Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Трансфертный рынок в России


Валерий Винокуров: Приглашаем вас к разговору о событиях прошедшей недели, о предстоящих событиях, о бесконечных новостях с трансфертного рынка, я имею в виду футбол, баскетбол, представлен был на минувшей неделе Лигой чемпионов, Евролигой УЛЕБ, волейбольные соревнования Лиги чемпионов проходили мужские и женские…



Дмитрий Морозов: Чемпионат Европы по гандболу среди женщин в Македонии…



Валерий Винокуров: Биатлон…



Олег Винокуров: Чемпионат Европы по керлингу…



Дмитрий Морозов: По флорболу…



Валерий Винокуров: Извините, флорбол – не знаю, что такое. А что такое флорбол?



Дмитрий Морозов: Затрудняюсь ответить.



Олег Винокуров: В общем, что-то связано с мячом и полом, полом в смысле покрытием.



Валерий Винокуров: Противоположностью потолка. Так что обсудить есть что. Начнем с таких соображений, связанных с российскими средствами массовой информации, а может, не только российскими. Потому что вот, например, вчера вдруг приходит сообщение, что тренер «Тоттенхейма» Харри Редноп решил избавиться от Романа Павлюченко. И вот на эту тему там разговоры. Попутно выяснилось, что цена его – 14 миллионов фунтов стерлингов, заплаченных «Тоттенхеймом» «Спартаку». И теперь они не знают, как их вернуть, хотел бы вернуть «Тоттенхейм» заплаченные деньги. Спроса нет. Такая целая история. Выясняется, тренер «Тоттенхейма» Харри Редноп вынужден выступить с опровержением всего этого дела. «Что за глупость? Я даже не знаю, откуда это взялось?» Это я к тому, что в Англии такие «утки» тоже существуют. Не будем считать, где больше «уток», где меньше.



Олег Винокуров: А польская «утка» очередная с цитированием Мишеля Платини, что якобы Мишель Платини сказал, что если Украина не успеет сделать все, значит Польша одна проведет чемпионат Европы? То же самое, прошло два-три часа, УЕФА должен был выступить с опровержением, никогда в жизни Платини не давал никакого интервью этой газете, и что они рассматривают по-прежнему в тандеме, дальше общие слова. Так что…



Валерий Винокуров: Там еще такая смешная фраза, что в Германии (ни в коем случае Германия даже не претендует подменить кого-либо, германия вполне могла бы подменить вообще и обе эти страны, но это другой вопрос)… Но якобы Платини сказала, что если на стадионе в Варшаве будут бульдозеры, то тогда только перенесем. Выясняется, что ничего не было. Всегда тут очень тяжело ориентироваться. Предположим, еще одно сообщение, тоже не знаю, насколько оно верно. Уже всем сообщили, что московский футбольный «Спартак» берет этого бразильца 19-летнего, опорного полузащитника Кариоку. Раньше Кариока приехал в Германию, прошел медобследование и получил отрицательный ответ, что его здоровье не позволяет… Теперь уже ты не знаешь, верить этому или не верить. «Спартак» притормозил подписание договора или не притормозил. В общем, вот такие бесконечные сообщения. Не знаешь вообще, на что опираться. Поэтому лучше как-то, мне кажется, вместе с нашими слушателями обсуждать закончившиеся конкретные прошедшие соревнования, прошедшие события. Может, слушатели, позвонив нам, подскажут, с чего начать. Мне кажется, что можно начать с биатлона, где начался второй этап Кубка мира. Российские биатлонисты как-то поправили свои дела, потому что Иван Черезов занял второе место вслед за Свендсеном, а третьим кто же был?



Олег Винокуров: Александр Ос.



Валерий Винокуров: Два норвежца, а там в тройке у женщин тоже Светлана Слепцова заняла второе место и две немки.



Олег Винокуров: Одна – Симона Хаусвальд. Немки повыходят все замуж, поди теперь разбери, что Мартина Бек – это Мартина Глагов, Симона Хаусвальд – это Симона Денкингер. Как будто бы новые имена, а на самом деле, старые, и никакого сюрприза здесь нет.



Валерий Винокуров: И вы уже поняли, что вчера прошли соревнования в спринте, поэтому буквально через 15 минут начнется гонка преследования сначала у мужчин, потом у женщин. Причем там любопытная ситуация произошла после вчерашней женской гонки. Потому что Светлана Слепцова, заняв второе место, стала лидером в спринтерском зачете, а Екатерина Юрьева, заняв четвертое место, стала лидером общего зачет. Потому что бывший лидер Катя Вильхельм, немка, заняла 14-е или 16-е место, и по очкам теперь Екатерина Юрьева лидирует. Я думаю, то ли биатлон повлиял, то ли еще что, но у нас появился уже звонок.



Олег Винокуров: Нам позвонил Борис Миронович из Москвы.



Слушатель: Скажите, пожалуйста, вы какое-то влияние имеете на спортивные организации? Вот вам позвонят слушатели, вы, наверное, для этого и делаете передачи, чтобы что-то от слушателей узнать?



