Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Заложники Норд-Оста требуют от прокуратуры возмещения морального вреда


Родственники погибших считают, что никто не понесет ответственность ни за гибель людей, ни за пропажу ценностей

Родственники погибших считают, что никто не понесет ответственность ни за гибель людей, ни за пропажу ценностей

Замоскворецкий суд Москвы в среду провел первое заседание по двум искам от пострадавших во время теракта на Дубровке. Истцы требуют от правительства столицы и прокуратуры возмещения морального вреда в связи с пропажей вещей, принадлежавших заложникам Норд-Оста.


Сегодня Замоскворецкий суд рассматривал иски от двух пострадавших. Екатерина Долгая просит суд взыскать 662 тысячи 300 рублей. Семья погибшего журналиста Максима Михайлова, у которого осталась жена и двое детей - более 526 тысяч. Эти суммы получились путем сложения понесенного вреда, упущенной за эти годы выгоды и морального ущерба.


Адвокат пострадавших Игорь Трунов сообщил, что у прокуратуры возникли возражения: «Единственным аргументом, который в возражениях звучит - факты мародерства имели место со стороны Следственного комитета, который является самостоятельным юридическим лицом. Поэтому ответчиками не являются прокуратура Москвы и правительство Москвы, а являются Следственный комитет при Генеральной прокуратуре и Министерство финансов РФ».


По словам Трунова, дело сейчас приостановлено, и защита настаивает на том, «чтобы прокуратура Москвы представила надлежащим образом заверенные копии, подтверждающие наличие ценностей, факт передачи на хранение, постановление о передаче на хранение, а также оригиналы постановлений о признании потерпевшими конкретных лиц».


Суд ходатайство защиты удовлетворил и обязал прокуратуру предоставить все процессуальные документы. Трунов надеется, что «20 января, скорее всего, будет решение по существу тех сумм, которые надлежит взыскать».


Надеется адвокат и на положительное решение: «хотя с нашей судебной системой ожидать можно всего, но юридически вопрос выглядит тривиально: прокуратура обязана хранить вещественные доказательства и несет материальную ответственность. Их разворовали, поэтому прокуратура обязана выплатить. А если они заинтересованы в том, чтобы вернуть эти ценности в порядке регресса, то они должны найти виновного и предъявить ему иск в порядке регресса и получить обратно то, что они выплатят потерпевшим. Поэтому не задача потерпевших гоняться за виновными, кто разворовал их ценности, потому что украли ценности не у потерпевших, а у прокуратуры, и это головная боль прокуратуры - где и кого они там будут искать».


Трунов добавил, что подобные иски уже поступили в суд.


Председатель общественного движения «Норд-Ост» Татьяна Карпова не верит, что иски будут удовлетворены: «По первым искам мы заявляли точно такие же факты по мародерству, причем они были совершенно обоснованны, полностью нами доказаны, и суды вынуждены были признать, что факты мародерства действительно имели место. В том числе, наши ответчики - прокуратура - также признали, что мародерство имело место, и признали виновной следственную группу, которая вела расследование на момент совершения фактов мародерства. Они просто нашли такого "стрелочника", который за месяц до судебного разбирательства погиб в автомобильной катастрофе, и на него списали вот эти факты мародерства».


У Карповой в «Норд-Осте» погиб сын Александр, «он только что получил большой гонорар от Филиппа Киркорова за редакцию, перевод и создание русской версии мюзикла "Чикаго". У Саши также пропали деньги, пропали кольца на руках... Я уже не говорю про мобильные телефоны, зонты и так далее, это пропало практически у всех».

23 октября 2002 года 40 террористов ворвались в Театральный центр на Дубровке и захватили в заложники 914 человек. Рано утром 26 октября здание захватили штурмом. В результате этой спецоперации большинство заложников удалось освободить. 130 человек погибли, более 700 пострадали.


XS
SM
MD
LG