Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Центре современного искусства "Винзавод" состоится церемония награждения победителей "Премии Кандинского-2008"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.



Михаил Саленков: Сегодня вечером в Центре современного искусства "Винзавод" состоится церемония награждения победителей "Премии Кандинского - 2008". Среди финалистов премии оказался художник Алексей Беляев-Гинт овт, являющийся также председателем Евразийского Союза Молодежи. Против такого выбора жюри выступили Социалистическое движение "Вперед" и Группа "Что делать?", которые собираются провести у "Винзавода" пикет.



Лиля Пальвелева: Премия Кандинского присуждается за достижения в области современного искусства. Беляев-Гинтовт представлен на выставке в ЦДХ, где сейчас экспонируются работы претендентов, двумя вещами. Это «Братья и сестры», а также «Родина-дочь». Художник – один из трех претендентов на премию в номинации «Проект года», то есть нынешним вечером может получить приз в 40 тысяч евро. Левые интеллектуалы, объединившие в движение «Вперед» и группу «Что делать?» забили тревогу. По многим электронным адресам они разослали открытое письмо, которое заканчивается призывом «Фашизм, нацизм, национализм любых мастей – на свалку истории!»


Надо сказать, не все члены жюри премии Кандинского являются поклонниками Беляева-Гинтовта. Искусствовед Андрей Ерофеев, к примеру. Ему слово.



Андрей Ерофеев: Беляев по своей художественной идеологии противник современного искусства. Он говорит прямо, что художник должен высказываться от лица каких-то крупных коллективов, партийных, или от лица государства, если те партии, которые представляет Гинтовт, придут к власти. Но я сейчас говорю не про существо его политических идей, а про то, что и сама идеология современного искусства, модернизма и постмодернизма, это идеология не коллективистского искусства, а это попытка выразить приватный взгляд на мир. Отсюда странная ситуация: человек, который отвергает современное искусство, оказывается в премии, которая должна выделить лучшее из сообщества современного искусства. Второй момент – это собственно политический аспект. Никогда Кандинский не поддерживал никакие формы такого тоталитарного что ли стиля. Поэтому очень странно, что художник, исповедующий взгляды, близкие в какой-то мере к фашизму… Потому что сам Беляев участвует в съездах, рисует плакаты.



Лиля Пальвелева: Вы член жюри премии. Как же так получилось, что эта работа оказалась номинированной, более того, она вошла в шорт-лист?



Андрей Ерофеев: Трудно объяснить. Что касается мнения наших западных коллег, очень часто в России они выбирают то, что никогда бы не выбрали у себя. Россия стараниями наших некоторых идеологов – такой заповедник монстров. Страна соцреализма, сталинской ужасной монументальной архитектуры. Почему бы ни поддержать художника, который в русле такой традиции находится?



Лиля Пальвелева: Ну, ладно, у западных членов жюри свое видение. Но ведь там немало и российских граждан.



Андрей Ерофеев: Для русских членов жюри все кажется карнавализацией, игрой.



Лиля Пальвелева: Вы были против такого решения.



Андрей Ерофеев: Да.



Лиля Пальвелева: А ваше мнение было единичным?



Андрей Ерофеев: У нас тайное голосование. В этом смысле я не могу обсуждать с вами позицию других членов жюри. Я просто могу сказать, что большинство оказалось за Беляева. Один член жюри, а именно Жан-Ибер Мартен, бывший директор Центра Помпиду, по болезни не голосовал.



Лиля Пальвелева: Сообщает Андрей Ерофеев.


XS
SM
MD
LG