Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прощание с Белым Домом: дальнейшие планы на жизнь семьи Бушей


Ирина Лагунина: Для 43-го президента США пришло время подводить итоги. Какое место займет Джордж Буш-младший в истории? Чем запомнится американцам? Что собирается делать в отставке? На эти и другие вопросы президент и первая леди ответили недавно в интервью. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Согласно Конституции США, новоизбранный президент вступает в должность ровно в полдень 20 января. До сложения полномочий Джордж Бушу осталось меньше месяца. О своем политическом наследии он говорил недавно в интервью обозревателю телекомпании ABC News Чарли Гибсону. Гибсон начал с экономики.



Чарли Гибсон: Чувствуете ли вы какую-либо ответственность за то, что происходит?



Джордж Буш: Так получилось, что я занимаю пост президента как раз в это время, но, думаю, когда история этого периода будет написана, люди узнают, что многие решения, принятые на Уолл-Стрит, были приняты 10 лет назад или около того – до того как я стал президентом. Я, конечно, сожалею, что так все получилось. Само собой, мне не нравится, что люди теряют работу, тревожатся о своих пенсиях. С другой стороны, американцы должны знать, что мы спасем систему. Мы занимаемся этим. Если потребуется сделать больше, мы сделаем.



Владимир Абаринов: Кандидат республиканцев Джон Маккейн проиграл президентские выборы во многом из-за нынешнего президента: Барак Обама постоянно твердил, что избрание Маккейна – это все равно что избрание на третий срок Буша. Этот аргумент оказался в конечном счете убедительнее попыток Маккейна дистанцироваться от президента.



Чарли Гибсон: Какого вы мнения о президентской кампании?



Джордж Буш: Я считаю, мой кандидат в президенты, Джон Маккейн, вел ее при сильном встречном ветре. Причин две. Во-первых, американцы редко дают третий срок одной и той же партии. После Второй мировой войны они сделали это только один раз – избрали моего отца 41-м президентом. Совершенно очевидно, что экономическая ситуация сильно осложнила задачу Маккейна. А его соперник в полной мере использовал преимущества своего положения. Он собрал много денег и провел свою кампанию как по нотам. Кампания Барака Обамы была отлично организована.



Чарли Гибсон: Результат выборов стал ответом на действия администрации Буша?



Джордж Буш: Думаю, это ответ республиканцам. И я уверен, что некоторые голосовали за Барака Обаму из-за меня.



Чарли Гибсон: Оба кандидата критиковали вас что есть мочи.



Джордж Буш: Ну, это всегда бывает с действующим президентом в трудные для экономики времена.



Чарли Гибсон: Задевает за живое?



Джордж Буш: Да нет, не особенно. Я политикой занимаюсь давно. Не забывайте: в 2000 году я вел кампанию под лозунгом перемен. А до этого избирался в губернаторы Техаса с тем же лозунгом. Единственный раз, когда я не выступал за перемены – это когда я боролся за избрание на второй срок.



Владимир Абаринов: Да, в 2000 году Джордж Буш вел кампанию под лозунгом перемен. Но это были выборы после восьми лет пребывания у власти президента-демократа. По той же логике в этом году выиграл Обама.



Чарли Гибсон: К чему вы оказались не готовы?



Джордж Буш: Думаю, я оказался не готов к войне. Я не говорил избирателям: «Проголосуйте за меня, и я устрою войну». Я не собирался воевать. Одно из отличительных свойств президентства в наше время – это то, что президенту приходится иметь дело с неожиданными событиями.



Владимир Абаринов: Действительно, Джордж Буш-младший пришел в Белый Дом с сугубо мирной повесткой дня. Известие о террористической атаке 11 сентября застало его во Флориде, в начальной школе, куда он приехал с целью пропаганды своего плана реформы школьного образования.



Чарли Гибсон: Поговорим о восьми годах пребывания на посту. Чего американцы не знают о работе президента? Чему они больше всего удивились бы?



Джордж Буш: Думаю, они полюбовались бы на Белый Дом и сказали бы: Боже мой, что за жалкая роль – президент! Все его критикуют, все им недовольны, шагу не ступишь без критики. Бывает, ты счастлив, бывает – несчастен, и все же каждый день приносит радость.



Чарли Гибсон: Я уже второй раз слышу от вас слово «радость» применительно к президентству, и это действительно может удивить публику. Даже тогда, когда ситуация по-настоящему сложная?



Джордж Буш: Да. Как я сказал, случаются дни счастливые, случаются нет. Не хочу, чтобы меня превратно поняли. Я не чувствую радости, когда кто-то теряет жизнь или работу. Меня это беспокоит. Президент принимает близко к сердцу чужую боль. Но нельзя служить стране, которую ты любишь, и не испытывать радости по этому поводу. Иными словами, я никогда не падаю духом.



Владимир Абаринов: Джордж Буш уходит в отставку с низким рейтингом. Ниже он был лишь у Ричарда Никсона, который был вынужден досрочно сложить президентские полномочия во избежание неминуемого импичмента. Но в США были президенты, чья роль в истории оценивалась потомками выше, чем современниками. Надеется на такую переоценку и Джордж Буш.



