыковцева, Богомолов и Бородина…



Елена Рыковцева: Богомолова не довел.



Слушатель: …что они на полном серьезе обсуждают этот сериал.



Елена Рыковцева: Валерий, Богомолова не довел. Его довела другая производящая компания - «Глухарем».



Юрий Богомолов: Я готов нести ответственность и за это.



Елена Рыковцева: Хорошо, про нас мы поняли, что довели нас. Валерий, вы сами не смотрите?



Слушатель: Ни вам, ни Богомолову уже не оправдаться. Я выдерживаю в этих сериалах не более пяти минут. Нижайший эстетический уровень, отвратительная постановка, жуткий сценарий. Я предлагаю господину Акопову сделать вот что. Он, конечно, правильно понимает, что качество низкое, но ему не справиться. Там у вас ведь жуткая коррупционная система. Если вы от нее не избавитесь, то вам не избавиться от плохих актеров, плохих сценаристов, плохих режиссеров.



Елена Рыковцева: А как им избавиться от жуткой коррупционной системы?



Александр Акопов: А в чем коррупционность?



Елена Рыковцева: Да, в чем?



Слушатель: Только революционным путем. Это блатная, продажная система, и там будут играть вот эти вот девочки, вот эти вот мальчики.



Юрий Богомолов: Откуда вы знаете?



Слушатель: Да это просто видно.



Елена Рыковцева: А я так радовалась, что мужчина позвонил, который смотрит сериалы…«По-моему телесериалы как вороны, самые некрасивые из птиц», - это Илья. Добрый пишет: «Мой герой, как правило, побывал с заданиями во всех горячих точках планеты, он участник нескольких войн и обязательно - Чеченской, борется с несправедливостью и обязательно побеждает, такой, как Александр Дедюшко или Александр Песков». Дедюшко, то я знаю, что это актер, который погиб.



Юрий Богомолов: Да, этот сериал действительно.



Елена Рыковцева: «Албанец-2».



Юрий Богомолов: «Албанец-2», по-моему, уже прошел. Это тоже сериал с такой же подоплекой – человек находится в осаде, и государство тут ему мало чем помогает.



Елена Рыковцева: Вот какое интересное сообщение пришло. «Здравствуйте! Не смотрю и не собираюсь смотреть никаких сериалов, т.к. дорожу своим временем. А мои главные герои на ТВ - Савик Шустер, Леонид Парфенов и Андрей Аршавин», - Андрей, поселок Красная Горбатка. Вопрос: когда выключили телевизор в поселке Красная Горбатка? Потому что Савик Шустер – это очень-очень давний герой телевизионных экранов. Леонид Парфенов появляется там совсем редко. А Андрей Аршавин с первого января, когда уйдет из «Зенита», вообще исчезнет, видимо.



Юрий Богомолов: Может, Украину принимает?



Елена Рыковцева: «Простите, можно признаться, что действительно "подсели" на «Монтекристо». И риторический, по-видимому, вопрос: почему во всех сериалах (иногда пару минут смотрим) действие никогда не
происходит зимой, все герои независимо от статуса, с малолетства
ездят только на иномарках (общественный транспорт вообще отсутствует) (я помню, как ваша Виктория в «Дурнушке» прорывалась в троллейбус, не зная, как работают эти рога-контролер). И все живут или в особняках или в пентхаузах (многоквартирные дома не присутствуют)», - пишут Майоровы.



Александр Акопов: Ну, это не совсем так, на самом деле они присутствуют.



Юрий Богомолов: Это ведь приметы другого времени. Скажем, в первых сериях «Улицы разбитых фонарей» мы видели, как эти милиционеры ездили в разбитых УАЗиках и в каких-то существовали комнатах обшарпанных.



Елена Рыковцева: Это другой тип, это милицейский сериал. А мы говорим о мелодрамах.



Юрий Богомолов: Там тот же процесс. Даже возьмем «Тайны следствия» с Анной Ковальчук в главной роли. Обратите внимание, как ее благосостояние росло по мере того, как… не потому что она стала получать больше зарплату, работая следователем районной прокуратуры, а всего лишь потому… Нашли мотивировку – она вышла замуж за бизнесмена и работу не бросила.



