Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Леонид Кысин вспоминает выступление Александра Солженицына в Академическом институте русского языка


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.



Сергей Тарасов: Сегодня исполняется 90 лет со дня рождения Александра Солженицына. Писатель прожил насыщенную драматическими событиями жизнь. О его борьбе с тоталитаризмом сейчас вспоминают не реже, чем о произведениях автора, главной книгой которого стал "Архипелаг ГУЛАГ".



Лиля Пальвелева: Во время глухой опалы, когда позади был не только лагерь, но и короткий период официального признания, Александра Солженицына пригласили в Академический институт русского языка. Вспоминает заместитель директора этого института Леонид Крысин...



Леонид Крысин: В ноябре 1967 года, то есть в год и месяц 50-летия советской власти мне пришла в голову идея пригласить Солженицына в наш институт, хотя он в то время уже считался врагом советской власти. Произошло все очень открыто и прозаично. У нас была ученый секретарь Ламара Андреевна Капанадзе, она подписала это письмо (поскольку она ученый секретарь, а я был просто сотрудник), приглашающее Александра Исаевича к нам в институт почитать свои произведения. Открытой почтой кинули в ящик, просто в обычный почтовый, и письмо ушло в Рязань, он тогда жил в Рязани. Он нам ответил. Назначили день. Он пришел и читал, часа четыре он нам читал в этой комнате, причем наши славные органы проморгали это.



Лиля Пальвелева: То есть в этой комнате посторонних в штатском не было?



Леонид Крысин: Были наши сотрудники просто, хотя Александр Исаевич, когда читал, я сидел позади него, за спиной, и он оглянулся и так колюче меня в упор стал рассматривать, думая, что, может быть, я потенциальный стукач. Открыто записывали. Ну, была, конечно, аппаратура не та, что сейчас, громоздкие магнитофоны. После этого вот эти записи я хранил у себя дома - в книжном шкафу такую нишу сделал, вставил туда банку с водой, чтобы они не высыхали. Но все равно была опасность, что они рассыплются, потому что уже 40 лет. И вот недавно совсем перенесли на цифровые носители, у нас есть отдел фонетики, и там теперь появилась эта запись того, как читал Солженицын "Раковый корпус", "Крохотки", главы из "В круге первом", рассказывал что-то такое биографическое, как его преследовали. Это длилось довольно долго.



Лиля Пальвелева: А теперь самое время послушать фрагмент той записи из романа "В круге первом".



Александр Солженицын: Отболев в который раз каким увлечением Нежин - окончательно или нет? - понял народ еще по-новому, как не читал нигде: народ - это не все, говорящие на нашем языке, но и не избранцы, отмеченные огненным знаком гения. Не по рождению, не по труду своих рук и не по крылам своей образованности отбираются люди в народ. А - по душе. Душу же выковывает себе каждый сам, год от году. Надо стараться закалить, отгранить себе такую душу, чтобы стать человеком. И через то - крупицей своего народа.



Лиля Пальвелева: Сделанная 41 год назад запись в эфире прозвучала впервые.


XS
SM
MD
LG