Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Рыжков: "У нас много лидеров, но мало содержания"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.



Андрей Шароградский: Сегодня в Подмосковье, в Химках, начинает работу учредительный съезд общественно-политического движения "Солидарность". Оно объединяет часть демократической оппозиции в России. В числе самых известных участников "Солидарности" - лидер "Объединенного гражданского фронта" Гарри Каспаров, представители партии "Яблоко" Максим Резник и Илья Яшин, выступающие теперь в личном качестве Борис Немцов и Владимир Милов, бывший активисты партии "Союз правых сил" Владлен Максимов и другие. Подготовка к съезду сопровождалась многочисленными неприятностями, которые чинили организаторам форума представители властей, а также разногласиями в лагере самих оппозиционеров. Свои оценки перспективам движения "Солидарность" мой коллега Андрей Шарый попросил дать лидера незарегистрированной Республиканской партии, бывшего депутата Государственной Думы Владимир Рыжков.



Андрей Шарый: Как вы относитесь к съезду движения "Солидарность" и к самому этому движению?



Владимир Рыжков: Я хорошо отношусь к любой оппозиционной деятельности, потому что не так много осталось в России сил, которые находят в себе волю и энергию для того, чтобы противостоять антидемократическому политическому режиму. Поэтому я приветствую этот съезд, надеюсь, что он внесет свой вклад в борьбу за демократию. Что касается движения "Солидарность", я не совсем понимаю, о чем идет речь. Насколько я понимаю, никакое движение регистрироваться не будет по итогам.



Андрей Шарый: Вы будете как-то принимать участие в работе по организации этого движения, в переговорах или в работе самого съезда?



Владимир Рыжков: Нет, мы как Республиканская партия не принимаем никакого участия, как я понимаю, никакое движение создаваться не будет. Это скорее фигура речи, когда говорят о движении. Во-вторых, в апреле, когда обсуждалась эта тема, выяснилось, что мы по-разному представляем работу подобного рода объединения, и с тех пор мы не принимаем участие. Когда мы обсуждали еще весной этого года, то наше видение было связано с тем, чтобы концентрироваться на одной-двух ключевых для обществах темах и в рамках этой максимальной концентрации вокруг одной-двух тем объединять не только политические силы, но и экспертное сообщество, предлагая программы по выходу из кризиса, по решению тех или иных проблем. Другие участники говорили, что нужно заниматься всем, браться за все темы, объединять всех, в том числе националистов, которые оппозиционны нынешней власти. Одним словом, не было единства ни по форме работы, ни по содержанию работы, ни по кругу участников. В связи с этим нам стало уже весной ясно, что вряд ли такое объединение сможет действительно быть широким, и для того чтобы не создавать вредных иллюзий, мы в этом не участвуем.



Андрей Шарый: Это неудавшийся диалог в данном случае между разными политическими личностями или речь идет об идеологических разногласиях?



Владимир Рыжков: В личностном плане ничего не поменялось, у нас прекрасные отношения друг с другом, со всеми, нет никаких проблем. Здесь речь идет именно о подходе. То есть я представляю так, что оппозиция должна выступать очень концентрированно по темам, очень последовательно в течение многих месяцев и, может быть, даже одного-двух лет концентрируясь на ключевых темах для страны, привлекая сюда не только яркую оппозиционную публику, но и ведущих экспертов страны. А другие участники считают, что нужно объединить всех, кто только готов к совместной работе, не важно вокруг чего, не важно кто, лишь бы это было оппозиционно. Поэтому о личностных разногласиях речь вообще не шла никогда, и не идет, речь идет просто о разных подходах.



Андрей Шарый: А Республиканская партия сейчас предпринимает какие-то объединительные усилия для формирования какого-то более широкого что ли фронта или вы предпочитаете сейчас работать сами?



Владимир Рыжков: Мы не увязываем себя ни с кем. Я еще раз повторяю, я желаю им успеха, и кто знает, может быть, именно их подход более правильный, это покажет жизнь. Мы предпринимаем определенные шаги, но я не хотел бы сейчас об этом публично говорить.



Андрей Шарый: Сильно ли, на ваш взгляд, вообще демократические силы как таковые в России (я сейчас говорю об этом как о широком таком вот понятии) ослабил уход Никиты Белых?



Владимир Рыжков: Я не считаю, что уход одного человека может ослабить демократическую оппозицию в стране. Это было бы слишком большим преувеличением, я бы так сказал. Поэтому ни о каком ослаблении, на мой взгляд, речи быть не может. Мне кажется, что слабость демократического движения в другом - в том, что оно не способно выработать привлекательные приоритеты, вокруг которых шла бы работа, привлекательную программу с точки зрения концентрации. Поэтому если сейчас спросить любого нашего сторонника, собственно говоря, за что мы выступаем, скорее всего, он затруднится с ответом. То есть главная проблема - это дефицит содержания. У нас много лидеров, но мало содержания.



Андрей Шарый: А почему возникла такая проблема, вам понятно?



Владимир Рыжков: Мне кажется, что недооценивается сама необходимость содержательной концентрации. По крайней мере, многие мои друзья и коллеги, с которыми я это обсуждал, вообще не понимают, о чем я говорю. Для нас, для меня, для республиканцев это вещь первостепенная. Мы считаем, что мало сказать, что вот есть такие парни в стране. Люди должны еще понимать, чего мы добиваемся.


XS
SM
MD
LG