Александр Акопов: Если мы сейчас выйдем на улицу, я думаю, первый автомобиль «Жигули» мы встретим через десять иномарок. Это Москва, конечно. Но факт, что мы пытаемся чуть-чуть дальше, чуть-чуть жизнь продвинуть вперед или опередить, или как-то так сделать вид, что она чуть-чуть лучше, чем есть на самом деле. Потому что нас интересуют действительно вот эти люди. Не те, которые новые русские, а вот их дети уже, которые уже сегодня довольно взрослые люди. Это вот такие следующие русские. Вот это в принципе началось в «Не родись красивой», и лично для меня там было самое интересное, это взаимоотношения родителей с Катей. Потому что для многих людей старшего возраста пришествие Кати в эту компанию, вход в мир стеклянных офисов и какая-то жизнь, которая там живет… Это все чем-то напоминает немножко и советское НИИ из рязановского фильма, которому мы совершенно откровенно пытались следовать, «Служебный роман», но с другой стороны, это те следующие русские. Они не участвовали в борьбе с коммунизмом уже. Их папы, мамы каким-то образом или богатые, или просто нормальные люди. И вот они следующие.



Юрий Богомолов: И тут еще одна важная деталь, что ведь современные зрители не очень, насколько я знаю, Саша опровергнет или подтвердит, не очень хотят смотреть сегодняшние зарубежные сериалы.



Александр Акопов: Да, абсолютно, потому что фактически они их не смотрят.



Елена Рыковцева: Ну, потому что их уже не показывают просто.



Юрий Богомолов: А не показывают их потому, что не…



Елена Рыковцева: Где бразильские сериалы? Где они? Почему нас лишили бразильского «мыла»?



Юрий Богомолов: Их не показывают, потому что их не хотят смотреть.



Александр Акопов: Их никто не хочет смотреть. Смотрят из зарубежного сегодня только то, что действительно продвинуто хоть как-то в художественном смысле, в драматургическом. «Секс в большом городе», какая-то нового чуть-чуть типа героиня, вот она как-то работает.



Елена Рыковцева: А мне просто кажется, что выгоднее покупать телеканалам российские сериалы, чем вот эти.



Александр Акопов: Нет, выгоднее как раз покупать зарубежные.



Юрий Богомолов: Дешевле, конечно.



Елена Рыковцева: Ну, значит, нужно давать работу своему производителю.



Александр Акопов: Не нужно. Это делается только потому, что зритель этого требует.



Елена Рыковцева: Не хотят бразильского больше?



Юрий Богомолов: Да, это все говорят эксперты.



Елена Рыковцева: Странно. Борис Миронович из Москвы. Будете ругаться, нет?



Слушатель: Ругаться я не буду. Мне вот что не нравится. Неужели фантазии не хватило? Мне 80 лет уже. Я как увидел «Монтекристо» название сериала. Подумал, будут брать с французского что-то или наше что-то. И вдруг начинается, начинается французский фильм. Но разве так можно? Но самое главное – все начинают повторять, и тюрьму, и море, и выплыл, и так дальше. И еще действует он, только потому что нашел вот этот клад. Ну, что же это за фантазия? Как русские сказки, никто ничего не зарабатывает.



Елена Рыковцева: Он не совсем нашел, это ему в наследство досталось. Он должен был просто определить место, где лежит это наследство. Ну, сказка, да. Всегда сериалы – сказки.


«Я не смотрю никаких современных сериалов, а только советские, любимый главный герой - Павел Андреевич Кольцов, с его знаменитым - И все-таки, Владимир Зиноныч, последнее слово будет не за вами», - Яков так пишет.
«Слабое государство, мечта вашего гостя либерала, не может защитить ни сильных, которых единицы, ни слабых, которых 99%, что толку в таком государстве? Оксана Андреевна».


«По-моему, у вас неверное представление о провинции. Скорее город противопоставляет себя отдельно взятому человеку и мстит ему за свою собственную безликость. Борис из Миасса».


«Мне кажется, порочна сама идея самосуда, все люди разные и равенства быть не может, в принципе. Один прекрасный хозяин, руководитель, другой прекрасный исполнитель, третий лентяй. Сериалы, подобные "Графу Монтекристо" - это своего рода школа мести, а месть очень порочное чувство, опасное для государства», - так написала Наталья Михайловна из Москвы.


И мы завершаем программу на этом.


XS
SM
MD
LG