Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Буковский: «Игнорировать нормы Декларации сейчас невозможно»


Владимир Буковский уверен, что положения Декларации стали реальностью современного мира

Владимир Буковский уверен, что положения Декларации стали реальностью современного мира

В среду отмечается 60-летие принятия Организацией объединенных наций Всеобщей декларации прав человека, которую Генассамблея ООН приняла в качестве ориентира, к которому должны стремиться все государства.

Известный советский диссидент и правозащитник Владимир Буковский в интервью Радио Свобода сказал, что Декларация стала важным документом двадцатого века.

- Декларация имела необычную судьбу. Написанная в 1948 году, она не имела особенного значения лет 20. А потом вдруг про нее вспомнили и стали ею пользоваться. В 1968 году на основе этой Декларации были разработаны пакты о гражданских правах, о социальных правах и т.д., которые имели обязательную силу. Те, кто ее писал, не очень надеялись на то, что она станет каким-то важным, влиятельным документом ХХ века. Все это произошло только потому, что кто-то где-то наконец решил использовать эти нормы как нормы обязательные. Вот таким образом она наполнилась содержанием. А сама по себе она была скорее наивным документов надежд либеральной части западного мира.


- В чем сейчас актуальность этого документа для России? Или для нынешних властей он такой наивной бумажкой и остается?


- Если какая-то власть, тем более власть сверхдержавы, не хочет исполнять международные нормы, она их исполнять не будет, и мир мало что может по этому поводу сделать. Поскольку положения Декларации стали считаться нормой, и во многих странах это стараются соблюдать и соблюдают, то кому-то уже теперь игнорировать эти нормы совсем невозможно. Даже Советский Союз прикидывался, что он эти нормы соблюдает, хотя, конечно, нарушал их сплошь и рядом каждый день. Я помню, когда мы в свое время стали ссылаться на положения этой Декларации, власти отвечали довольно забавно. Они говорили: «Этот документ написан не для вас, он написан для негров в Африке. К нам он неприменим». Так относилась к этому советская власть, однако кончилось тем, что стала довольно осторожно относиться к этим нормам и прикидываться, что их соблюдает.


- Я все сворачиваю к беседе о сегодняшней России. Тоже «для негров в Африке» или все-таки ситуация поменялась?


- Те, кто сегодня сидят в Кремле, считают, что это для негров в Африке, для третьего мира, для каких-то развивающихся стран, что их это не касается. «Советских собственная гордость на буржуев смотрит свысока…» Это как бы их традиционное, шаблонное отношение к любым правовым международным нормам. Но они будут очень сильно разочарованы, если они станут пренебрегать этими нормами. Есть некое общее моральное давление мира, требующее соблюдения принципов, в ней заложенных.


- Почему они будут разочарованы?


- Уважение мира, признание оборачивается в моменты кризисов довольно серьезными финансовыми неприятностями, оттоком капитала. Как ни странно, эти вещи связанные и, что называется, имеют арифметическое измерение. В этом многие убедились, на Западе давно, в странах третьего мира постепенно. А в России и Китае все еще стараются убедиться.


- Прошло уже 60 лет, мир стал другим. Или остался тем же самым?


- Мир вообще-то меняется очень мало. Меняются какие-то детали, а основные принципы этого мира незыблемы. Если вы посмотрите внимательно, в Декларации мало что нового, если даже сравнить ее с римским правом. Элементы этой Декларации вы найдете почти везде. Я думаю, что она будет применима, поскольку эти общие нормы, моральные, нравственные, в людях не меняются.


- Возможно ли создать такой документ, который юридически обязывал бы людей соблюдать нормы морали?


- Нет, я не верю, что можно кодифицировать нравственность, из этого никогда ничего не выйдет. Как не выходит и из попыток кодифицировать идеологию. Это вещи противоположные. Одно – сухая логика, другое – эмоции, надежды, иллюзии. И все это вместе очень трудно совместимо.
XS
SM
MD
LG