Валерий Винокуров: Конечно.



Слушатель: И если есть какие-то предложения, вы как-то можете их передать в эти спортивные службы, пожелания наши?



Валерий Винокуров: Во-первых, спортивные службы все слушают. Мы уже неоднократно убеждались в этом.



Олег Винокуров: А во-вторых, повлиять на них не может никто порой. А как вы хотите на них повлиять?



Дмитрий Морозов: И на кого именно?



Слушатель: Чтобы вы донесли до них наши предложения, может быть такое?



Олег Винокуров: Они в чем заключаются? Давайте.



Валерий Винокуров: Донесем.



Слушатель: Во-первых, я по футболу хотел. В футболе в игре становятся стенки, и вдруг, когда начинает противник бить по воротам, в стенке мяч летит на кого-нибудь, он берет и отворачивается. Что это за стенка? Предложение: никто не имеет права, если кто встал в стенку, он должен стоять в стенке, пусть даже если ему в лицо попадет.



Дмитрий Морозов: Это же садизм.



Валерий Винокуров: Это же негуманно.



Слушатель: Тогда зачем играть в футбол? Не ходите туда. Как в хоккее. Кто играет?



Олег Винокуров: Ну, тут мы повлиять не можем ни на кого уж точно.



Валерий Винокуров: Повлиять вообще никто не может. Это же игра!



Дмитрий Морозов: А вы сами пробовали стоять в стенке, когда пробивается штрафной?



Слушатель: Вот видите, уже не принимаете.



Валерий Винокуров: Не принимаем. Запретить человеку лицо беречь свое!



Олег Винокуров: Тем более как это? Должно быть такое правило что ли введено?



Слушатель: Введите правило. Ну, что тогда за стенка с дыркой?



Валерий Винокуров: Ну, в этом же и смысл.



Олег Винокуров: И проявляется, у кого какая стенка, хорошая или плохая.



Слушатель: Теперь второе. «Желтые» и «красные» карточки… Я считаю, что большинство «желтых» и тем более «красных» карточек получают футболисты за свои амбиции.



Валерий Винокуров: За нарушения, короче, за грубость.



Слушатель: И получается, он получил удар, потом ищет противника или кого-то еще и отвечает. За это получает карточку, и в следующей игре он не играет. Вы понимаете, что получается?



Валерий Винокуров: Понимаем.



Слушатель: Я считаю, что нужно за каждую карточку штрафовать.



Валерий Винокуров: Это делается.



Слушатель: Либо разбирать, почему он допустил.



Валерий Винокуров: Это и так делается. И так за карточки штрафуют.



Олег Винокуров: Владимир Иванович из Московской области.



Слушатель: Как называется, когда во время спортивной игры на футбольное поле выходит болельщик? Или когда борются два борца, выходит третий не участник?



Олег Винокуров: Безобразие называется.



Слушатель: Есть какая-то форма, которая не безобразие, потому что она должна иметь четко выраженный судейскую и спортивную оценку в виде красной карточки противнику или дисквалификации его.



Валерий Винокуров: Наказывается за это команда – хозяин поля, наказываются за это борцы.



Дмитрий Морозов: Кто угодно.



Слушатель: Я к чему веду разговор? Спортивное название вот этому должно быть. Неправомерно, когда команда дерется, и появляется третий лишний. Команда «Химки» и команда «Рубин» решили объединиться.



Валерий Винокуров: «Сатурн».



Слушатель: Да, да. Подается заявка в УЕФА, что будет участвовать во внутреннем чемпионате определенное количество команд, например 18, где разрабатывается общее количество баллов, которые принимают потом участие в европейских кубках. Если, например, сейчас в добровольном порядке футбольная лига убирает одну команду, как это отразится этот процесс на вот этих баллах команды?



Валерий Винокуров: Никто ничего не уберет. Уже известно, что «Химки» остаются. Но для УЕФА это совершенно не имеет значения, будут это «Химки» или «КамАЗ», или «Шинник», или еще кто.



Дмитрий Морозов: Количество команд никакого влияния на суммарный коэффициент страны не оказывает.



Валерий Винокуров: Тем более команды, которые занимают последние места.



Дмитрий Морозов: Да, не участвуют в распределении очков для страны.



Валерий Винокуров: И кроме того, заодно вы нам позволили сообщить новость, поскольку команда «Химки» нашла уже и спонсора. Вчера как раз на эту тему Дмитрий Морозов беседовал с профессором Робертом Воскеричяном в дневной программе, и все было объяснено. Я даже запомнил цифры, Московская область дает 10 миллионов долларов, и до этого собиралась дать, просто «Химкам» казалось, что этого мало. На самом деле, это немало, что Роберт объяснил как раз очень.



Дмитрий Морозов: Так что останется в будущем сезоне точно совершенно 16 команд. Все-таки это Премьер-лига, и навряд ли какие-то существенные изменения произойдут.



Олег Винокуров: Да и так бы было 16.



Дмитрий Морозов: В низших лигах может быть да, в низших лигах какие-то коллективы исчезнут.



