Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чего больше в государственном управлении российской культурой: вреда или пользы


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие кинокритик Юрий Богомолов.



Андрей Шарый : О ситуации в российской кино я беседовал с известным московским кинокритиком Юрием Богомоловым.


Союз кинематографистов сейчас важная организация? Зачем она вообще нужна российскому кино?



Юрий Богомолов : До сих пор, до финансового кризиса, Союз кинематографистов жил одной жизнью, кинематограф жил другой жизнью. В том смысле, что кинематографисты были независимы оттого, что происходит в Союзе, чем является Союз – насколько сильной общественной организацией, способной лоббировать интересы их в правительстве, вообще, в жизни страны. Все это было порознь. Но сейчас с резким сокращением источников финансирования, особое значение приобретает государственный источник финансирования. Уже на треть сократилось производство. Треть от проектов остановлено кино. Естественно, сокращение рабочих мест для кинематографистов. Это удар по индустрии кинематографа, по восстановлению прокатной инфраструктуры. Поэтому так все сейчас засуетились – и низы, и верхи.



Андрей Шарый : Можно как-то коротко описать интригу этого съезда? Есть, насколько я понимаю, две группы, которые борются за влияние: одно представляет Михаил Пореченков (видимо, это линия Никиты Михалкова, поскольку при Михалкове Пореченков был заметной фигурой в Союзе кинематографистов), и второй выдвиженец – это знаменитый режиссер Марлен Хуциев, пожилой, заслуженный и такой, условно говоря, режиссер-демократ. Верно я оцениваю ситуацию?



Юрий Богомолов : В общем, да. Хуциев представляет еще собой некий моральный авторитет, который сегодня особенно нужен, который в данном случае выглядит более выигрышным, чем тандем Пореченков-Михалков.



Андрей Шарый : А почему были эти проблемы с избранием в делегаты Никиты Михалкова? Почему, собственно, он не продолжает возглавлять Союз, а выставляет Пореченкова?



Юрий Богомолов : Во-первых, он уже 10 лет бессменным является руководителем Союза. В последний раз он, правда, переизбрался с большим скандалом. Были основания считать его переизбрание не легитимным. При помощи судов ему как бы удалось воссоздать свою легитимность. В конце прошлого года, по-моему, уже осенью возникла ситуация, когда Никита Михалков поставил вопрос о сносе Дома кино, а на его месте создание некоего бизнес-центра, в котором кинематографисты получат свой угол. Это совершенно возмутило всех кинематографистов. Было известное общее собрание, на котором было единодушное неодобрение деятельности Михалкова. Более того, недоверие к нему. Съезд должен был состояться еще в конце прошлого года. Он был отложен на май следующего года. И вот теперь он едва снова не оказался отложенным. Состоявшийся вчера пленум, который был чрезвычайным и был собран сторонниками Михалкова, отклонил это намерение, эту идею – опять отложить этот съезд до января, февраля, а может быть и весны.



Андрей Шарый : Сейчас в России нельзя снимать кино, не будучи вообще вовлеченным в ту или иную административную борьбу вокруг этого кинематографического союза? Просто денег нет и нет профессии, или все-таки есть возможность заниматься своим делом без участия в этих делах?



Юрий Богомолов : До сих пор была такая возможность. Поэтому молодые, в основном, и игнорировали Союз кинематографистов, не торопились в него вступать, не видели смысла, цели и так далее. Сейчас ситуация меняется. И даже молодые это понимают, потому что я знаю целую группу молодых кинематографистов, которая рвется в Союз.



Андрей Шарый : Стало известно о создании правительственного совета, комитета, комиссии по кинематографии, который возглавит Владимир Путин. Можно это интерпретировать как намерение государства, правительства прямо руководить российской культурой, в частности кинематографом?



Юрий Богомолов : Вот это очень важный фактор. Этот фактор играет на стороне группы Михалкова. Мы знаем о большой мужской дружбе Михалкова и Путина. В связи с этим все понимают, что, действительно, если такое возможно – создание отдельного комитета по распределению средств, то естественно Михалков становится самым главным лоббистом, персональным. Будет какая-то возможность создания номенклатуры кинематографической приближенных, приближенному к императорской особе. В этом смысле Союз кинематографистов очень удобная почва для этих процессов.


Что касается интереса государства, то, думаю, что, да, конечно. Сейчас, видимо, в государстве на верхних этажах сообразили, что кино по-прежнему остается важнейшим из искусств в той мере, в какой телевидение остается важнейшей из коммуникаций. Но телевидение – это телевидение, а кино – это такой мотор по созданию мифов, в чем очень нуждается государство. Видимо, и премьер-министр Путин это очень четко осознал не без помощи, я думаю, Никиты Сергеевича Михалкова. Достаточно сравнить, как нацистская Германия в создании мифов сделала ставку на архитектуру, в то время как в Советском Союзе тоталитарном была сделана ставка на кино. Теперь каждый может судить, насколько более удачным оказался последний проект.



Андрей Шарый : Можно сказать уже, что эта система руководства кино фактически уже восстановлена в нынешней России, видимо, по советскому примеру.



Юрий Богомолов : Все-таки я бы не стал упрощать вот так совершенно до советской схемы. До советской схемы еще, пожалуй, далеко. Ведь существует сейчас продюсерские кланы. Один клан – это «Три Т» и вокруг него группирующиеся кинематографисты. Другой клан – это СТВ. Третий клан, который возглавляет, видимо, Эрнст со своими возможностями рекламы на Первом канале. У Бондарчука какой-то будет свой клан. Я не уверен, что они будут так уж дружно и единым фронтом выступать. Здесь будет своя борьба. И в этом сложность руководства кинематографом.


Совершенно очевидно, что на самом съезде Михалков будет разыгрывать эту карту, связанную с этим комитетом при премьер-министре. Понимаете, какая штука, он когда-то сыграл роль Паратова в фильме Рязанова «Жестокий романс». Он очень вжился в эту роль. И он очень четко понял технологию обольщения Ларисы Огудаловой. Надо сначала немножечко задобрить маменьку, то есть пожилых кинематографистов, отцов, заслуженных кинематографистов. Они нуждаются в социальном зонтике. Они будут заинтересованы смотреть в эту сторону. С другой стороны, можно слегка укорить саму Ларису в ее недостаточной верности по отношению к нему, то есть укорить сегодняшних кинематографистов в том, что они что-то не так сделали, не достаточно были послушными. И, наконец, пообещать. А пообещать, что он может? Я наверняка уверен, что на съезде он выступит с какой-то одобренной наверху программой создания целого направления фильмов, в частности, я думаю, национально-патриотических. Будет пакет предложений на этот счет. Все почувствуют запах обильной кормушки.


XS
SM
MD
LG