Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Госизмену выводят на большую дорогу


Кремль видит врага в каждом инакомыслящем, считают правозащиники

Кремль видит врага в каждом инакомыслящем, считают правозащиники

Не успела Государственная Дума вывести из ведения суда присяжных дела по шпионажу и государственной измене, как исполнительная власть решила пересмотреть сами эти понятия. В парламент внесены законы о соответствующих поправках в Уголовный кодекс. Если сейчас госизменой считается «враждебная деятельность в ущерб внешней безопасности России», то в новой редакции оба этих эпитета изымаются. Иначе говоря, любой, кого сочтут угрозой существующим порядкам, может быть объявлен изменником.


В шпионы же может быть записан тот, кто поделился с международной организацией сведениями, которые власти сочли секретными.


Председатели обоих профильных комитетов Думы Павел Крашенинников и Владимир Васильев от комментариев отказались. Правозащитники же, услышав о новациях, только схватились за голову. Как отмечает председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, «теперь можно будет объявить шпионом каждого человека, который сходил на прием в иностранное посольство. Меня больше всего интересует, конечно, ситуация с правозащитными организациями, ведь они в принципе работают без границ. Скажем, случилась российско-грузинская война, мы поехали в Грузию выяснять нарушение прав человека не только со стороны грузин на территории Южной Осетии, но и нашими военнослужащими. Вот вам, пожалуйста, уже “враждебные действия”. Это резиновая формулировка, под которую можно подвести каждого человека, побывавшего за границей или поговорившего здесь с иностранцем, не дай бог пригласившего его к себе в гости».


Адвокат Юрий Шмидт полагает, что происходящее укладывается в репрессивную линию последних восьми лет: «Все инициативы, которые вносят президент, премьер и “Единая Россия”, направлены на дальнейшее ущемление прав и свобод человека. Их нужно рассматривать в комплексе. Только что ограничили компетенцию суда присяжных, изъяли из их ведения дела о государственной измене и шпионаже; тут же появляется новая редакция соответствующих статей Уголовного кодекса. Расширяется круг субъектов ответственности, круг адресатов, которые специально упоминаются в качестве получателей сведений, составляющих государственную тайну. Насколько я могу понять, к ответственности можно будет привлекать не только людей, которым государственная тайна доверена в специальном порядке и с которыми заключен соответствующий контракт, но и любых людей, которым эта тайна стала известна по работе или каким-то другим способом».


Наши собеседники расходятся лишь в отношении побудительных мотивов властей. Г-н Шмидт таковыми считает склонность ФСБ к показухе: «в их годовом отчетном докладе всегда содержится фраза о том, что “за последнее время резко выросла разведывательная деятельность в отношении Российской Федерации”. Таким образом они доказывают свою полезность и свое право на расширение финансирования». Людмила Алексеева же уверена, что Кремль готовится к всплеску массового недовольства из-за обострения экономической обстановки: «Они боятся за крепость своей власти. У страха глаза велики. Придумывают бог знает что, лишь бы только себя спокойнее чувствовать. Ну мы и рухнем в собственную яму без чужой помощи».


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG