Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новая европейская партия против Лиссабонского договора Евросоюза


Сергей Сенинский: В пятницу 12 декабря, в Брюсселе была представлена общественности новая общеевропейская партия под названием Libertas . eu , как Интернет-адрес. Эта партия намерена через свои отделения во всех странах Европейского Союза участвовать в предстоящих в июне будущего года выборах в Европейский парламент.


Основателем и идейным вдохновителем партии является ирландский миллионер Деклен Генли, лидер общественного движения «Нет Лиссабонскому договору», добившегося неожиданного успеха на недавнем референдуме в Ирландии. Что значит для Европы новая политическая организация? Об этом – в материале моего коллеги Ефима Фиштейна:



Ефим Фиштейн: Выступая на пресс-конференции в Брюссельской штаб-квартире новой партии, ирландский предприниматель Деклен Генли заявил: «Европа находится на распутье. То ли она пойдет по недемократическому пути, то ли отвергнет Лиссабонский договор и выберет демократию». Выборы в Европейский парламент Генли хочет превратить во всенародный плебисцит против Лиссабонского договору, которого Брюссель, по его словам, так тщился избежать.


Партия «Либертас» кроме своей крыши, общеевропейской партии «Либертас.эу», будет иметь отделения во всех государствах Евросоюза. Разниться они будут только своим интернетовским адресом. В Германии, к примеру, она будет называться Либертас.дэ и так далее. Хотя сам Деклен Генли себя евроскептиком не считает, за ним сразу же прочно закрепилась репутация главного противника брюссельских структур Евросоюза. Депутаты левых фракций Европарламента даже поставили под сомнение происхождение его богатства, и дали понять, что его антилиссабонская кампания финансировалась то ли КГБ, то ли ЦРУ. Генли намерен получить на июньских выборах как минимум 51 процент голосов, на меньшее он не согласен. Ирландия между тем собирается через год провести повторный референдум. Подробнее о партии Либертас и ее основателе в репортаже нашего корреспондента в Лондоне Елены Воронцовой.



Елена Воронцова: Организация Либертас сейчас выходит на европейскую сцену. В этом месяце она открыла свой офис в Брюсселе. Глава партии Деклан Генли заявил, что намерен не только продолжать борьбу против ратификации Лиссабонского договора в Ирландии, но и развернуть кампанию в Англии и в других странах. Либертас становится всеевропейской политической партией.



Деклан Генли: Мы видим демонстрацию презрения всем демократическим процессам со стороны безответственных элит в Брюсселе. Процент ирландцев, проголосовавших против Лиссабонского соглашения выше, чем процент американцев, проголосовавших за Барака Обаму. И никто ведь не призывает провести там повторные выборы.



Елена Воронцова: Сказал глава Либертас Деклан Генли.


Пока что комментаторы в Ирландских СМИ видят эту новую организацию, как «партию одного вопроса». Кроме оппозиции Лиссабонского соглашения Либертас не выдвинул никаких других предложений и программ. Проблема Брюсселя непроста: документ нельзя существенно изменять, поскольку это приведет к необходимости повторной ратификации уже нового договора всеми остальными членами ЕС. Но ирландцы уже проголосовали против договора в последней версии. Сейчас в документ вносятся косметические поправки, призванные сделать договор более приемлемым для Ирландии. Звучат обещания сохранить право Ирландии на регулирование своей налоговой политики, на решение вопросов о нейтралитете, на законодательства, связанные с абортами и разводами. Некоторые видят в этом, так сказать, ловкость рук. Какой смысл иметь своего посла в Еврокомиссию, если он приносит клятву не представлять интересов своей страны? Что толку в внутриирландских законов об абортах, когда людей на самом деле волнуют вопросы исследований с эмбрионами?


У Либертас есть единомышленники в Британии. Вот что сказал Дерек Кларк, член Европейского парламента и представитель партии Независимости Соединённого королевства



Дерек Кларк: Мы хотим привлечь внимание к тому, что Ирландия провела референдум, теперь её принуждают к повторному. И в то же самое время в странах таких, как Англия, референдума не проходило вообще!


Да, Ирландцев убедили в том, что они выторговали какие-то преимущества. Но они будут длиться очень недолго и в любом случае, эти выгоды очень незначительны.


