Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отклики на присуждение премии Кандинского



Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.



Дмитрий Волчек: Решение жюри премии Кандинского о присуждении главного приза художнику Алексею Беляеву-Гинтовту вызвало настоящий скандал в мире российского современного искусства, поскольку художник известен своими националистическими взглядами. Организаторами премии, учрежденной в 2007 году, являются фонд «АртХроника», Deutsche Bank и холдинг «ИФД Капиталъ». Рассказывает Елена Фанайлова



Елена Фанайлова: Уже на этапе объявления шорт-листа премии стало понятно, что жюри интересуют работы, обращенные к советскому мифу. Инсталляции Бориса Орлова и Дмитрия Гутова посвящены прошлому и исторической памяти, при этом критики замечали, что Орлов – антикоммунист, а Гутов – новый левый. В этом списке картины националиста Беляева-Гинтовта, можно сказать, самые эффектные, но такое рассуждение годится для публики, не для профессионального жюри, в составе которого два куратора из крупнейших музеев современного искусства Франции и Америки. Выбор жюри пытается объяснить известный искусствовед и куратор Андрей Ерофеев, член жюри премии Кандинского, открыто выражавший свое несогласие с общим выбором жюри.



Андрей Ерофеев: Что касается мнения наших западных коллег, то очень часто в России они выбирают то, что никогда бы не выбрали у себя. Россия стараниями некоторых наших идеологов такой заповедник монстров, страна соцреализма, сталинской ужасной монументальной архитектуры.



Елена Фанайлова: В кулуарах говорили о специальном интересе к Беляеву Александра Боровского, члена жюри и завотделом новейших течений Русского музея, где планируется выставка группы АЕС, а их работы регулярно экспонирует галерея «Триумф», опекающая Беляева-Гинтовта. Андрей Ерофеев говорит о том, что награждение Беляева противоречит самой идеологии премии Кандинского.



Андрей Ерофеев: Сам Кандинский очень пострадал и от коммунистов, его выгнали отсюда, и от нацистов пострадал, бежал в Париж. И человечески, и художественно представлял совершенно противоположные взгляды и позиции. Ни в коем случае никогда Кандинский не поддерживал формы тоталитарного стиля. Поэтому очень странно, что награжден художник, исповедующий реально взгляды, близкие в какой-то мере к фашизму. В чем они близки? Прежде всего, в заявленном стремлении отнять независимость у недавно получивших ее бывших советских республик и вернуть так называемые утраченные территории не миром, так войной. Призывы к агрессивному реваншистскому унитаризму, которые произносятся на разных сайтах молодчиками со свастикой на рукаве или чем-то подобным свастике на фоне картин Алексея Беляева. На фоне Кандинского они не будут произносить такие призывы, на фоне Беляева они произносят. Сам Беляев достаточно ангажирован, сам участвует в политических выступлениях, в съездах, рисует плакаты такого типа, например, «Севастополь – русский город», то есть плакат, призывающий к захвату, возвращению этих земель.



Елена Фанайлова: Если воспринимать победившие работы Беляева отдельно от основного корпуса его политически ангажированных картин и патриотических плакатов, их можно прочесть неоднозначно. Это эффектная монументальная живопись, во всю стену, например, работа «Братья и сестры» выглядит так: сусальное золото как фон и черной типографской краской прописанная толпа народа, лица обращены к небу или репродуктору, советские типажи, они явно слушают обращение товарища Сталина. Своим монументализмом и обращением к символам советской родины, войны, подвига, Беляев может даже завораживать, если бы не темы крови и почвы, национального возрождения и национальной сатисфакции. Поскольку мы не можем показать его работы, послушаем звуковой отрывок с его персонального сайта, это Катехизис евразийства, судя по которому Беляев заворожен имперской идеологией Александра Дугина. Отрывок звучит в исполнении модельера Насти Михайловской.



Евразийство. Глобальный аспект. Есть сегодня в мире та сила великая и серьезная, которая стоит у нас на пути. Она разнесла вдребезги наше отечество, она бросила на континент, на весь мир паутину темного присутствия – это цивилизация далекого Запада. По ту сторону океана США. В этой стране все наоборот, там правят законы зеркала, в почете слабый и больной. В центре внимания извращенец и урод. Все, что идет из Америки, напитано ядом. Все, что там говорят – ложь и зараза. Мы должны вести строгую антиамериканскую гигиену – это первый шаг на великом пути борьбы континентов. Евразия против Атлантики.



