Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Шахрай: «Социальное государство пока создать не удалось»


«Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства».
Шахрай считает, что с реализацией этой нормы у России пока большие проблемы

«Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства». Шахрай считает, что с реализацией этой нормы у России пока большие проблемы

В преамбуле к Конституции Российской Федерации сказано: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов... принимаем Конституцию Российской Федерации». И далее, раздел 1, глава 1 «Основы конституционного строя», статья 2: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства».


Один из авторов Конституции Российской Федерации, ныне руководитель аппарата Счетной Палаты Сергей Шахрай считает, что «с реализацией этой нормы у России пока большие проблемы. Приоритет прав и свобод человека существует, я думаю, процентов на 30, и это оптимистическое заявление. Эта модель реализована по той причине, что есть законодательство о защите прав и свобод, и есть гарантии. В конце концов есть Страсбургский суд по правам человека. И если наш гражданин не согласен с решением суда по защите своих прав, он может обратиться в международную судебную инстанцию.


Модель рыночной экономики социального государства реализована даже менее, чем на 30 процентов. Одна часть этой модели - разнообразие форм собственности, их равноправие перед законом. А вот вторую часть, то есть, социальное государство, всерьез создать не удалось.


Несмотря на зафиксированный в основном законе приоритет прав и свобод человека, социального государства в России по-прежнему нет.


Теперь что касается претворения в жизнь других направлений, заложенных в Конституции. Кооперативный федерализм реализован на 38 процентов. Потому что в головах у федеральных чиновников по-прежнему сидит унитарное государство. А в головах региональной элиты сидит конфедеративное государство. Модель президентско-парламентской республики реализована на 103 процента. Модель гражданского контроля над бюрократией реализована процентов на 20. У нас с вами есть конституционная обязанность платить налоги, но есть и конституционное право на информацию, куда эти налоги идут. И парламент, выполняя не законодательную, а представительную функцию, обязан создать орган налогоплательщика, каковым, по нашей Конституции, является Счетная Палата. Я говорю «20 процентов», потому что вижу, как трудно бороться с Минфином и с исполнительной властью. Если суммировать, то получается, что Конституция реализована процентов на 55-60.


Очень важный вопрос сегодня - конституционные поправки об увеличении президентского срока с четырех до шести лет и об отчете правительства перед Государственной Думой. В моем тексте проекта Конституционной комиссии был записан 6-летний срок президентских полномочий. Но почему же в окончательном тексте появились 4 года? Сопротивление оппозиции в ходе конституционного совещания по поводу продолжительности этого срока было очень серьезное. Тогда и появились 4 года, а также запись о том, что один человек может занимать пост президента не более двух сроков подряд. Все, что попадает в интервал от 4 до 7 лет, это вопрос политического вкуса и расстановки сил.


Что касается поправки об отчете правительства перед Госдумой, я считаю ее избыточной. Достаточно было эту норму записать в федеральный конституционный закон о правительстве. Он специально существует, имеет силу конституционной поправки, и не стоило вносить изменения в текст статьи 103-й.


Это вопрос не столько текста, сколько нашего менталитета, традиций, обычаев. Если в Конституции записано, что премьер назначается с согласия Госдумы, я бы на месте депутатов никогда бы не дал согласие, не получив ответа на некоторые важные вопросы. Например: кандидат должен назвать состав своего кабинета, особенно представить ключевых министров, до голосования. Изложить свою программу действий, основные экономические принципы и перечень законов. И голосовать надо уже после этого. А у нас сначала голосуют, а потом спрашивают.


Вообще, к парламентскому контролю у нас отношение чисто советское. Вы проводите каждую неделю правительственный час, говорим мы депутатам. Позовите вместе с министром аудитора, который это министерство контролирует, и он вам много интересного расскажет о том, как это министерство тратит деньги. Ничего менять не надо, все уже заложено в Конституции и федеральных законах. Но принятие такой поправки было, очевидно, вопросом российской политической культуры».



XS
SM
MD
LG