Если бы референдум прошел у нас в Англии, результат был бы таким же, как и в Ирландии. Это, конечно, зависело бы от того, как народу подали бы Лиссабонское соглашение. В Ирландии готовятся потратить что-то около 27-ми миллионов евро на кампанию, чтобы убедить людей проголосовать снова на референдуме.



Елена Воронцова: Надо заметить, что в отличие от партии Кларка, Либертас не являются евроскептиками. По словам Генли, Евросоюз – самый удачный политический проект за последние два века. Почему же Генли тратит огромные средства и усилия на кампанию против одобрения давно необходимой европейской конституции, призванной упростить управление и избавиться от той самой бюрократии, которая настраивает людей против всего ЕС?


Кто такой Деклан Генли и откуда появились ресурсы на финансирование кампании «Нет Лиссабону»? Этот вопрос занимает множество ирландских газет. По словам самого Генли новый размах операций Либертас обойдётся дороже, чем те 200 000 евро, которые сам он из своего кармана «одолжил» организации на проведение кампаний. Эта сумма существенно превышает максимально допустимый размер частных пожертвований, поэтому она и названа займом, а не даром. Этот путь изобрёл не Генли. После определения максимальной суммы пожертвований едва ли все политические партии Ирландии стали получать беспроцентные займы с неопределённым сроком выплаты. Даже сам бывший премьер-министр Берти Ахерн, ушедший в отставку вследствие коррупционного скандала, объяснил крупные суммы, пришедшие на его счёт от бизнесменов, как займы, которые он намеревался вернуть через 15 лет.


Среди различных предположений мотивов лидера Либертас звучат и подозрения в его связях с секретными службами могущественных держав на к востоку от Европы. Газеты ставят под вопрос и собственно национальную принадлежность Деклана Генли. Он вернулся из Америки вместе со своими родителями. Считать Генли не-ирландцем было бы, между прочим, оскорблением для многих таких, как он, репатриантов. Звучат предположения о том, что Либертас действует по инструкции американских вооруженных сил, которым невыгодна организованная и сильная Европа. В любом случае, Генли не ошибся, отведя малый бюджет на саморекламу, газеты делают это за него.


Британская пресса не слишком интересуется деятельностью Либертас, их, как и всех остальных членов ЕС, скорее интересует судьба Лиссабонского договора. Провал референдума большинство комментаторов видят не столько в деятельности Генли, сколько в из рук вон плохой организации кампании За Лиссабон. Чем бы ни занимался глава Либертас и какими бы ни были его намерения, правительство Ирландии должно приложить усилия к тому, чтобы объяснить населению за что их просят проголосовать и почему. Этого, как показали многочисленные опросы, действительно не было сделано летом этого года.



Ефим Фиштейн: Среди пятерки политических деятелей, подписавших 12 декабря в Брюсселе учредительную грамоту о создании новой партии, был и чешский депутат Европейского парламента, в прошлом наш коллега-журналист, Владимир Железный. Он – член фракции «независимых демократов», которая объединяет решительных критиков процесса европейской интеграции в его сегодняшнем виде. Я спросил его, как ему видятся шансы новой партии на успех. Владимир Железный ответил:



Владимир Железный: Почему я считаю, что у новой партии есть хорошие шансы на успех? Да потому, что об этом свидетельствует пример Ирландии. Все политические партии этой страны, кроме Шин Фейн, поддерживали Лиссабонский договор и все вместе они получили на референдуме всего лишь 44 процента голосов. У нас в Чешской Республике 55 процентов населения выступают против Лиссабонского договора и считают, что парламенту следует его отвергнуть. При этом парламентские партии, все до единой, поддерживают подписание договора и готовы его ратифицировать. Пропасть, которая пролегла между политическим представительством и избирателями, является выражением демократического дефицита. Но возвращаясь к вашему вопросу о шансах партии «Либертас.эу» на успех, надо сказать, что оценки давать еще рано. Дело в том, что пока речь идет об общеевропейской партии, членами которой могут быть только депутаты национальных или региональных парламентов, что серьезно ограничивает ее поле деятельности. Скорее следует говорить о политическом клубе, чем о партии. Кроме того, есть здесь одна весьма существенная опасность – Либертас может превратиться в организацию с одной единственной темой – протестом против Лиссабонского договора, а этого недостаточно для полнокровной партийной жизни. Ни одна партия не может существовать как монотематическое объединение. Следует по каждой стране в отдельности провести анализ причин такого разрыва между мнением большинства общественности и позицией практически всех политических партий. Это принципиальный вопрос. С ответа на этот вопрос следует начинать партийное строительство, а не с протеста против Лиссабонского договора, который является не более, чем проявлением такого разрыва между позицией партий и мнением большинства избирателей.



