Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как отразилось признание Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии на республиках Северного Кавказа?


Сергей Сенинский: Признание Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии, как считают эксперты по Северному Кавказу, оказало существенное влияние и на состояние межнациональных отношений, и на криминогенную ситуацию в регионе. Власти северокавказских республик, публично поддержав решение Москвы, столкнулись с возрастающей активностью сепаратистов и радикальных исламистов.


Как отмечают эксперты, негативные последствия одностороннего признания двух самопровозглашённых республик уже проявились почти во всех северокавказских регионах России. Подробнее об этом - наш корреспондент Олег Кусов:



Олег Кусов: Прошло почти четыре месяца после признания Москвой независимости Южной Осетии и Абхазии. Российские средства массовой информации, рассказывая о ситуации в этих республиках, чаще всего в своих материалах делают акцент на восстановительных работах. Иногда в поле зрения журналистов попадают внутренние споры, возникающие при дележке должностей и финансов. Независимые эксперты в свою очередь обращают внимание на многочисленные последствия одностороннего признания независимости, которые уже дают о себе знать на российском Кавказе. Главный редактор общественного информационного Центра национальной политики Тимур Музаев не исключает, что отголоски августовского решения Москвы быстрее всего ощутят в Северной Осетии.



Тимур Музаев: Односторонние шаги Российской Федерации фактически направлены на перекройку границ на Кавказе, разумеется, не могли не быть замечены и в северокавказских республиках, где существует огромное количество пограничных и земельных проблем между народами, населяющими этот край. В первую очередь, разумеется, самое пристальное внимание привлекает Пригородный район - это проблема между Северной Осетией и Ингушетией, болезненная, мучительная и до сих пор нерешенная. Если до сих пор проблему Пригородного района удавалось как-то обходить или консервировать, то не исключено, что в ближайшее время, во всяком случае, в Ингушетии большинство населения надеется на то, что перекройка границ на Южном Кавказе позволит вновь поставить вопрос о возвращении Пригородного района этой республике.



Олег Кусов: Последствия вооруженного осетино-ингушского конфликта, как утверждают многие политики и эксперты, по-прежнему не устранены. Но после 1992 года ключевым вопросом межэтнического противостояния был процесс возвращения ингушских беженцев в Северную Осетию. После августа нынешнего года, как полагает Тимур Музаев, во главу угла будут поставлены уже территориальные притязания к Северной Осетии. Осложнилась с недавних пор обстановка и в Дагестане. Произошло это после того, как в республике единодушно, по официальной версии, одобрили решение Москвы о признании двух самопровозглашенных республик. Слово дагестанскому журналисту Магомеду Мусаеву.



Магомед Мусаев: Реакция в Дагестане на признание этих республик, она напоминала ажиотаж стадиона, болельщиков. В принципе это было предсказуемо, потому что какая-либо иная точка зрения не могла быть освещена в средствах массовой информации республики Дагестан, а только то, что говорят в Кремле, что говорит Путин. Раз Путин сказал, что мы должны помочь этим республикам, значит помочь надо. Это расценивалось как победа России, победа народов Северного Кавказа. А другая точка зрения практически озвучена не была.



Олег Кусов: Власти Дагестана, публично поддержав решение Москвы в отношении Абхазии и Южной Осетии, теперь сами вынуждены признать, что проблем в республике прибавилось, не только межэтнических, но и криминальных. Продолжает Магомед Мусаев.



Магомед Мусаев: Если говорить о реальной оппозиции, существующей в Дагестане, которая на слуху, конечно, исламский фундаментализм, ваххабизм, как угодно можно назвать, абречество и так далее, они опять оказались в фокусе внимания, им это очень нравилось, потому что ведут себя почти как на сцене – героически сражаться, героически погибнуть. Они сигнализируют мировой общественности: вот мы вас предупреждали, вот мы вам говорили, видите, мы за справедливость сражаемся, а Россия опять ведет империалистическую политику. То есть они хотят показать, что видите, что Россия коварная страна, естественно мы тоже сражаемся против России. Им это оказалось на руку, потому что их террористические акты как раз были направлены на то, чтобы обратить на себя внимание. Но им это удалось, когда средства массовой информации были обращены на Кавказ. И волна террористических актов в Дагестане резко возросла. Это признает и Муху Алиев, недавно в выступлении по телевидению он заявил, наш президент республики, что практически невозможно остановить эту волну террористических актов, она резко возросла. Он сам выразил такое мнение, что, возможно, это связано с событиями в Грузии.



Олег Кусов: Обострились и межнациональные отношения в регионе. Некоторые лезгинские и аварские общественные деятели Дагестана вновь стали поднимать вопрос о создании национальных автономий на севере соседнего Азербайджана. Эту точку зрения представляет главный редактор махачкалинской газеты «Новое дело» Марко Шахбанов.



Марко Шахбанов: Безусловно, отдельная часть народов в Азербайджане, отчасти и представители патриотических и других сил в Дагестане, тоже имеют видение на будущее развитие дагестаноязычных народов в Азербайджане. Она сводится к тому, чтобы не выход из Азербайджана, как видят некоторые может быть радикальные группы, а именно к атономизации. То есть в составе Азербайджана. Конечно, азербайджанская республика была очень встревожена развитием событий в Южной Осетии и Абхазии, безусловно, она понимала, что лезгинский и аварский вопрос тоже могут получить такое развитие. Республиканское руководство на редкость занимает такую позицию от проблем дагестанцев в Азербайджане, этнических аварцев и лезгин прежде всего, никак их права не защищают. Азербайджанцы производят методику упредительных ударов по наиболее активным силам этнических дагестанцев в Азербайджане. То есть арестовывают активистов, всякая политическая активность подавляется.



