Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программа «Восточного партнерства» Евросоюза в период председательства Николя Саркози


Ирина Лагунина: До окончания французского председательства в Европейском Союзе и перехода этой должности по ротации на полгода к Чешской Республике остались считанные недели. Одной из центральных программ этого периода была программа так называемого «Восточного партнерства». Она предполагала целый ряд мер по расширению сотрудничества между Европейским Союзом и такими восточноевропейскими государствами, как Украина, Молдавия и Белоруссия. Какие же итоги можно подвести после шести месяцев, в течение которых Европейский Союз возглавляет президент Франции Николя Саркози? Об этом мой коллега Ефим Фиштейн.



Ефим Фиштейн: Восточное партнерство – проект, достаточно амбициозный, под стать неуемной активности Николя Саркози, который намеревался сделать его витриной и доказательством успеха своего председательства в ЕС. Брюссельская комиссия наметила целый ряд мер по развитию демократических институтов, по поддержке гражданского общества и борьбе с коррупцией в странах Восточной Европы. При этом центр тяжести в деле проявления солидарности с молодыми демократиями переносился в государства Центральной Европы, недавно ставшие членами Евросоюза. Речь велась даже о создании некоего постоянно действующего органа на основе Вишеградской четверки. Николя Саркози даже обещал чешскому премьеру Миреку Тополанеку поддержать его в роли лидера такого объединения в обмен на поддержку Франции в роли лидера Средиземноморского Союза. Но инициатором всего проекта была не Чехия, а Польша вместе со Швецией. Как в Польше расценивают нынешнее состояние «восточноевропейского партнерства? Рассказывает наш варшавский корреспондент Александр Лемешевский.



Александр Лемешевский: В апреле нынешнего года, на кануне саммита глав государств ЕС премьер-министр Польши Дональд Туск заявил, что очень рассчитывает на тое, что его коллеги по ЕС поддержат польско-шведскую инициативу восточного партнерства, о котором официально Брюссель заговорил месяцем раньше.



Дональд Туск: Я знаю, что не все (в ЕС) являются энтузиастами более тесного сотрудничества с нашими восточными соседями, однако уже сейчас нам удалось заручиться поддержкой от государств-членов Вышеградской группы, от канцлер Меркель, президента Саркози. Все они говорили однозначно: мы с вами, что касается этого проекта»



Александр Лемешевский: О восточном партнерстве во время конференции, посвященной годовщине работы правительства Дональда Туска, говорил и министр иностранных дел Радослав Сикорский.



Радослав Сикорский: То, что мы создаем восточное партнерство – очень важно. Впервые в ЕС об этом проекте официально было заявлено в марте нынешнего года. А уже совсем скоро состоится большой саммит, посвященный восточному партнерству. Этот проект стал одним из важнейших проектов ЕС. Здесь мы работаем в категориях Европейского Союза, со скоростью света.



Александр Лемешевский: Радослав Сикорский обсуждал проект программы восточного партнерства с министрами иностранных дел из других стран ЕС. Он также неожиданно навестил резиденцию в Вискулях и встретился там со своим белорусским коллегой Сергеем Мартыновым. Это был первый за многие годы визит в Беларусь официального представителя такого ранга из страны-члена ЕС.



Радослав Сикорский: Я хотел бы подчеркнуть, что мой визит в Беларусь состоялся после консультаций и согласования с ЕС, то есть с соответствующим комиссаром, отвечающим за внешнюю политику, а также с председательствующей в ЕС Францией. Визит состоялся в контексте последних событий в Беларуси, которые мы расцениваем, как некоторую либерализацию и стал возможен после того, как из тюрем были выпущены последние политзаключенные.



Александр Лемешевский: Заявил Радослав Сикорский после прилета из Беларуси.


Инициатива Польши, что касается как можно скорейшего продвижения программы восточного партнерства в жизнь, по достоинству оценили в Брюсселе.


Именно в Варшаве комиссар по внешней политике ЕС Бенита Ферера Вальднер представила впервые детали проекта.



Бенита Ферера Вальднер: Почему я представляю проект восточного партнерства именно в Варшаве? Потому, что Польша это ключевая страна для этого дела. А министр Радослав Сикорский, вместе со своим шведским коллегой, очень четко видят и понимают идею сотрудничества с нашими восточными соседями. Радослав, спасибо вам еще раз за ваши идеи и, надеюсь, что вы будете их решительно отстаивать в Совете ЕС.



Александр Лемешевский: Г оворила Бенита Ферера Вальднер во время недавнего визита в Варшаву.


