Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Заводы "Форд" и "Тойота" в Ленинградской области останавливают конвейеры


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Марк Крутов: Российские автозаводы в связи с кризисом один за другим уменьшают производство своей продукции. Не остались в стороне и предприятия концернов "Форд" и «Тойота» в Ленинградской области. Их рабочих ждут вынужденные отпуска, в результате которых они потеряют более половины своей зарплаты - поскольку закон предписывает выплачивать им две трети от оклада, но не учитывает дополнительные финансовые поощрения.



Татьяна Вольтская: В начале этой недели стало известно, что конвейер российского автозавода "Тойота" в Шушарах под Петербургом остановится с 29 декабря по 11 января, а автозавод "Форд" во Всеволожске не будет работать почти целый месяц - с 24 декабря до 21 января. На отечественном автопроме кризис сказался еще раньше: завод КАМАЗ перешел на 4-дневную рабочую неделю еще в октябре, тогда же и КАМАЗ, и ГАЗ останавливали конвейеры на две недели, что, впрочем, не помогло КАМАЗу справиться с затовариванием складов. Руководство КАМАЗа объявило о снижении годового производственного плана сначала на 11, а затем на 20%. Автопром страдает во всем мире - Nissan сокращает производство на двух заводах в Японии с ноября 2008 по март 2009 года на 65 000 автомобилей, о снижении производства объявили японские компании Toyota и Honda, а также южнокорейский концерн Hyundai и другие азиатские автозаводы. На западе снижают выпуск автомобилей Volkswagen, BMW, General Motors, Volvo. И вот теперь дошла очередь до совместных предприятий под Петербургом. Впрочем, пока рабочие "Форда", хоть и не радуются предстоящей остановке конвейера, но и не очень печалятся, понимая, что она обусловлена объективными причинами. Говорит профсоюзный лидер "Форда" Алексей Этманов...



Алексей Этманов: У нас никого не вынуждают уходить в отпуска. Есть простой, который "Форд" мотивирует тем, что общая, там, экономическая обстановка. У нас в соответствии с законодательством две третьих от среднего заработка - это примерно равно окладу. Мы считаем, что это плохая мера, но лучшее из того, что возможно в такой ситуации, когда останавливаются производства, когда людей выгоняют в неоплачиваемые отпуска.



Татьяна Вольтская: Бодрое настроение пока и у рабочих "Тойоты", говорит Владимир, профсоюзный активист, просивший, однако, свою фамилию не называть.



Владимир: Мы работаем на одну четверть от мощности. Никто о полной остановке пока не говорит.



Татьяна Вольтская: А как же остановка конвейера?



Владимир: Это да. Это в выходные же будет. То есть три дня нам накинули дополнительный коэффициент разницы зарплаты и все нормально: на простой никого не выводят, сокращений не планируется, работы меньше, получаем столько же.



Татьяна Вольтская: А не боитесь, что в дальнейшем обстановка может ухудшиться?



Владимир: А что мы можем сделать, по большому счету? Профсоюз у нас слабый пока. Нам остается только ждать и надеяться. Да нет, японцы не будут сокращать никого, я думаю, в России, по крайней мере.



Татьяна Вольтская: Несколько более мрачно, особенно имея в виду долгосрочную перспективу, смотрит на положение дел координатор Всероссийской конфедерации труда Петербурга и Ленинградской области Вадим Большаков.



Вадим Большаков: Власти предпринимали всяческие усилия, оттягивали приостановки крупных предприятий, привязывали это как-то к Новому году. Ничего хорошего для рабочих, естественно, нет, потому что крайне неприятно, когда все это происходит вокруг Нового года. Люди привыкли отмечать... это большие праздники. И вылетает месячный бюджет обычно. А вот здесь такой подарок, очень неприятно это. Опять же, что тут можно сделать? Невозможно требовать, чтобы завод пустили. Просто было бы не понятно, чего требовать. Профсоюз, как ни крути, заинтересован в нормальном функционировании и финансовом здоровье своего предприятия. Если сейчас болезнь поразила экономику в целом, то что тут можно сделать в рамках одного завода?



Татьяна Вольтская: Но зато именно теперь, - считает Вадим Большаков, - профсоюзы оказываются перед необходимостью организовываться и готовиться к решению политических проблем.



Вадим Большаков: Речь идет о том, что организованные рабочие должны иметь своих представителей в органах власти, свое сильное лобби. Это как раз и есть политическое крыло рабочего движения. И в будущем неизбежно создание лейбористской партии. Она будет левая, имею в виду, радикально-левая или умеренно-левая, в огромной мере это зависит от власти и работодателей, потому что за последние годы я убеждаюсь, что левые или правые настроения профсоюзников очень сильно связаны с протестной реакцией. Нам не нравится то, что делает власть, поэтому мы левеем. Вот недавно у нас проходил рабочий съезд, который был организован местным советом, это такой аналог совета рабочих депутатов начала века, там были и докеры и "фордовцы", лоцманы, представители соцпрофа и других организаций. Выступил с фактическими предложениями: когда начнутся с концом зимы - началом весны, скорее всего, всякие острые социальные конфликты, здесь оппозиции необходимо действовать независимо от взглядов - правый, левый, потому что это формирующееся гражданское движение. Но какого-то реального недовольства сейчас быть не может. Новый год на носу! Все надеются на то, что с праздниками все как-то рассосется, изменится, забудется. Я думаю, хуже будет, потому что те запасы, которые у людей есть, они иссякнут по мере этих праздников.



Татьяна Вольтская: Что касается остановки конвейеров, то Вадим Большаков не исключает и самого худшего сценария, то есть полной остановки заводов, что будет легче сделать после того, как людей отправят на каникулы.


XS
SM
MD
LG