Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Григорий Явлинский: "Я всегда считал, что СПС – это властная партия"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский .



Андрей Шарый : О ситуации в российской политике, отношениях власти и оппозиции я беседовал с одним из руководителей партии «Яблоко» Григорием Явлинским.


Во многих странах случается так, что оппозиционерами становятся бывшие сотрудники власти. Скажем, в Грузии, что не оппозиционер, то бывший сотрудник Михаила Саакашвили. А в России как-то получается наоборот. Среди сторонников власти становится все больше и больше бывших оппозиционеров. Чем вы это объясняете?



Григорий Явлинский : Я не хотел бы проводить какую-то прямую параллель, но объясняется-то ведь очень просто. Когда власть не борется с коррупцией, никто из тех, кто работает в этой власти, никогда не становится ее оппозиционерами. Если власть умудряется так устроить свои отношения, что все довольны в аппарате, все довольны, ни у кого нет никаких причин обижаться на эту власть, потому что все дозволено. Крупные чиновники принимают решения, совершенно никак не связанные с какими-то задачами, целями, программами или еще чем-либо. Эта власть внутри себя как бы не имеет никакой оппозиции. Она же формируется тоже определенным образом. Она формируется из людей, которые лично преданы, кроме того, которые могут всегда считать себя в безопасности. В каждом ведомстве есть комиссия по борьбе с коррупцией, в каждом министерстве и ведомстве. Возглавляет эту комиссию министр. В комиссию эту входят руководители всех основных управлений департаментов. Так зачем им оттуда уходить, если они сами с собой должны сражаться и бороться.



Андрей Шарый : Верно ли я могу заключить из ваших слов, что российская власть научилась коррумпировать даже оппозиционных политиков?



Григорий Явлинский : Вы меня, наверное, спрашиваете про Никиту Юрьевича? Он симпатичный молодой человек. Я хотел бы пожелать ему успеха в его работе. Но только это не имеет отношения ни к оппозиции, ни к демократии. Просто обычная чиновничья работа. Принял для себя человек такое решение, значит, ушел. Вообще говоря, эта власть хочет, чтобы ей все служили. Вот этого она действительно хочет. Она хочет, чтобы все политики, все значимые люди были в услужении. Это правда.



Андрей Шарый : И у нее это получается.



Григорий Явлинский : У нее служит даже бывший канцлер ФРГ, не только отдельные политики. Так что, да, там есть определенные стимулы, которые достаточно эффектно воздействуют на людей. Правда, не на всех. Все-таки не все там служат.



Андрей Шарый : А это почему такая власть? Она хитрая, умная, какая-то страшная, какая она?



Григорий Явлинский : Вот она такая. Она не глупая. Она старается решить свои задачи путем интегрирования в себя всех, кого только возможно, потому что страна большая, возможностей много. Она находит разные подходы к разным людям. Собственно, возражение-то может быть только одно, что я не разделяю вашу политику, я не могу в ней участвовать, я не могу быть назначенным губернатором и бороться за выборность губернатора в одно и то же время. Это невозможно. Собственно говоря, в таких условиях, если вы назначены, значит, вы принимаете эту политику, значит, вы с ней согласны.



Андрей Шарый : А вы осуждаете Никиту Белых?



Григорий Явлинский : Это его выбор, его жизнь. У него дети. Он решает свои проблемы. Он смотрит как-то по-своему в будущее. Почему я должен его осуждать? Я что, судья?!



Андрей Шарый : По-другому поставлю вопрос. Для вас было неожиданностью его согласие подчиниться власти, скажем так?



Григорий Явлинский : Нет. Потому что я всегда считал, что СПС – это властная партия, это партия производная от власти. Там по существу среди руководства СПС никогда не было никого другого. Это просто было такое массовое непонимание. Потом наступило массовое прозрение. Я не участвую в массовых прозрениях. Это партия, которая получила места в Думе, потому что поддержала чеченскую войну в 1999 году. Это была единственная причина, почему она получила эти места. Эта партия всегда включала в себя очень высоких чиновников, которые были на ключевых должностях, которые принимали ключевые решения. В этом контексте ничего нового не произошло. Она, собственно говоря, просто привела к созданию «Правой силы» или как там это называется, она привела форму с содержанием в полное соответствие.



Андрей Шарый : То есть с идеологической точки зрения такой дрейф некоторых политиков, в том числе и Белых, вам кажется вполне логичным?



Григорий Явлинский : Не надо ожидать от них чего-то другого. Просто надо честно их оценивать. Они политики. Эта партия всегда была партией власти, всегда! Иногда она ссорилась, обижалась, но это были такие внутрисемейные распри. Президент Путин, когда был президентом, не раз говорил, что он финансирует эту партию. В этом контексте он и работали.



Андрей Шарый : Привлечение такого рода политиков к каким-то управленческим структурам в виде партии, которая может быть попадет в парламент, в виде губернатора, в виде назначения на какую-то чиновничью должность – там же тоже и бывших членов «Яблока» хватает. Это расширяет социальную базу этой власти, делает ее устойчивее?



Григорий Явлинский : В условиях отсутствия публичной политики не очень влияет в публичном смысле. Власть старается интегрировать какие-то идеи, какие-то настроения в тех случаях, если это не мешает ей проводить ту политику, которую она считает правильной, в которой она заинтересована, которая соответствует ее коренным или базовым интересам. А людям надо же как-то работать. Им же надо жить, им же надо получать зарплату. Это же похоже на советскую систему. Но не все могут работать за границей или получать деньги от каких-то нейтральных или зарубежных организаций. Людям нужно иметь зарплату. Вот они и идут, и работают. А где самая большая структура, которая предоставляет самое большое количество рабочих мест на сегодняшний день, тем более, должностей? Это является государство. Это еще в Москве какой-то выбор есть. А в провинции? Какие есть возможности? Есть, конечно, люди, которые готовы работать кочегаром, но не готовы выполнять какую-то специальную работу, потому что не разделяют политику. Но таких людей очень мало.


XS
SM
MD
LG