Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Власти Москвы и Санкт-Петербурга отказали в проведении "Маршей несогласных" 14 декабря


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Кирилл Кобрин: Власти Москвы и Санкт-Петербурга отказали в проведении "Маршей несогласных" активистам коалиции "Другая Россия". Оппозиция вновь утверждает, что сделано это незаконно и намерена выйти с лозунгами и транспарантами в воскресенье, 14 декабря.



Максим Ярошевский: В Санкт-Петербурге сразу после того, как власти города отказались согласовать проведение "Марша несогласных", его организаторы подали в суд, требуя признать незаконным это решение.


Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: «Марш несогласных» 14 декабря должен быть посвящен защите Конституции России и экономическому кризису. Оппозиционеры хотят отреагировать на увеличение президентского срока и срока полномочий депутатов Госдумы. Петербургские власти марш не согласовали. Эта ситуация не была для организаторов неожиданной, хотя надежда на дальнейшие переговоры еще не потеряна. Говорит лидер петербургского "Объединенного гражданского фронта" Ольга Курносова.



Ольга Курносова: Чем острее будет для властей ситуация, тем больше вероятность несогласования акции. Перед 25 ноября мы даже сделали специальный эфир, где мы говорили о том, что акция не согласована, как можно действовать в такой ситуации. Безусловно, нужно максимально разъяснять людям ситуацию и в этот раз, если опять акция не будет согласована городскими властями.



Татьяна Вольтская: В заявке, на которую ответ властей уже есть, были отвергнуты целых три возможных маршрута, а взамен не предложен ни один, поэтому организаторы подали в суд заявление об оспаривании действий органов государственной власти и потребовали признать незаконным запрет марша и согласовать акцию. Говорит представитель «Объединенного гражданского фронта» Михаил Макаров.



Михаил Макаров: Оказывается, что по всем нами заявленным маршрутам происходит ремонт зданий, дорожного покрытия, и вообще передвижение создает высокую опасность для жизни и здоровья граждан. Единственное, что я не очень понимаю, почему там вообще не перекрыто движение пешеходов и транспорта по этим маршрутам. Причем наиболее анекдотический ответ - это по поводу того, почему нельзя, например, у Гостиного двора собираться: водители, которые будут проезжать в это время мимо, увидев большое количество людей, начнут отвлекаться и плохо соблюдать правила дорожного движения. Мы, естественно, рассмотрели это как отказ. В законе сказано, что они должны представить обоснованное предложение, но они ничего не предложили в качестве альтернативы.



Татьяна Вольтская: Пресс-секретарь Комитета по вопросам законности и правопорядка Владимир Хохлев трактует закон иначе.



Владимир Хохлев: Окончательного отказа нет, идут согласительные процедуры. Подать в суд - это еще ничего. Суд вынесет решение. Комитет будет отстаивать свою позицию, и, я думаю, отстоит.



Татьяна Вольтская: Вообще-то заявительного порядка проведения акций никто не отменял. Почему же, если они не согласованы, люди сталкиваются с ОМОНом?



Владимир Хохлев: Если мероприятие представляет общественную опасность, наверное, как-то УВД должно реагировать.



Татьяна Вольтская: И избивать людей дубинками?



Владимир Хохлев: Нет, я этого не сказал.



Татьяна Вольтская: Марш состоится, даже если не будет согласован, - настаивает Михаил Макаров.



Михаил Макаров: Мы все равно готовы воспользоваться нашим конституционным правом на мирные митинги и шествия и считаем, что власть не соблюдает закон. Если наши правоохранительные органы и власти считают, что мирных граждан можно избивать на улице, то это не мы несем ответственность, а они.



Татьяна Вольтская: Пока ответов ни на жалобу из Смольнинского федерального суда, ни на вторую заявку из городской администрации нет, и будет «Марш несогласных» согласованным или несогласованным - неизвестно.



Максим Ярошевский: В Москве лидеры коалиции "Другая Россия" вчера лично ходили в мэрию, чтобы согласовать свое мероприятие. Беседовали Гарри Каспаров и Эдуард Лимонов с заместителем мэра Валерием Виноградовым и начальником управления координации деятельности по обеспечению безопасности Москвы Валерием Кадацким. Оппозиционеры в течение часа пытались добиться от чиновников разрешения пройти маршем от Триумфальной площади. В ответ они получили только заявление, что у памятника Маяковскому в воскресенье места им не найдется, зато маршировать смело можно по набережной Тараса Шевченко или на Болотной площади. Оба варианта оппозиционеров не устроили. О ходе переговоров и планах на 14 декабря радио Свобода рассказал лидер запрещенной Национал-большевистской партии Эдуард Лимонов.



Эдуард Лимонов: Переговоры выглядели очень странно, потому что на них присутствовал еще чиновник московской мэрии, господин Кадацкий, если я не ошибаюсь, он заведует безопасностью, занимает пост, который раньше Поляков занимал. Он довольно жестко, практически в ультимативной форме сразу отмел все, что называется, надежды на решение проблемы. Мы не могли принять их предложение о том, чтобы мы дефилировали сами для себя на набережной Тараса Шевченко, где никто нас видеть не может. Это все абсолютное лукавство, коварство такое.



Максим Ярошевский: Зачем оппозиции уличные акции и на что она сегодня, в условиях финансового кризиса, может рассчитывать? На эти вопросы Михаилу Саленкову отвечает политолог Алексей Макаркин.



Алексей Макаркин: Оппозиции надо демонстрировать, что она существует, я имею в виду радикальную внепарламентскую оппозицию. Они совершенно никак не представлены на телевидении. Это не их вина, потому что на телевидение им просто закрыт вход. Что касается парламента, то у нас сейчас такая система, что в парламентских избирательных кампаниях могут участвовать только зарегистрированные политические партии. В этой ситуации у оппозиции остается улица.


Сейчас, в обстановке кризиса (кризис - это, в общем, уже общепризнанное явление), вряд ли мы заинтересованы в том, чтобы идти на какой-то открытый конфликт. В период кризиса подобные шаги власти могут быть восприняты обществом отрицательнее значительно серьезнее.



Михаил Саленков: Говорят сами оппозиционеры, что кризис - это их шанс как-то перетянуть на свою сторону часть населения.



Алексей Макаркин: Я думаю, что в стратегическом смысле вряд ли в ближайшее время это произойдет. Они могут кого-то перетянуть, если уж совсем все обвалится. Если будет общественный протест, а уже, в общем-то, идут демонстрации, где-то пенсионеры выходят, как в Барнауле, студенты, как в Чебоксарах, но эти процессы направлены против отдельных представителей региональной власти. А что касается власти федеральной, то в ней как раз видят защитника и, наоборот, апеллируют к этой федеральной власти.



Максим Ярошевский: Говорил политолог Алексей Макаркин.


XS
SM
MD
LG