Олег Кусов: В Баку с опаской смотрят на активизацию радикальных сил в Дагестане. Азербайджанские власти подчеркивают, что проблемы лезгинского и аварского населения ничем не отличаются от проблем других народов страны и носит в большинстве своем социальный характер. Факты давления на общественных деятелей по межнациональным мотивам в Баку отрицают.



Магомед Мусаев: В Дагестане существует целый ряд этих организаций. Постоянно получаем информационные данные из Азербайджана о положении лезгин и аварцев. Допустим, в «Новом деле» часто печатаются, печатаются и в других газетах. Иногда, конечно, в преувеличенном виде. Невозможно часто проверить. Но в принципе руководители, активисты, они прямо говорят о том, что надо разыграть этот вариант, надо сценарий похожий, чем мы хуже, чем осетины грузины. С другой стороны совершенно очевидно, что те, кто не хотел бы портить отношения с азербайджанскими соседями, они тоже понимают, что теперь Азербайджан наоборот их слышать не захочет ни о какой автономии аварцев, лезгин, проживающих на севере Азербайджана. Потому что они напуганы. Вообще ажиотаж вокруг этой темы резко увеличился. Такая политика создала прецедент того, что, оказывается, можно осуществить на Кавказе что-то подобное, оказывается границы государств не такие уж священные и можно их переиграть в ту или иную сторону. Почему бы России не помочь Дагестану как-то вызволить дагестанцев из Азербайджана или же помочь им с обретением прав республики. Настроения надежды даже, они второе дыхание получили.



Олег Кусов: Одностороннее признание Москвой Абхазии и Южной Осетии порождает и внутриреспубликанские проблемы, в частности, в Карачаево-Черкесии. Слово главному редактору общественного информационного Центра национальной политики Тимуру Музаеву.



Тимур Музаев: Большие и запутанные проблемы субъектности народа существуют в Карачаево-Черкесии. В этой республике даже не два народа, как следовало бы думать из названия, а пять народов, которые претендуют на автономный статус. В свое время на этой территории республики было самопровозглашено шесть автономий, пять национальных и одна казачья. В середине 90 годов проблема субъектности в Кабардино-Балкари, Карачаево-Черкесии была отодвинута на второй план, национальные движения удалось замять и затушить. Однако проблемы, в частности, социальные и земельные до сих пор не решены. Именно нерешенность этих проблем заставляет представителей народов Северного Кавказа вновь и вновь поднимать вопросы, которые действительно их тревожат и которые являются насущными вопросами их жизни. Нерешенность этих вопросов будет по-прежнему являться дестабилизирующим фактом на Северном Кавказе. А попытка Российской Федерации вновь приступить к перекройке границ на Южном Кавказе, естественно, неизбежно повлечет такие же процессы и на Северном Кавказе.



Олег Кусов: В ближайшее время могут обостриться и межнациональные отношения в соседней Кабардино-Балкарии.



Тимур Музаев: Довольно острой проблемой является проблема статуса Балкарии. В свое время представители балкарского национального движения довольно остро ставили вопрос о выделении Балкарии из состава Кабардино-Балкарии, либо о создании двухсубъектной республики из нынешней унитарной Кабардино-Балкарии. Проблема выделения Балкарии стоит. Пока особых эксцессов не наблюдается, однако прецедент перекройки границ на Южном Кавказе также заставил представителей балкарского национального движения питать какие-то надежды на такие же изменения на Северном Кавказе. Тем более, что проблема выделения Балкарии имеет серьезные социально-экономические обоснования, особенно после того, как были разделены Чечня и Ингушетия. В унитарной Чечено-Ингушской республике Ингушетия была обделена субсидиями, обделена вниманием экономического развития, социального развития. После того как Ингушетия выделилась и стала самостоятельной автономной республикой в составе Российской Федерации ситуация резко изменилась. Возник столичный центр, возникла экономическая жизнь, торговая жизнь, более-менее оживилось производство и так далее. Глядя на этот пример, Балкария хотела бы тоже иметь субъектные права в составе Кабардино-Балкарии хотя бы. Или многие представители балкарского национального движения настаивают на выделении Балкарии из состава Кабардино-Балкарии и создании новой автономии в составе Российской Федерации.



Олег Кусов: Главный редактор общественного информационного Центра национальной политики Тимур Музаев считает, что Москва предпочитает все эти проблемы не замечать.



Тимур Музаев: Видимо, московские начальники надеются, что если по-прежнему закрывать глаза на национальные вопросы и национальные проблемы, их как таковых не будет. Война в Чечне и волнения в Дагестане, террористические акты в Ингушетии и Северной Осетии доказали, что эта тактика пагубна и она приносит только самые негативные плоды. По-прежнему в Москве практически ничего не делается для того, чтобы ситуацию как-то сгладить и нивелировать, как-то решить проблему.



Олег Кусов: Абхазцы входят в одну этническую группу с кабардинцами, черкесами, адыгейцами, шапсугами. Независимая Абхазия может стать примером для этнически родственных народов Северного Кавказа. В Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Адыгее могут усилиться сепаратистские настроения. О такой опасности так же предупреждают эксперты. По оценкам экспертов, на Северном Кавказе сохраняется около 30 потенциальных межэтнических конфликтов, ни один их них не нашел своего решения за последние 17 лет постсоветской России.


XS
SM
MD
LG