Олег Винокуров: А самое главное, что УЕФА этот вопрос совершенно не волнует никак.



Валерий Винокуров: Им вообще все равно, хоть у вас будет шесть команд участвовать или восемь, или десять. Но если уж заговорили о «Химках», то это вообще очень хороший прецедент. Потому что отстояли команду болельщики, любители команды. А «Химки» - это же не то, что там «Спартак», «Динамо», ЦСКА или «Локомотив». Кстати, «Торпедо» могли бы отстоять болельщики. Вот хороший пример подали болельщики команды «Химки», они устроили целый шум, и этот шум в результате привел к тому, что команда сохранится. Вот это прецедент замечательный. По-моему, вчера как раз вы тоже обсуждали это дело.



Дмитрий Морозов: Отчасти да. Торпедовским болельщикам, мне кажется, сложнее в данном случае сломить сопротивление хозяина «Торпедо» господина Алешина, который ни на какие компромиссы не идет.



Олег Винокуров: Как раз хорошо, что «Химки» остались по сути без хозяина, и не с кем было бороться.



Валерий Винокуров: Там президент хорошую роль сыграл, нашел кого-то, Стрельченко, по-моему, его фамилия.



Олег Винокуров: А с Алешиным попробуй тут поборись.



Валерий Винокуров: Но тут же тоже было тяжело, потому что инициатива исходила от губернатора Московской области об объединении «Сатурна» Бориса Громова. Все-таки удалось. Потому что вот этот пример, я его почему специально на нем акцентирую, сосредотачиваю внимание? Потому что он не чисто спортивный. Когда люди объединяются, они могут многого добиться, в данном случае сохранили команду «Химки». Но можно же поширше, что называется, посмотреть.



Олег Винокуров: Сохранить Конституцию?



Валерий Винокуров: Хотя бы. В этом смысле любопытно. Вчера же был день Конституции. Социологический опрос, конечно, меня поразил. Извините, это к спорту не имеет отношения, а, может быть, какое-то и имеет.



Олег Винокуров: Спорт – модель жизни.



Валерий Винокуров: Опрашивали россиян, и на вопрос «по Конституции России кому принадлежит в стране власть?» 53% сказали «Президенту». 39 или 33% сказали, что «парламенту», и только одна десятая часть опрошенных сказала, что народу. Потому что по Конституции, статья третья, власть в стране принадлежит народу. Конечно, это не придет в голову так сказать, учитывая, что народ сейчас и голосовать то, никого выбрать не может. Просто спорт в этом смысле вот оказался.



Олег Винокуров: В «Химках» команда принадлежит народу.



Валерий Винокуров: Это точно.



Олег Винокуров: Александр из Сызрани спрашивает: «Кто из представителей РФС работает в исполкоме и комитетах УЕФА? Как оценивают там их профессиональные качества?»



Валерий Винокуров: Там особенно никто и не работает из РФС, в некоторых комиссиях.



Олег Винокуров: Вячеслава Колоскова, поскольку он является почетным президентом РФС, как мы знаем, вполне можно считать, что, конечно, в некотором роде выглядит иронично достаточно.



Дмитрий Морозов: Учитывая его отношения с Мутко.



Олег Винокуров: Но все равно, представитель РФС – почетный президент, его профессиональные качества оцениваются очень высоко, у него задач там выше крыше, он в трех комитетах в УЕФА, в трех комитетах в ФИФА.



Валерий Винокуров: Конкретно сейчас проводит турнир.



Олег Винокуров: Чемпионат мира среди клубов. В частности, он возглавляет… А кто там еще? Владимир Алешин, упомянутый нами, в комитете по стадионам. По-моему, председатель судейской коллегии тоже в какой-то комиссии, кто-то еще в юношеской есть. Сейчас Виталий Мутко заявил, что он хочет занять место Колоскова во всех исполкомах. Я не представляю, как это может ему удаться, потому что там место совсем не гарантировано. А вот просто к слову, давайте в историю. Когда после Великой отечественной войны в 1946 году Советский Союз вступил в ФИФА, то в знак уважения роли советских войск в победе над фашизмом было предоставлено место вице-президента ФИФА. Это было за Советским Союзом закреплено. И тогда первым это место занял Сергей Александрович Савин, председатель секции по футболу. Потом через два года уже федерация стала. Валентин Александрович Гранаткин занял это место вице-президента. И потом он стал первым вице-президентом. Почему? Потому что первый вице-президент ФИФА – человек, который дольше всех занимал эту должность. Когда сменялись, сменялись, а он все оставался. И он стал потом первым вице-президентом ФИФА. И поэтому когда потом вместо него вошел туда Вячеслав Колосков, он тоже стал вице-президентом, но не первым. И довольно долго был. Дальше Советский Союз распался. Уже никакого такого гарантированного места нет. И сейчас просто идут выборы. Но если вопрос этот возникнет, могу и дальше рассказывать про деятельность ФИФА и УЕФА.



