Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В грузинском городе Бакуриани проходит конференция "От конфликтов к строительству доверия"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие директор Тбилисской школы политических исследований Армаз Ахвледиани.



Андрей Шарый: В грузинском городе Бакуриани проходит организованная Советом Европы конференция «От конфликтов к строительству доверия». Это одно из первых международных мероприятий со времени августовской войны, где российские и грузинские эксперты обсуждают двусторонние отношения. Я беседовал с одним из организаторов этой конференции, директором Тбилисской школы политических исследований Армазом Ахвледиани.



Армаз Ахвледиани: Школу нашу называют Тбилисская школа политических исследований. Мы работаем под эгидой Совета Европы. Это неправительственная организация. С самого начала мы поставили перед собой одну фундаментальную задачу – чтобы способствовать тому, чтобы был постоянный диалог между сторонами, а они могут быть разными: грузинская – абхазская, грузинская – осетинская, грузинская – российская. К сожалению, в нашей политике часто бывает проблема, иногда тупиковая даже, вот как сейчас. поэтому мы считаем, что нет никакой альтернативы диалогу. Нам кажется, что в первую очередь мы все должны поменять язык общения. Вот эта тональность, которая существовала и до сих пор существует в наших отношениях, она просто мешает.



Андрей Шарый: Меняется ли тональность грузинских властей, например, за минувшее со времени военного конфликта с Россией время, как вы считаете?



Армаз Ахвледиани: Все же меняется, особенно в последний месяц. Это, наверное, в связи с разными факторами, исходя из того, что позиция Европы и Запад, она все же, мне кажется, поменялась по отношению к грузино-российском конфликту. Поэтому тональность нашего руководства меняется, что, наверное, надо приветствовать. Но этого недостаточно.



Андрей Шарый: Как политический эксперт, какой совет вы бы дали своим властям? Вот Грузии приходится иметь дело с таким соседом, которого она получила, с таким политическим режимом, который в России сейчас есть. Нужно ли при общении с ним учитывать то, с кем ты имеешь дело, или надо настаивать на своем вне зависимости от всего? Грузинская оппозиция упрекает Саакашвили в том, что он вообще влез в эту историю с Цхинвали. Надо было понимать, что ты получишь в ответ. Вам близко такое понимание проблемы?



Армаз Ахвледиани: Надо учитывать интересы большого соседа, и разумеется, надо учитывать прежде всего свои государственные интересы. Проблема в том, что я не вижу таких глобальных противоречий между этими интересами. Много чего надуманно в наших отношениях, и иногда мы находимся просто под влиянием каких-то нами же созданных иллюзий и в плену этих иллюзий.



Андрей Шарый: Площадка для политического диалог между Россией и Грузией сейчас очень невелика. Грузия считает оккупированными Южную Осетию и Абхазию, Россия настаивает на государственной независимости этих сепаратистских образований на территории Грузии. Как договариваться?



Армаз Ахвледиани: Мне кажется, что надо использовать любой ресурс, вот в том числе и такой, который мы сейчас имеем здесь, в Бакуриани. Мы – представители неправительственного сектора общественности с одной и с другой стороны. Ну, конечно, спросит кто-нибудь: а каков будет результат, поговорите между собой, а как это будет влиять на общую ситуацию? Будет влиять. Чем больше людей будет встречаться, договариваться, находить общий язык, тем больше будут прислушиваться, на мой взгляд, правители.



Андрей Шарый: Вы сделали для себя какой-то уже важный политологический вывод из того диалога, который разворачивается у вас на конференции в Бакуриани?



Армаз Ахвледиани: Надо обязательно учиться на своих ошибках. Мы должны признать, что были допущены серьезные ошибки и с нашей стороны, и, я думаю, были допущены серьезные ошибки и со стороны Российской Федерации. Мне кажется, что сегодняшняя Россия, какая она есть, и Грузия, какая есть, - это какая-то данность, и мы должны, тем не менее, исходить из этого и находить какие-то пути нормального сближения. Я не говорю о том, что надо переходить какие-то грани. Надо учесть государственные интересы и в то же время общаться как нормальные соседи, нормальные государства. Это вполне возможно. Другая проблема в том, что у каких-то, возможно, политиков есть какие-то внутренние комплексы и непонятные, скажем так, иллюзии по поводу своих возможностей, и по поводу, возможно, каких-то своих друзей.


XS
SM
MD
LG