Госпожа Вальднер заявила также, что ЕС со своей стороны рассчитывает на то, что предложенная программа восточного партнерства будет действительно полезной для стран, к которым она направлена, то есть для Армении, Азербайджана, Белоруссии, Грузии, Молдовы и Украины.



Бенита Ферера Вальднер: Мы, конечно же, хотим сделать максимально возможное предложение с нашей стороны. Мы хотим, чтобы выгоды от присоединения программе восточного партнерства были ощутимыми, заметными для всех этих стран.



Александр Лемешевский: В свою очередь Радослав Сикорский Фбениту Фереру Вальднер за содействие в подготовке программы восточного партнерства.



Радослав Сикорский: Мы хотим поблагодарить госпожу Вальднер за руководство, которое привело к активному внедрению програмы, к тому, что восточное партнерство превратилось в один из наиболее важных проектов ЕС. Буквально в эти дни решается вопрос финансирования программы восточного партнерства, обсуждаются другие детали. Еще раз повторю то, что сказал госпоже комиссар: Польша будет продолжать активно продвигать этот проект и поддерживать старания госпожи Вальднер в этом направлении. Еще раз благодарю.



Александр Лемешевский: Радославу Сикорскому во время заседания Совета ЕС удалось отстоять программу восточного партнерства в ЕС и представители всех стран-членов Европейского союза согласились принять ее.


При этом председатель Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу заявил, что восточное партнерство ни коим образом не направлено против России.


«Холодная война закончилась. Наша инициатива не является попыткой строить новые сферы влияния или разделять Европу», - заявил Баррозу.


На реализацию проектов, связанных с восточным партнерством, предназначено 600 миллионов евро.



Ефим Фиштейн: Словакия – самая маленькая страна в Вышеградской четверке. В то же время именно она первой из всей четверке уже первого января следующего года вступает в так называемую еврозону, то есть переходит со словацкой кроны на евро. Как словаки оценивают промежуточные результаты восточноевропейской инициативы Брюсселя? Такой вопрос я задал директору братиславского Института общественных проблем Григорию Месежникову.



Григорий Месежников: Надо сказать, что Словакия с самого начала поддержала эту инициативу. Словакия вообще, войдя в Евросоюз, поддерживала, во-первых, политику открытых дверей в отношении государств, претендующих на членство и поддерживала усиленное сотрудничество с соседними государствами. Поэтому когда Польша и Швеция выступили с этой инициативой в мае этого года, то Словакия поддержала эту инициативу. Надо сказать, что в Словакии приветствуются все начинания, связанные с усилением партнерства с восточными странами прежде всего среди неправительственных организаций. В Словакии очень активно действует лобби неправительственных организаций, которые уже несколько лет работают в этом направлении, у которых хорошие результаты по сотрудничеству с украинскими, белорусскими партнерами.


Что касается официальной позиции, тут, мне кажется, прежде всего надо учитывать то, что Словакия, оставаясь формально государством, которое поддерживает усиление восточного направления в европейской политике соседства, тем не менее, не предпринимает более решительных, активных шагов. Это связано может быть с тем, что словацкое правительство более сосредоточено на решении внутренних проблем.



Ефим Фиштейн: А можно ли утверждать, что французское председательство в Евросоюзе ознаменовалось какими-либо выдающимися успехами с точки зрения осуществления программы восточного партнерства? И чего можно ожидать в этом смысле от предстоящего чешского председательства?



Григорий Месежников: Мне кажется, что французское руководство Евросоюзом было во многом связано теми вопросами, которые приходилось решать в связи с отношениями между Россией и Евросоюзом, естественно русско-грузинская война здесь сыграла свою роль, Франции пришлось заниматься вопросами урегулирования. Мне кажется, что кого-то особого усилия Франция не предпринимала. И мне кажется, что Чешская республика будет более активно подходить к этому вопросу. Во-первых, у Чехии очень четкая позиция по вопросам демократизации тех стран, которые может быть в будущем будут подключены к европейской интеграции. У Чехии есть непосредственные интересы на востоке, более близкие интересам государств Вышеградской четверки. Может быть здесь есть определенные отличия Чехии и Франции, их подходов. Так что мне кажется, что Чешская республика будет в этом направлении работать более активно. Хотя все те вызовы, с которыми Евросоюз столкнулся в связи с русско-грузинской войной и в связи с общими новыми моментами в отношениях между Евросоюзом и Россией, все это останется. Так что, как говорится, поживем – увидим.


XS
SM
MD
LG