Олег Винокуров: Думаю, что если конкретно ответить Александру из Сызрани, как там в комитетах оценивают профессиональные качества? Я думаю, что всем чиновникам свойственно оценивать свои профессиональные качества высоко. Свои и своих коллег, так что, думаю, все там друг другом довольны. УЕФА, надо сказать, процветает покамест. Все, короче, своей игрой довольны. А мы слушаем Александра из Москвы.



Слушатель: У меня есть вопрос. Вы говорили, что политика не имеет отношения к спорту. Казалось бы, где наши войска и где футбол?



Валерий Винокуров: Александр, не передергивайте. Никогда мы не говорили, что не имеет. Мы говорили, что не хотелось бы, чтобы имела. А вы это говорили про судейство. А это действительно к судейству не имеет. А к организационным вопросам имеет.



Слушатель: Мне это напоминает эйзенштейновский фильм «Иван Грозный». Помните, иностранные послы там говорили: «Европа не признает, Папа не допустит, император не согласится», а Борис Чирков сказал: «Силен будет – все признают».



Валерий Винокуров: Замечательно!



Слушатель: Некоторое время назад был фильм «Эдуард Стрельцов. Зона для центра нападения». Там рассказывали про дело Стрельцова. Я, конечно, не юрист, но у меня сложилось впечатление, что какая-то там была подстава, потому что, с одной стороны, вроде бы там и вино пили, потом еще «Старкой» лакировали, потом подружка этой девчонки, ей предлагали вместе с ней уехать, она отказалась, осталась на ночь, как будто она маленькая девочка и не понимает, чем это заканчивается. Потом там еще одна женщина показывала, что вроде добровольно занимались сексом и не по одному разу. И там говорили, что якобы кто-то очень сильно хотел наверху Стрельцова посадить и сказали, что до 1958 года ему прощали все, а с 1958 года перестали прощать. Вот интересно, кто на него мог такой зуб иметь наверху. Потому что там еще говорили, что сначала спортивная организация навсегда, на всю жизнь его дисквалифицировала, а после свержения Хрущева это отменили. И еще сказали, что какое-то было у него осложнение отношений после игры в Одессе, когда он защищал Иванова. Вы бы не могли объяснить, что имелось в виду.



Валерий Винокуров: Я уже не раз в программах Радио Свобода об этом рассказывал. У меня есть и личные впечатления, и просто мне довелось в свое время писать письма за подписью ответственных разных людей, эти письма должны были повлиять и повлияли на то, что Стрельцову разрешили играть. Я вам, если будет возможность, потому что это очень долгий рассказ, я вам коротенько потом потом на ваши вопросы отвечу. А в целом вы все сказали правильно.



Олег Винокуров: Лев Павлович из Москвы позвонил нам.



Слушатель: Послевоенные годы, было первенство Москвы клубное, была кузница футбольных кадров для всего Советского Союза. Кто не продолжал игру в классе А, те играли в классе Б, мы с вами как-то сидели на трибуне для прессы на Западе, я был с Юрой Лукашиным, мы с ним тоже в послевоенные годы играли на первенство Москвы. И вот молодежка наша 20 лет, в воротах Лева Яшин, мы выиграли первенство Москвы, на следующий год Габчивадзе, Нечаев уже играли за мастеров «Торпедо», потому что в «Динамо» такие классные были, что некого было поставить. А кто не попал в класс А, играли всю жизнь в классе Б. И просто сейчас очень интересно, как выглядит эта кузница кадров? Это будет пример для всех регионов России. А у нас же были детские команды, первая юношеская, вторая юношеская, молодежка, мужские команды. Ведь какие клубы то были – ЗКП – Исаев, Ильин, кто только ни играл! Все же мастера проходили через эти клубы!



Валерий Винокуров: Все правильно вы говорите. Могу очень подробно и долго на эту тему рассуждать. Я хотел только уточнить, что Габичвадзе фамилия, который потом играл в «Торпедо», очень хорошим нападающим был, действительно, играл тогда в молодежной. Тогда было три мужских, две молодежных, три юношеских – восемь команд. Сейчас этого ничего толком нет. Проводятся какие-то соревнования, видимо, но кадры для профессионального футбола теперь берутся уже довольно давно из спортивной детско-юношеской школ олимпийского резерва, СДЮШОР называются и так далее. Но вы правильно говорите. Действительно, тогда это была кузница. Ну, тут каждая тема – на час. Кого мы сейчас слушаем?



Олег Винокуров: Рашида из Москвы.



Слушатель: Скоро будет турнир с участием команд СНГ, правда?



Валерий Винокуров: Да, и Балтии.



Слушатель: А какие команды будут, можете сказать?



Валерий Винокуров: Ну, чемпионы всех республик.



Олег Винокуров: Это ж традиционно там будет, 16-й или 18-й раз проводится, поди там разбери. Естественно, главные претенденты уже посылают всегда туда резервные составы. Киевское «Динамо», естественно, будет



Валерий Винокуров: А чемпион кто? Или «Шахтер»?



Слушатель: «Шахтер».



Олег Винокуров: А, киевское сейчас лидирует. «Шахтер» - чемпион. Соответственно, «Рубин» будет.



