Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наука: можно ли сравнивать биологическую и социальную эволюцию


Ирина Лагунина: В середине 19-века английский философ Герберт Спенсер предложил использовать термин «эволюция» для обозначения развития. При этом сам Спенсер подразумевал развитие в широком смысле – как природы, так и общества. Но можно ли сегодня с точки зрения современных научных представлений сравнивать биологическую и социальную эволюции? Отчасти можно, считают авторы новой книги «Макроэволюция в живой природе и обществе» доктор исторических наук Андрей Коротаев, доктор философских наук Леонид Гринин и доктор биологических наук Александр Марков. С ними беседует Ольга Орлова.



Ольга Орлова: Леонид, когда говорят о законах, то сразу возникает вопрос, как соотносятся закономерность и случайность в природе и обществе. Есть ли здесь какие-то общие правила?



Леонид Гринин: Иногда пытаются представить, что все развивается согласно неким очень строгим, неумолимым законам. Но на самом деле в природе и в обществе всегда есть место и закономерностям, и случайностям. Весь вопрос, как понимать закономерности и случайности. И сегодня, когда мы будем говорить об эволюции, мы должны понимать, что эволюция – очень широкое понятие, которое включает в себя не только движение к более сложным системам, но и отход назад, которая включает в себя сочетание одновременно очень многих направлений развития. И говорить о направлении эволюции можно только в очень широком определенном смысле. Случайность – это как бы обратная сторона закономерности. Закономерность всегда себя проявляет через множество случаев, через сочетание особых условий. В биологической эволюции часто вообще говорят о том, что она развивается за счет ненаправленных, случайных изменений, мутаций. Социальная эволюция, многие мутации тоже часто бывают, но они обычно вызваны более направленным, осмысленным влиянием.



Ольга Орлова: Давайте мы все-таки немножко охарактеризуем - биологическая эволюция и эволюция социальная, можем мы общими чертами описать, насколько они тождественны и насколько они различны? Потому что совпадает ли определение эволюции в обществе и эволюции в природе, как на ваш взгляд?



Андрей Коротаев: Нужно сказать, что, конечно, социальная и биологическая эволюция - это достаточно разные процессы. Но между тем достаточно давно было замечено, что между ними наблюдается и некоторое сходство, хотя процессы разные. Вообще сам термин эволюция был предложен выдающимся английским мыслителем Гербертом Спенсером, но Спенсер как раз сразу стал изучать эволюцию и социальную, и биологическую.



Ольга Орлова: Он сразу, значит, увидел различия?



Андрей Коротаев: Характерно, что первый человек, предложивший термин эволюция, он же сам применил ее сразу и к биологической, и к социальной эволюции. Но я бы сказал, что Спенсер несколько преувеличил сходство между биологической и социальной эволюцией, но все-таки достаточно строгую теорию биологической эволюции создал Чарльз Дарвин. При том, что Чарльз Дарвин опирался на Спенсера, Дарвин заимствовал не только термин эволюция, но и понятие борьбы за существование, выживание наиболее приспособленного, многое другое. Но тем не менее, теория Дарвина радикально отличается от теории Спенсера. Конечно, Дарвин сделал колоссальный прорыв в познании закономерностей биологической эволюции. Я бы даже сказал, что после Дарвина теория биологической эволюции вышла далеко вперед и обогнала в своем развитии теорию социальной эволюции.



Леонид Гринин: Я бы хотел добавить, хотя социальная и биологическая эволюции очень сильно отличаются, но там есть некоторые фундаментальные основы для сходства. Первой такой основой можно было бы назвать то, что и в биологической, и в социальной эволюции речь идет об изменении систем. А согласно общей теории систем все системы имеют определенные общие свойства. В частности, что свойство системы не равняется сумме свойств ее элементов. Система соотносится с внешней средой и соответственно реагирует на изменения внешней среды. Кроме того, в биологической и социальной эволюции есть некоторые направления, о которых мы будем говорить, в частности, необратимость эволюции, усложнение систем, которые позволяют увидеть эти значительные сходства. Наконец нельзя забывать, что в социальных системах главное действующее лицо – это человек, а человек - это не только социальное, но и биологическое существо. Поэтому, естественно, и на этой базе есть сходства.



Александр Марков: Тут еще следует добавить, когда говорим о сравнении социальной и биологической эволюции, что в определенном смысле социальная эволюция является естественным продолжением биологической эволюции. Потому что вид животных, способных к социальной эволюции, он появился в ходе биологической эволюции, появился, видимо, неслучайно, хотя это отдельный вопрос о случайности появления человека. Но идея в том, что взаимоотношение культуры, культурной эволюции и биологической эволюции, эти два явления достаточно тесно переплетаются. Еще даже у примитивных животных между поведением и биологической эволюцией была тесная связь, то есть известно такое явление, что способность к обучению и передача от родителей к потомкам определенной манеры поведения, каких-то навыков, она направляет эволюцию определенным образом. И чем сложнее нервная система, тем значит больше будет обратное влияние культурной и социальной эволюции. Но культурной эволюции как таковой у животных, считается, что нет, но нечто очень близкое все-таки уже развивается, и у обезьян бывает культурное наследование, передача каких-то традиций, например, умение колоть орехи по наследству. То есть передается в череде поколений у определенной группы обезьян, одни колют орехи, а другие умеют мыть продукты в воде, а эти не умеют. Способность к социальной эволюции развилась постепенно, как одна из биологических адаптаций изначально.