Ефим Фиштейн: А каково ваше мнение о тех серьезных обвинениях, которые часто звучат в Европе по адресу Деклена Генли? Я имею в виду обвинения в том, что его состояние имеет темное происхождение, а вся кампания против Лиссабонского договора финансировалась иностранными разведками. Владимир Железный:



Владимир Железный: Я был в полном шоке от того, что Европейский парламент, с его напряженной повесткой дня, с его весьма несовершенным законотворчеством, целых 50 минут посвятил обсуждению вопроса о том, кто же все-таки финансировал кампанию господина Генли – КГБ или ЦРУ? С предложением внести такой пункт в повестку дня выступил Даниэль Кон-Бендитт, а спикер парламента Пёттеринг к всеобщему удивлению его предложение поддержал. Это было весьма плачевное зрелище. Мы, граждане бывших коммунистических государств, прекрасно помним подобные ситуации по личному опыту. Всякий раз, когда режим сталкивался с трудностями, он ссылался на происки ЦРУ. Это ЦРУ содержало на свои деньги диссидентов, ЦРУ переманивало перебежчиков и забрасывало диверсантов. Будучи школьником, я собирал на полях колорадского жука, личинки которого ЦРУ сбрасывало с самолетов на наши картофельные поля. ЦРУ было вечным жупелом режимной пропаганды, и мне было странно слышать все те же коммунистические клише из уст левацкого анархиста и вождя фракции Зеленых в Европарламенте Кон-Бендита. Еще более странным было поведение спикера парламента Пёттеринга, который с готовностью допустил это убогое судилище, так напоминающее все то, что происходило в нашей стране в течение нескольких десятилетий. Могу со всей ответственностью заявить, что кампания Генли в Ирландии не могла быть финансирована ЦРУ уже хотя бы потому, что и наша политическая фракция «Независимых демократов» в Европарламенте провела сбор средств в пользу ирландского общественного движения «Нет Лиссабонскому договору!», и сумма, которую мы перевели на их счет, была достаточно внушительна. Денег было вполне достаточно для издания листовок, плакатов, брошюр, разъясняющих суть Лиссабонского договора. Всю эту историю я нахожу жалкой и отвратительной.



Ефим Фиштейн: Многие в Европе опасались того факта, что председателем ЕС с 1 января следующего года станет по ротации Чехия, известная своими евроскептическими настроениями. Можно было предположить, что именно в Праге Деклен Генли найдет своих ближайших союзников. Но на пресс-конференции в Брюсселе выяснилось, что он себя считает партию Либертас.эу евроопимистической силой и в помощи евроскептиков не нуждается. Что думает по этому поводу Владимир Железный.



Владимир Железный: На мой взгляд, здесь имеет место подмена понятий, попытка вбить клин между национальной чешской партией того же названия и общеевропейской партией Либертас.эу. Беру на себя смелость утверждать, что между нами нет никаких проблем. Я был одним из тех пяти политиков, которые в Брюсселе подписали учредительную грамоту о создании общеевропейской политической партии Либертас, и могу заявить, что никто меня не подвергал остракизму за мои евроскептические взгляды и за мое чешское происхождение. Другое дело, создание чешской национальной партии того же названия. В случае. Если она будет учреждена, господин Генли будет иметь с ней так же мало общего, как мы с его ирландской национальной партией.



Ефим Фиштейн: Такова точка зрения чешского депутата Европейского парламента, члена фракции Независимые демократы, Владимира Железного. Создание новой партии, бросающей вызов устоям Евросоюза, да еще накануне выборов в Европейский парламент – серьезное событие, грозящее повернуть вспять весь процесс интеграции. Впрочем, вполне возможно, что, несмотря на громкие заявления, и эта инициатива разделит участь других подобных однодневных образований и умрет, не успев родиться.


XS
SM
MD
LG