Валерий Винокуров: Мутко сперва объявил, что «Рубин» дал ему слово играть основным составом. Прошло три дня, «Рубин» сообщил, что будет играть смешанным составом. Пройдет еще неделя, «Рубин» пришлет молодежный состав. Но этот турнир в принципе потерял, конечно, то значение, которое когда-то поначалу имел. Когда чемпионами становились киевское «Динамо», тбилисское «Динамо».



Дмитрий Морозов: Но это не умаляет, конечно, заслуг, допустим «Шерифа» того же.



Валерий Винокуров: Ну, конечно.



Дмитрий Морозов: Тех команд, которые одерживали победы в последние годы.



Валерий Винокуров: Сейчас видите как, Рашид, из всяких соображений… Во-первых, этот турнир пользы никогда не приносил. Он такой ностальгический характер имел – встретиться и так далее. Сейчас уже ностальгия не особенно действует. Сейчас Кубок Первого канала – четыре российских, четыре украинских. В результате получилось, что он стал вредным для подготовки. «Динамо» отказалось, «Бунеткор», казахская команда, по-моему…



Дмитрий Морозов: Узбекская, которую Зико возглавляет.



Валерий Винокуров: Да, узбекская команда заменит. В Кубке Первого канала будут теперь не только украинские и российские, но и узбекская. Рашид, можете болеть.



Слушатель: Вы все время приглашаете хороших людей в гости.



Валерий Винокуров: Плохих не приглашаем.



Слушатель: Рафалов был у вас, еще один врач был.



Валерий Винокуров: Петр Лидов.



Слушатель: Вы не можете пригласить Симоняна, Маслаченко?



Валерий Винокуров: Теоретически можем. Симонян – официальное лицо, и ему довольно тяжело, он – первый вице-президент. Во-первых, он очень в возрасте. Что касается Маслаченко, то он итак имеет трибуну. Он же вряд ли пойдет на другое радио или телевидение, когда у него есть свое радио и телевидение НТВ. На эту тему пока сказать вам ничего не могу.



Олег Винокуров: Слушаем Елену из Московской области.



Слушатель: Меня интересует, кто покинул Высшую лигу по футболу? «Шинник», «Химки» или «Луч-Энергия»?



Дмитрий Морозов: «Шинник» и «Луч-Энергия». А «Химки» остались.



Слушатель: Печально очень.



Валерий Винокуров: Печально что?



Слушатель: Что «Луч» покинул.



Валерий Винокуров: Ну, вернется, может быть.



Слушатель: Будем надеяться.



Олег Винокуров: Остальные участники, которым приходилось периодически совершать вояж во Владивосток, наверное, обратного мнения. Тут у нас Николай Антонович интересуется, он знает, что есть футбол для инвалидов, «но мой сосед сказал, что недавно, уже три года, проводится чемпионат мира среди бездомных. Что это, «утка»? Он вроде бы человек серьезный, тем более сказал, что наши обыграли там бразильцев».



Дмитрий Морозов: Да, обыграли, действительно. В финале россияне проиграли Афганистану.



Олег Винокуров: На самом деле, он проводится не три года. В 2006 году россияне выиграли, поэтому стали его освещать. А он с 2003 года проводится. Да, такой вот турнир, много там команд по супер-мини-футболу. Там один вратарь и три игрока. Есть такое дело, это не «утка».



Валерий Винокуров: И полезное дело, и хорошее. Он проходил в Австралии, кажется.



Олег Винокуров: На этот раз в Австралии. Слушаем Олега из Москвы.



Слушатель: Вы, конечно, знаете стихотворение Пушкина «Про булат и злато». Вспомнил я его в связи с тем, что «Зенит» в последнее время стал всех подряд скупать. Я помню, что было такое время, когда ЦСКА всех подряд призывало, особенно в хоккее, и в футболе тоже.



Валерий Винокуров: Было.



Слушатель: А теперь не получится ли так, что «Зенит» займет место ЦСКА, будет покупать всех хороших футболистов. Мы знаем, что ЦСКА это не всегда было на пользу, а нашему хоккею и футболу, безусловно, во вред. Как вы думаете, вот эта газпромовская сила не задавит наш футбол?



Валерий Винокуров: Олег, вообще, сейчас же все на коммерческой основе.



Дмитрий Морозов: Совершенно верно. Раньше да, это было добровольно-принудительный призыв в армию. Сейчас все бизнес в чистом виде. То, что «Зенит» имеет возможность скупать лучших футболистов России – на этот процесс повлиять никак нельзя. Но как мог воспротивиться, допустим, московский динамовский коллектив распорядиться судьбой Дани, как он мог отказаться от столь выгодного предложения?



Валерий Винокуров: Даже не в этом дело. Именно теперь надо продумывать, когда ты контракты подписываешь.



Олег Винокуров: Они когда-то заложили эту сумму, думая, что она астрономическая и их обезопасит. Но все равно какую-то сумму надо заложить в контракт, чтобы не было рабства, что вообще ни за какие деньги никогда тебя никуда не продадим. Они заложили эти 30 миллионов, которые казались просто невероятными: кто там когда заплатит? Думали, что все будет хорошо. Просто они не могли отказаться. Контракт был так составлен, что если кто-то предлагает 30 миллионов, он уходит.



Валерий Винокуров: А сейчас такая же история с Семшовым, но сумма то заложена значительно меньше. Им тогда тоже не могло придти в голову. Семшову сейчас 31-й год уже. А сейчас «Зенит» на четыре года с ним заключает контракт. А сумма раза в четыре меньше, чем у Дани записана была в контракте. Олег, сейчас такое время.



Дмитрий Морозов: Что мешало, допустим, динамовскому руководству договориться с Семшовым, чтобы он остался в «Динамо»?



Валерий Винокуров: Мешало то, что там в два раза больше зарплата, а там ему в полтора собиралось дать.



Дмитрий Морозов: Договаривайтесь, и вы будете в Лиге чемпионов выступать.



Валерий Винокуров: Семшов не хотел уходить вообще. Но когда зарплата… Это же такое дело.



Дмитрий Морозов: Характеристику ему надо дать человеческую высокую. Долгое время «Торпедо» был предан человек. Ясно, что совершенно не финансовая составляющая для него важна.



Валерий Винокуров: Но сейчас, может быть, уже и финансовая. Уже человек представляет, что ему осталось два-три года. Почему «Зенит» на четыре делает, я не знаю. Может быть, верит в то, что этот игрок и четыре года продержится. Значит, надо делать ставку на молодежь Олег, сейчас время коммерциализации. Тут уже куда денешься?



Дмитрий Морозов: Ну, бюджета «Динамо» хватит на многих хороших футболистов. 51 миллион евро, озвученный Сергеем Степашиным, под Лигу чемпионов.



Валерий Винокуров: Кризис кризисом, а у «Динамо» почему-то вдруг появились деньги, вдруг бюджет возрос. Почему же он раньше не возрастал? Почему команда влачила такое бедственное существование?



Олег Винокуров: На связи Александр из Саратовской области.



Слушатель: Сейчас вспоминаю Никиту Симоняна. У него лет 30 назад была в еженедельнике статья «Солист в коллективной игре». Вот в следующей передаче бы напомнить ее содержание.



Валерий Винокуров: «Солист в коллективной игре»? Я помню прекрасно.



Олег Винокуров: Наверное, ты ее и писал.



Валерий Винокуров: Да, совершенно верно. Так и было. Но тогда у нас была целая серия статей. Александру запомнилась эта. Мне, например, запомнилась замечательная статья замечательного же футболиста Юрия Кузнецова, заслуженного мастера спорта, неоднократного чемпиона СССР. Там речь шла… Тут «Солист в коллективной игре», а там шла речь о том, что ни один диспетчер, ни один игрок – плеймейкер, как сейчас говорят, должен быть на поле, а постепенно должен создаваться такой мозговой центр. Таких статей могу очень много еще привести разных мастеров футбола. Мы помогали им тогда идеи свои проводить в жизнь. Но помогали чисто технически.



Олег Винокуров: Литературная запись.



Валерий Винокуров: Так называемая.



Олег Винокуров: Но все это лет тридцать назад и было. Сейчас дождись от кого-нибудь статьи.



Валерий Винокуров: Такой умной. Александр, спасибо, что напомнили. Приятно, какие-то воспоминания сразу всплывают.



Олег Винокуров: Ну вот, дождались мы, позвонил нам и Владимир Владимирович из Москвы.



Слушатель: Сейчас в этот период кризиса, когда безработица, идет реформа в армии, увольняют офицеров, озвучивать в разных средствах массовой информации вот эти дикие затраты на покупку игроков… этично ли это? Или, может быть, они тоже всех призывают как-то сплотиться, как-то уменьшить свои расходы? И вдруг такие миллионные суммы спокойненько озвучиваются всеми средствами массовой информации.



Валерий Винокуров: Отвечаю быстро на вопрос. Пресса же является отражением жизни, отражением действительности. Мы же не можем не говорить о том, если это происходит. И вот сейчас как раз такие бывают в жизни удивительные совпадения, что когда Владимир Владимирович задавал этот вопрос, к нам присоединился в студии профессор Роберт Воскеричян, который пришел по каким-то иным делам.



Олег Винокуров: Но, услышав вопрос по экономике, не мог не подключиться.



Роберт Воскеричян: Таки ворвался в студию.



Валерий Винокуров: Вот вы слышали вопрос.



Олег Винокуров: Что мне приятно в этом вопросе, что Владимир Владимирович призывает нас как бы быть таким островком этики. Конечно, это странно слышать, но это было всегда. И до кризиса, я думаю, что любому пенсионеру было странно слышать, что российские миллиардеры занимают в списке «Форбс» какие-то места. У того 40 миллиардов, у этого – 50.



Валерий Винокуров: Половины Госдумы и Совета Федерации состоит из долларовых миллионеров, миллиардеров. Конечно, все это… А во время кризиса, когда люди теряют работу:



Олег Винокуров: :этично ли называть все эти миллионы контрактов?