Елена Фанайлова: Эта мрачная агитка напоминает мне карикатуры времен холодной войны, но на неокрепшие умы, она, вероятно, действует. Контекст, в котором премия Кандинского присуждена Беляеву-Гинтовту, особенно пугает критиков, которые проводят прямые аналогии с ситуацией тридцатых годов в Германии. Президент бьеннале современного искусства Иосиф Бакштейн пишет: «Меня удивило, что жюри выделило работу столь ангажированного художника, причем ангажированного на ультраправом фланге. Это неизбежно придает решению жюри в целом политический оттенок. Мне брутальная эстетика Гинтовта не близка, но дело не в этом — безусловно, его высказывания представляют собой апологию самых мрачных страниц российской истории. И ирония здесь не просматривается».


Скандал разразился на церемонии награждения, которая сопровождалась пикетом левых интеллектуалов из групп «Что делать» и «Вперед». Рассказывает философ Алексей Пензин.



Алексей Пензин: Мы считаем, что эстетика Гинтовта, а также его идеология носят если не фашистский, то протофашистский характер, прославляет культ силы, величие России, связана с имперскими лозунгами и так далее. И мы считаем, что в данном случае работу этого художника нельзя ценить по сугубо эстетическим критериям, что здесь необходима также политическая оценка. Мы решили устроить пикет. Мы сделали плакат, на котором было написано «Кандинскому стыдно» и который обрамляли свастика и символика дугинского Союза евразийской молодежи. Мы стояли, выкрикивая «Кандинскому стыдно» или «Пусть цветут все цветы. Деньги, свастика, кресты». Пикет простоял около сорока минут.



Елена Фанайлова: Я обратилась за комментарием к известному искусствоведу и куратору современного искусства Екатерине Деготь.


Мы можем расцениввать решение жюри премии Кандинского как политическое?



Екатерина Деготь: Мы должны его расценивать как политическое, идеологическое, несмотря на то, что они сами пытаются представить как чисто эстетическое. Но так с идеологией всегда и бывает: ее носители отрицают, что они носят идеологию в себе.



Елена Фанайлова: Для меня большая загадка, как жюри, половина которого, насколько я понимаю, иностранцы, могло совершить такой выбор?



Екатерина Деготь: Мы сейчас уже знаем, уже не тайна, кто за кого голосовал. И совершенно ясно, что это решение – результат нескольких вещей. С одной стороны, это такой национализм и фашизация, которые свойственны российской буржуазии, российскому правящему классу. С другой стороны, это националистические устремления старой интеллигенции. И с третьей стороны, это представления иностранцев о России, к сожалению. Безусловно, премия Кандинского представляет интересы олигархической буржуазии, это заявлено в самой премии, в церемонии ее вручения, абсолютно во всем. Поэтому, конечно, это выглядит как выбор новой российской буржуазии, тем более, что они покупают Беляева-Гинтовта в галерее «Триумф», вся атмосфера которой предназначена именно для того, чтобы там привечать высшую буржуазию.



Елена Фанайлова: Какова была реакция арт-сообщества на этот выбор жюри и можно ли говорить о том, что нет единого мнения по этому поводу?



Екатерина Деготь: Вообще это одно из самых скандальных событий последнего времени, сама церемония, на которой Анатолий Осмоловский кричал «Позор!» 15 минут. Это было очень сильно. Художник Дмитрий Гутов подошел к главе фонда, который вручает эту премию, и сказал, что он больше не будет участвовать ни в выставках этого фонда, снимает свои работы с журнала «Арт-хроника», который этим фондом издается. Я думаю, что он не один, кто так поступит. Разумеется, есть люди и менее принципиальные, которые в принципе не понимают, почему должны учитывать политическую позицию художника, а не просто смотреть на красивые картинки. Я очень часто, к сожалению, слышу такое мнение, оно мне кажется крайне недальновидным, но такое мнение есть.



Елена Фанайлова: Мы можем сказать о том, что произведения художника Беляева-Гинтовта действительно красивые, действительно хороши, действительно представляют какой-то эстетический интерес?



Екатерина Деготь: Эти картины представляют интерес для того, чтобы их повесить над диваном в каком-то смысле. Они золотые, с черным, декоративные. Но как мы знаем, в современном искусстве это не достоинство, с другой стороны это и не недостаток. Но они нравятся буржуазии именно по этой причине. Очень часто эти люди, потребители, покупатели Беляева на вопрос о нем говорят: да, мы знаем, что он фашист, но картинки его красивые, они нам нравятся.



Елена Фанайлова: Сорок тысяч евро достались художнику Алексею Беляеву-Гинтовту, победителю премии Кандинского. По мнению либерально настроенных и левых арт-критиков, премия дискредитировала себя этим решением.




XS
SM
MD
LG