Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Валентин Гефтер: "Дан реальный судебно-правовой инструментарий того, как должны сочетаться права людей друг с другом"


Программу ведет Дмитрий Морозов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.



Дмитрий Морозов: Сегодня исполняется 60 лет со дня принятия и провозглашения Генеральной ассамблеей Организации объединенных наций Всеобщей декларации прав человека. Об исторических условиях принятия этого документа, его роли и значении в современном мире наш корреспондент Карэн Агамиров беседовал с директором Института прав человека Валентином Гефтером.



Карэн Агамиров: Директор Института прав человека Валентин Гефтер о предыстории и развитии Всеобщей декларации прав человека.



Валентин Гефтер: То, что произошло в связи со Второй мировой войной, холокостом и всеми другими страшными вещами, которые привели к тому, что такую Всемирную хартию вольностей, прав и свобод каждого человека, подчеркну, каждого, а не только граждан отдельной страны или там свободных людей отдельно, несвободных, как было в древности, отдельно, решили провозгласить в первую очередь Объединенные нации по окончании Второй мировой войны. Здесь не нужно объяснять, чем это было вызвано. Интереснее другое – насколько наше 60-летие характеризуется продвижением, с одной стороны, самих идей, а с другой стороны, что препятствует тому, чтобы это стало уже каждодневной практикой, а не только идеалами, которые написаны на флаге Объединенных наций и всего прогрессивного человечества. Поэтому, мне кажется, нужно сказать о двух вещах, для меня очень важных. Конечно, Всеобщая декларация, которая является естественным продолжением тех различного рода деклараций, которые на протяжении последних веков провозглашались в передовых, в первую очередь западных демократиях и наиболее продвинутых в правовом отношении странах, она все-таки сделала, правда, главным для людей во всем мире то, что у них есть свои неотъемлемые права, которые не зависят ни от того режима, при котором они живут, даже не зависят от того социального или экономического положения, в котором они в данный момент находятся, то есть дала как бы фундамент для всех людей. С одной стороны, для каждого – противостояния тому, как мы говорим, нарушителю, который на них наезжает в тот или другой момент, а с другой стороны, объединяет людей. Потому что, в общем, это, пожалуй, один из немногих документов, который, хотя он такой идеалистический, можно сказать, но объединяют людей независимо ни от конфессии, ни от чего-либо другого, а только на основании их человеческой природы. Это довольно важно, потому что можно сказать, что это чуть не первый такой глобализационный документ, краеугольный камень, который нельзя выдернуть из всего того, что произошло с человечеством дальше.


Что для меня еще важно в этом документе, что хотя потом эта система вся так называемых ООНовских прав человека и дополнялась, и размывалась, но все-таки в основу положены прав личности, а не тех или других групп, а уж тем более не государств, не этносов, не чего-либо еще. В основе лежит именно право каждой Божьей твари. Второе, что для меня очень важно в этой системе, это то, что, кроме этих вот естественных, неотъемлемых прав каждого, провозглашается и дальше это все разрабатывалось на протяжении уже многих десятков лет в разного рода механизмах и системах защиты и соблюдения прав человека, - это верховенство права. Дан человечеству некий инструментарий. Не только идеи на все времена, но и дан реальный судебно-правовой инструментарий того, как должны сочетаться права людей друг с другом.



Карэн Агамиров: Подвел черту директор Института прав человека Валентин Гефтер.


XS
SM
MD
LG