Роберт Воскеричян: А этично ли вообще употреблять слово «этично» по отношению к людям, которые в общем-то, большинство из них самым неэтичным образом организовали себе все эти богатства? Но я понимаю суть вопроса. Не просто неэтично… Особенно мне понравился пассаж с господином Степашиным, который не далее как месяц назад с высокой трибуны Государственной Думы заявил: «Жировать, платить за игрока миллиард мы больше не позволим». И проходит примерно месяц, и он сообщает, он же председатель попечительского совета «Динамо»: «Бюджет московского «Динамо» составит 51 миллион евро без селекции, без трансфертных расходов». При том, что год назад, когда только пришел туда Усманов, бюджет составлял 40 миллионов долларов плюс 20 миллионов накинули на селекционные расходы. Плюс еще продали Дани за 30 миллионов евро, плюс сейчас Семшова. И вот представьте себе, этично ли говорить о том, что мы не дадим? Я вовсе не выступаю в качестве защитника «Газпрома» и «Зенита». Боже упаси! Это последнее, в чем я нуждаюсь. Но этично ли все это? Поэтому можно только согласиться с нашими слушателями, которые, как и мы, видимо, являемся островками этичности в этом море.



Валерий Винокуров: Владимиру Владимировичу я скажу, его тезка и тезоименит, тоже Владимир Владимирович недавно, отвечая на вопрос, почему при таком падении в три раза цен на нефть, а бензин в России подешевел на рубль, это 3-1,5 процента, и вдруг Владимир Владимирович, премьер-министр, отвечает на этот вопрос так: «Тот, кто купил машину, если у него есть деньги на машину, то он и на бензин потратит». Это вообще, мне кажется, ответ, мягко говоря, неэтичный. Потому что машины есть у пенсионеров, у инвалидов. Они же за бензин столько же и платят. Я понимаю, если бы он сказал: «Вот у того, у кого иномарка…»



Роберт Воскеричян: Иномарки тоже бывают разные ценой, 9 тысяч долларов, которые в кредит покупаются.



Валерий Винокуров: Или старые. Но, предположим… Но получается, кто купил машину… У меня как у пенсионера старая машина 15-летней давности и за бензин я должен платить столько, что вся пенсия и уходит.



Роберт Воскеричян: Называется солидарная ответственность социальная. Что ж тут делать?



Олег Винокуров: Ну, надо действительно такую вводить цену – на какой машине ты подъехал на заправку, вот тебе по соответствующей цене и продают.



Валерий Винокуров: Да. Понимаете, когда сейчас везде мировой экономический кризис, и в Соединенных Штатах цена на бензин упала до 40 центов, литр стоит по российским деньгам 12-13 рублей, где соответственно зарплаты не такие и пенсии не такие. А в России в два раза больше.



Дмитрий Морозов: Мы уж молчим про Венесуэлу, где литр бензин – пять центов.



Олег Винокуров: В общем, этику искать в спорте российском, конечно, сложновато.



Валерий Винокуров: Не только в спорте.



Дмитрий Морозов: Кризис кризисом, но надо сказать, что очень многие соревнования между тем проводятся, многие отменяются. И слава Богу, что болельщикам предоставляется возможность посетить эти соревнования. Даже в такой, казалось бы, маленькой стране, как Македония, которую, наверное, кризис коснулся, как и многие другие отсталые страны Европы, довольно сильно. Тем не менее, изысканы были средства, организован был чемпионат Европы по гандболу среди женщин. Проходит сейчас он. Кстати, Евгений Трефилов, названный нами в прошлом году лучшим тренером России, и сейчас держит свою марку высоко. Сборная России вышла в полуфинал. Сегодня с норвежками играют россиянки в полуфинале.



Валерий Винокуров: Да, со второго места, у них с Германией было одинаково.



Дмитрий Морозов: А вот, например, чемпионат женский по баскетболу, в будущем году он должен был пройти в Латвии, скорее всего не состоится в этой стране. Даже, может быть, вообще не состоится.



Валерий Винокуров: Роберт, вчера в дневной программе вы с Дмитрием как раз очень интересно говорили о том, что уже объявлено, что в России рецессия, и она будет чуть ли не сколько-то. Но у вас было мало времени. Мне бы хотелось, чтобы вы эту тему развили.



Олег Винокуров: Нам звонит Вадим из Москвы.



Слушатель: Вы сейчас сказали, ссылались на слова Владимира Владимировича насчет бензина. Но мне кажется, не он в этом виноват, что цена не падает, а те, кто голосовал за него – большинство пенсионеров, ваших слушателей, а может быть, даже и вы сами? Поэтому тот, кто выбирал, тот и виноват за эту цену.



Олег Винокуров: Это к вопросу о том, что по Конституции власть принадлежит народу. Мы уже поднимали этот вопрос. Логичная точка зрения, имеет право на жизнь.



Роберт Воскеричян: Теперь, что касается кризиса, насчет рецессии не я сказал, а замминистра экономического развития.