Чарли Гибсон: Оставляя свой пост, как вы думаете, какое чувство страна питает к Джорджу Даблъю Бушу?



Джордж Буш: Не знаю. Надеюсь, меня считают парнем, который не продал душу ради политики, принимал трудные решения и делал это во имя принципов.



Лора Буш: Думаю, его считают человеком, который защищал их в течение восьми лет. Я слышу это постоянно – люди просят меня благодарить его за это.



Джордж Буш: Что для меня важно – это прийти домой, посмотреть в зеркало и сказать самому себе: я не предал свои принципы. И я их не предал.



Чарли Гибсон: А были ситуации, когда вы говорили себе: если я поступлю так, а не иначе, я предам свои принципы? Были решения, когда ставка была именно такой?



Джордж Буш: Да.



Чарли Гибсон: Что именно?



Джордж Буш: Уход из Ирака. Он стал бы нарушением принципа о том, что если уж ты подвергаешь наших ребят опасности, ты должен победить. Я прислушиваюсь ко многим голосам, но в конечном счете самый важный для меня голос – тот, который говорит: я не пошлю вашего сына умирать напрасно, я верю, что мы можем победить, и я сделаю все необходимое, чтобы победить Ираке.



Чарли Гибсон: Вы все время говорите, что президента должен работать без помарок. У вас они были?



Джордж Буш: Не знаю. О чем я больше всего сожалею, так это о провале разведки в Ираке. Множество людей отвечали своей репутацией за то, что у Саддама Хусейна есть оружие массового уничтожения, и потому его надо отстранить от власти. Это не только сотрудники моей администрации. Это многие члены Конгресса, лидеры других государств – все верили разведке. Это, конечно, никакая не помарка, но мне хотелось бы, чтобы разведанные были другими.



Чарли Гибсон: Если бы разведка не ошиблась, была бы война в Ираке?



Джордж Буш: Была бы война, если бы он имел оружие массового уничтожения? Разумеется.



Чарли Гибсон: Нет, если бы не имел.



Джордж Буш: А, вот что вы имели в виду! Знаете, это интересный вопрос. Это помарка, которую я не могу исправить. Мне сложно заниматься домыслами.



Владимир Абаринов: Бывают ли у президента минуты полного удовлетворения положением дел и самим собой?



Чарли Гибсон: Лучший момент за эти восемь лет? Момент, когда вы чувствовали, что все прекрасно?



Джордж Буш: Я бы сказал, что это инаугурация 2004 года. У меня был трудный первый срок. Второй тоже оказался нелегким, между прочим. Но в тот момент я сумел донести свое послание до американского народа, я упорно боролся за переизбрание и, откровенно говоря, не ожидал, что выиграю. Выиграл. А потом стоял перед народом, благодарил его за оказанное доверие и начал второй срок.



Чарли Гибсон: Крупнейшее разочарование?



Джордж Буш: Одно я уже назвал – что не оказалось оружия массового уничтожения в Ирак. Другое крупнейшее разочарование – это что не удалось провести иммиграционную реформу.



Владимир Абаринов: Президенту всего 62 года. На покой, к рыбалке и мемуарам, как будто рано. Но Джордж Буш пока не решил, чем будет заниматься после отставки. А Лора Буш собирается вернуться к домашнему хозяйству.



Чарли Гибсон: Как вы готовите себя психологически к жизни, которая наступит после 20 января?



Джордж Буш: Спросите числа 15-го февраля. Не знаю. Вопрос интересный. Мы уже 14 лет в фокусе внимания. Сначала в губернаторах, потом в Белом Доме. Но я уверен, что привыкну. Я начинаю размышлять, чем бы мне заняться. Собираюсь написать книгу. Построить институт с библиотекой и архивом. Придет время – появятся и занятия. Могу сказать, чего я точно не хочу – привлекать внимание к своей персоне.



Чарли Гибсон: Хотите пропасть из поля зрения публики?



Джордж Буш: Думаю, что да. Хочу некоторое время пожить подальше от света рампы. Я считаю, для меня по-настоящему важно сойти со сцены. А на сцену выходит новый человек. Я желаю ему всего наилучшего. И я не хочу из-за кулис критиковать каждое его движение.



Чарли Гибсон: А вы? Что вы об этом думаете?



Лора Буш: Я на самом деле думаю вернуться к кухонной плите и к другим подобным занятиям. Вот только, боюсь, потеряла квалификацию...



Джордж Буш: Похоже, мне придется садиться на диету.



Владимир Абаринов: Джордж Буш считает, что у него нет причин стыдиться своих восьми лет в Белом Доме.



Чарли Гибсон: И последний вопрос. Завершите фразу: «Я оставляю пост президента с чувством»... чего?



Джордж Буш: Я оставляю пост президента с гордо поднятой головой.



Чарли Гибсон: А вы? «Покидаю Белый Дом с чувством...»



Лора Буш: ...с чувством благодарности ко всем, кого мы узнали за это время.



Владимир Абаринов: По закону президенту в отставке полагается пенсия, частичное возмещение транспортных и почтовых расходов, пожизненная охрана. Мало кто из бывших глав государства после сложения президентских полномочий остался в политике. Но на общественном поприще бывший президент способен сделать многое.


XS
SM
MD
LG