Ольга Орлова: Давайте теперь поговорим именно о направленности эволюции, о том, что определяет направленность эволюции биологической и общественной.



Александр Марков: Вообще в биологической эволюции у нас нет прямых данных, чтобы судить, направленно эволюция или она идет случайно, закономерность или случайность. Но мы можем судить об этом по косвенным признакам. Во-первых, по соотношениям единичных, уникальных и повторяющихся событий. Если бы каждое событие было бы единичным, можно было бы говорить, что в основном эволюция случайна. Но мы видим, что многие, очень многие события в эволюции повторяются с завидным постоянством. Способность к полету, к активному полету выработалась в ходе эволюции независимо четыре раза - у насекомых, у крылатых ящеров, у птиц и летучих мышей.



Андрей Коротаев: Можно сказать, в социальной эволюции тоже есть повторяющиеся события. Скажем, переход к земледелию совершился независимо друг от друга в Западной Азии, в Месоамерике, в Андах, в Восточной Азии, на Новой Гвинее. При этом во всех случаях переход произошел независимо. Государство возникло независимо друг от друга в Египте, в Двуречье, снова в Месоамерике, в Андах, в Восточной Азии. Письменность возникла совершенно независимо друг от друга в Египте, в Китае, в Шумере, в Месоамерике. То есть такие случаи в социальной эволюции достаточно нередкие.



Ольга Орлова: Вы знаете, давайте мы попробуем разделить специфику направленности биологической эволюции. Действительно возникает вопрос, если есть, как вы говорите, Александр, повторы, которые говорят о закономерностях, но тут очень важно, насколько они разнесены по времени, через какие периоды повторяется некое событие.



Александр Марков: Бывает, что близко по времени, но на разобщенных материках, например. Скажем, арктические и антарктические формы. Замечательный пример параллельной эволюции - возникновение специальных белков-антифризов, которые не дают крови замерзнуть у рыб, которые живут в воде, температура которой ниже точки замерзания. Такие условия существуют в Арктике и Антарктике. Так вот в антарктических и арктических рыб независимо сформировались белки-антифризы, причем разные, на разной генетической основе, но параллельно возникли в Арктике и Антарктике.



Леонид Гринин: Вы затронули очень интересную тему, связанную с направленностью эволюции, о паралеллизмах в эволюции. Параллелизмы очень широко распространены, сейчас мы услышали. В частности, стоило бы добавить очень известный пример, что в водной среде у теплокровных животных и у рыб появляются сходные признаки формы тела и некоторые другие. Но параллелизмы тем сильнее, чем ближе родственные линии между организмами. То же самое в социальной эволюции. Если общества произошли от одного корня, то мы видим похожее. Взять, допустим, славянские народы, особенно в языках это заметно. Наглядно всем заметно, что языки родственные, у них много общих слов и языки дальние, совершенно непонятно, как они устроены, грамматика различна. Но я бы хотел сказать о других моментах направленности эволюции, например, что надо иметь в виду, что говоря о направленности эволюции, мы говорим только о тенденциях. То есть каждый отдельный организм или каждая отдельный таксон биологический, будь то вид, род, каждое общество могут развиваться по-разному, и эти тенденции могут в них не всегда быть видны. На широких масштабах, на масштабах макроэволюции мы видим некоторое повторение. Как Александр говорил, на одном материке, на другом, мы можем сравнить в одной эпохе, в другой, мы видим повторяемость. Скажем, рабство в социальной эволюции возникает как способ эксплуатации в разных местах так же, как и в другие формы эксплуатации. Но второй, одной из важнейших форм видов, направлений- это усложнение организма. Почему происходит усложнение? Потому что более сложные организмы имеют определенные преимущества и за счет этого они занимают новые экологические ниши, они сильнее распространяются, они вытесняют менее совершенные.



Андрей Коротаев: Важно отметить, что биологическая эволюция, нельзя сказать, что млекопитающие имеют преимущества перед бактериями, но опять-таки просто более высокоразвитые, более сложные биологические организмы занимают новые ниши, не занятые более простыми.



Ольга Орлова: Речь идет о том, что в биологической эволюции необязательно новые виды, пусть они более сложные, например, вытесняют а уже существующие более простые. Потому что здесь работают экологические законы и каждый занимает какую-то свою нишу. Хорошо, а если речь идет об общественной эволюции, в обществе?



Андрей Коротаев: Здесь просто нужно иметь в виду, что вытеснительный характер эволюции наблюдается и в биологии тоже, опять-таки аддитивный характер эволюции очень долго наблюдался и в социальной эволюции.



Александр Марков: Аддитивный - это когда новое не вытесняет старое, а добавляется к старому.



Андрей Коротаев: В течение заметного времени появление государства не означало автоматически исчезновение других форм политической организации, скажем, племен, локальной группы охотников-собирателей. Ранним государствам какая-нибудь Арктика была абсолютно неинтересна, никто даже не пытался Арктику завоевывать, осваивать. Соответственно, простые общества, приспособившись к арктическим условиям, продолжали существовать наряду с более сложными обществами. Пожалуй, начиная с 19 века социальная эволюция приняла вынужденно вытеснительный характер, то есть новые более сложные формы стали теснить и вытеснять, и поглощать, ассимилировать более простые формы. Последние века, чем ближе к современности, тем более выраженным оказывался вытеснительный характер социальной эволюции.


XS
SM
MD
LG