Валерий Винокуров: Это понятно. Применительно к спорту.



Роберт Воскеричян: Применительно к спорту что мы можем сказать? Отыграли назад ситуацию с «Химками», вот вам и рецессия. 51 миллион евро в бюджет московского «Динамо» без трансфертных расходов – вот вам и рецессия.



Валерий Винокуров: «Газпром»…



Роберт Воскеричян: «Газпром» просто заявил, что вообще никаких изменений в финансировании «Зенита» не будет, потому что они так считают, это в социальном отношении очень важная нагрузка.



Валерий Винокуров: Вот вам и рецессия.



Роберт Воскеричян: Понимаете, кому война – а кому мать родна. То же самое, кому рецессия, а кому продолжение процветания. Поэтому мы будем отслеживать все это дело. И если у нас будет такая возможность в новом году, мы обязательно об этом будем говорить.



Валерий Винокуров: Дело в том, что как раз что касается этого перечисления, то здесь можно много перечислить. Баскетбольный женский ЦСКА вроде бы пострадал, нашлись какие-то гигантские деньги.



Роберт Воскеричян: Очень много людей трется вокруг этих бюджетов. Ищук отказался финансировать, самарский предприниматель, этот женский ЦСКА. Нашли другого, представили – будешь финансировать. А там вокруг очень много людей греется у костра.



Олег Винокуров: Тут Александр обижается, что обещали коротенько о Стрельцове, Иванове.



Валерий Винокуров: Коротко говорю. Один момент. Никита Сергеевич Хрущев посетил незадолго до своего отъезда в Болгарию какой-то матч, где играл «Спартак» с «Торпедо». И Стрельцов там забил прекрасный гол. Все говорили: «Никита Сергеевич, какой гол!» Никита Сергеевич обронил такую фразу, видимо, болел за «Спартак»: «Ну, вообще-то, гол очень красивый, но лучше бы в другие ворота». Когда он туда уехал, и начал разыгрываться здесь этот скандал, кто-то куда-то ему позвонил и сказал, что Стрельцова обвиняют. В какой ситуации застал этот звонок Никиту Сергеевича? Может, он в это время стоял рядом с каким-то руководителем Болгарии, он сказал: «Поступать надо по закону» и трубку положил. И вот тут это не поняли, вспомнили и раздули всю эту историю. История очень длинная, Иванов здесь совершенно ни при чем. А история очень длинная, запутанная, масса всего. Мы рассказывали на Радио Свобода об этом неоднократно. Но дальше уже, если придется, то и когда-нибудь еще расскажем.


Роберт, какие еще в экономической сфере сейчас острые моменты наблюдаются? КХЛ, предположим?



Роберт Воскеричян: В КХЛ, между прочим, зреет оппозиция в лице, в частности, президента хоккейного клуба «Локомотив» (Ярославль). В КХЛ примерно такая ситуация как, скажем, в некоторых лигах футбольных некоторых стран. То есть вроде как объявлено было о том, что будет бизнес и так далее. Но у клубов забрали, как это делал и Третьяк в свое время, до КХЛ, забрали все маркетинговые права, рекламные и прочие возможности, а клубы практически ничего не зарабатывают. То есть те, которые хотят что-то отбирать, не имеют такой возможности. Потому что КХЛ стоит над ними. Со стороны КХЛ ответа на его довольно жесткое и резонансное интервью пока еще не было. Подождем, посмотрим, какие будут контраргументы. Тогда можно будет сравнить и сделать анализ. Но пока ясно, что «Локомотив» (Ярославль) не последняя команда в лиге, да и спонсоры у них не последняя компания в стране – «Железные дороги». Поэтому будем ждать развития событий.



Валерий Винокуров: Там же, по-моему, еще и губернатор очень активный.



Роберт Воскеричян: Бывший губернатор. Сейчас уже Лисицына там нет, поэтому и «Шинник» ярославский полетел.



Дмитрий Морозов: Но там зреет и еще один скандал, связанный с контрактом Зиновьева и уходом из «Ак Барса» его.



Роберт Воскеричян: Да, казанцы недовольны таким исходом.



Дмитрий Морозов: Превышение расходной бюджетной ведомости.



Роберт Воскеричян: Ну да, видимо, они знали и до этого, только в последний момент предъявили этот аргумент.



Олег Винокуров: Теперь уже вскрылось, что он и не единственный там уже.



Дмитрий Морозов: Ну, надо думать.



Олег Винокуров: Уже теперь не успеем развить это.



Валерий Винокуров: Единственное, что хорошо, что Роберт появился вовремя и сумел на какие-то вопросы все-таки наших слушателей ответить.



Роберт Воскеричян: Как рояль в кустах.



Олег Винокуров: Поэтому Роберту как раз Анатолий предлагает новую пословицу: «Кому - рецессия, кому – концессия».



Валерий Винокуров: Кстати, да. Ну, улыбнулись, поблагодарили Анатолия. Благодарю тех, кто слушал, тех, кто звонил.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG