Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Если бы мы писали о звездах все, что мы о них знаем, то это издание никому нельзя было бы ни показывать, ни продавать». О самом тиражном издании России


Елена Рыковцева : Начинаю нашу программу с официального пресс-релиза. Состоялось награждение ведущих российских издателей премией «Тираж – рекорд года 2008». А я бы так переиначила: «Рекордный тираж 2008-го». «С 1999 года происходит вручение этой премии, отмечающей наивысшие достижения среди периодических печатных изданий. От большинства других премий она отличается тем, что лауреаты определяются исключительно на основе объективных показателей – величины отпечатанного и распространенного тиража. Это единственная премия в области журналистики и СМИ, победителей которой определяют читатели и подписчики, то есть именно те, для кого работают журналисты и издатели». И вот в этом пресс-релизе содержится целый список лауреатов премии. Там несколько номинаций: «Общероссийская ежедневная газета», «Общероссийская деловая газета» и так далее. Но я выбирала издание для нашей сегодняшней встречи по простому арифметическому принципу: у кого самый-самый большой тираж из всех самых-самых тиражных изданий. И оказалось, что это лауреат номинации «Общероссийская еженедельная газета»:«Комсомольская правда»-«толстушка».


Мне очень приятно представить моих коллег – Наталия Барабаш, шеф-редактор «толстушки», и с нами Андрей Дятлов, заместитель главного редактора «Комсомольской правды» и одновременно ответственный секретарь газеты. Это группа поддержки Наталии.



Андрей Дятлов: Да, группа поддержки.



Елена Рыковцева : Андрей, сразу скажите, вы их там цените, любите, не ревнуете, не конкурируете?



Андрей Дятлов: У нас с ними очень сложные отношения, поскольку так исторически сложилось, что как бы «ежедневка» и «толстушка» - это две редакции в одном, как «Head & Shoulders». Но мы их очень любим.



Наталия Барабаш: Они иногда это скрывают, но...



Елена Рыковцева: Разберемся. Мы увидим по ходу эфира...



Наталия Барабаш: Но мы – одна газета.



Елена Рыковцева: ...мы заметим с нашими слушателями во время эфира, как они друг к другу относятся.


Я тираж назову – 3 миллиона 24 тысячи 336 экземпляров. Это тираж одного номера?



Наталия Барабаш: Да.



Елена Рыковцева: Это огромная цифра! Мы вас поздравляем!


И уважаемые слушатели, мы ждем звонков и сообщений. Мои коллеги просили узнать у вас... Казалось бы, все есть в этой газете. Это мне кажется, как читателю. Но вот кажется Наталии Барабаш, что еще чего-то может кому-то не хватать. И сегодня она принимает заявки читателей «толстушки». Если кто-то не читает газету, то объясните нам, как это с вами такое могло произойти, что вы не попали в число вот этих 3 миллионов, почему вы отказываетесь покупать «Комсомольскую правду»-«толстушку», в то время, как у нее такой огромный тираж, такая популярность.



Наталия Барабаш: Даже удивительно!



Елена Рыковцева: Да, удивительно. И такие люди нам тоже могут сегодня позвонить и написать.



Наталия Барабаш: Будем рады их выслушать.



Елена Рыковцева: Да. И Наталия просила узнать, кто персонально вас интересует, о ком вам не хватает информации. И желательно, чтобы это были не политики. Правильно, Наташа, я вас понимаю?



Наталия Барабаш: Ну да. Потому что мы позиционируем себя как «газета частной жизни», как газета-собеседник человека в выходные дни, не очень сильно политизированная. Хотя вопросы политики мы там тоже освещаем.



Елена Рыковцева: Да, освещаете. То есть если вдруг человека все-таки заинтересуют какие-то особенности... Все-таки пусть напишет, ладно?



Наталия Барабаш: Да, конечно.



Елена Рыковцева: То есть мы не будем ограничивать...



Наталия Барабаш: Нет-нет. Мы за свободу.



Елена Рыковцева: Кто персонально вас интересует? – вот такой вопрос просила Наталия вам задать.


А у Андрея Дятлова свой специальный вопрос по поводу кризиса: что еще советовать? Вроде бы, все отбивается уже, в обеих «Комсомолках» - и «толстушке» и не «толстушке» - уже все, что можно, делают. Но чего еще вам не хватает? Правильно, Андрей, я поняла?



Андрей Дятлов: Как вас в кризис поддержать, дорогие наши читатели?



Наталия Барабаш: Чем вам помочь?



Андрей Дятлов: Самое популярное заявление: пресса раздувает кризис. А как вот сделать так, чтобы вы успокоились, вот что вам такое написать про кризис? Все равно же из него надо как-то выбираться.



Елена Рыковцева : Да. И если уж про кризис заговорили, я сразу представлю один материал в сегодняшней «толстушке», который я с удовольствием сходу открыла и прочитала, - «Заплати 20 баксов и заработай на кризисе!». Замечательная тема! Я еще не сталкивалась с таким поворотом сюжета, что сейчас люди по полной программе «наваривают» на этом кризисе. В каком смысле? Они обращаются к вам, уважаемые слушатели, и особенно – к пользователям Интернета, с разного рода объявлениями, SMS -сообщениями и так далее: «Мы поможем вам застраховаться от увольнения». И как же они это делают, рассказывает «Комсомольская правда»-«толстушка» сегодня. Например, продают справки о беременности для начала.



Наталия Барабаш: Да, это очень популярно.



Андрей Дятлов: Но мужикам этот способ не подходит.



Елена Рыковцева : Да, вот я насчет мужиков тут не уловила. А им-то что делать?



Наталия Барабаш: Ну, для мужиков есть другое: «Пошли SMS – и снимись в «Доме-3». Это какая-то порнографическая съемка, и мужчины там могут...



Елена Рыковцева: То есть: «Переждите кризис там, в этом «Доме-3».



Андрей Дятлов: За этим забором, да.



Наталия Барабаш: Они так предлагают, но, на самом деле, они только снимают деньги за этот звонок.



Елена Рыковцева : И вот «Комсомольская правда» просчитала, сколько стоит такой звонок по поводу «пересидеть в «Доме-3», сколько стоит попытаться устроиться на кастинг в этот «Дом-3», и получилось: 21 доллар был списан только с одного счета.



Наталия Барабаш: Только за один звонок, да. Так что мужчинам тоже не рекомендуем.



Елена Рыковцева: Вот сегодня советует газета, по крайней мере, как распознать мошенников, которые наживаются на кризисе. Но, может быть, какие-то еще советы нужны.


Наташа, давайте поговорим о вашем успехе. Он большой, на самом деле, но для вас не очень новый. Я так понимаю, что вы регулярно выигрываете такого рода...



Наталия Барабаш: Да, у нас в «Комсомолке» этих статуэток уже штук 7.



Елена Рыковцева: Не сенсация. И вы ведь давно работаете в этой газете-«толстушке», уже ...



Наталия Барабаш: Ну, всего, наверное, лет 14. И я хочу сказать, что этой осенью «толстушке» исполнилось 15 лет. Так что у нас некий мини-юбилей.



Елена Рыковцева : Вот! И у меня есть такое подозрение, что очень большой процент успеха газеты принадлежит вам лично. Потому что так уж совпадает, столько статуэток пришлось на время вашей работы.



Наталия Барабаш: Боже упаси! Это коллективный успех большого количества людей. Придумали этот продукт люди, которые... вот у нас Алексей Ганелин еще работает, Мамонтов сейчас руководит «Известиями»...



Андрей Дятлов: Он не просто работает, а он шеф-редактор «Комсомольской правды».



Наталия Барабаш: Да. Эти люди создали этот продукт, и вот как они его создали... он видоизменяется, меняется, но они заложили туда хорошую энергию и хороший запал, которые и позволяют этой газете существовать. Они заложили туда главное – это газета, которая отвечает на те вопросы, которые сегодня интересны читателям. Она просто приближенная к тому, что их сегодня волнует.



Андрей Дятлов: Но вот чего точно не отнимешь, вот Наталья (я за нее скажу), она из тех журналистов, у которых очень хорошее чутье на темы. Она иногда из простой беседы в машине... Мы живем в одном доме, и иногда мое семейство и Наталья, мы едем на работу все вместе. И она между нашей болтовней вдруг – раз, за что-то зацепится. И глядишь, такое точное попадание. Это даже немножко божий дар. Но надо отдать должное руководству нашей газеты в разные годы, и сейчас оно старается (и мы стараемся вслед за ним) учить этому журналистов. Потому что иначе невозможно создать вообще никакой тираж – ни средний, ни большой, ни супербольшой. Надо всегда думать не о том, что мы напишем, а что будет читать народ, что ему сейчас надо.



Елена Рыковцева : Наташа, вот берем сегодняшний номер. Знаете, я хочу смоделировать ситуацию подбора тем. Вот мы возьмем сегодняшний номер. А вы можете нам рассказать, вот как вы видите, отбираете, обсуждаете? Почему на первую страницу идет тема: «Лизу Боярскую оставил жених ради 40-летней бизнес-леди». Как эта тема возникает? Потому что мне, может быть, интересно, а кто-то скажет: «А кто такая Лиза Боярская?». И это понятно.



Наталия Барабаш: Уже не скажет.



Елена Рыковцева : Вот я уже сказала про материал о кризисе. Но есть люди, которых пугают... они с некоторым презрением относятся к фотографиям, где женщина не совсем одета. А тут целый разворот...



Наталия Барабаш: ...где женщина почти совсем не одета.



Елена Рыковцева: Да. И вы, может быть, расскажете, что это вы вдруг целый разворот в такой серьезной газете, как «Комсомольская правда», отдаете...



Наталия Барабаш: Ну, она не такая уж совсем серьезная.



Елена Рыковцева: Ну, это я иронизирую. Но вы отдельно про этот материал расскажете, где она не очень одета.



Наталия Барабаш: Да, хорошо.



Елена Рыковцева : Но вот почему именно эти тексты вошли в сегодняшний номер, так, чтобы она гарантированно и просчитано получила свои 3 миллиона, эта газета?



Наталия Барабаш: Ну, что касается Лизы Боярской.



Елена Рыковцева: Вот сейчас поделитесь методическими секретами.



Наталия Барабаш: Ну, я думаю, что и не сильно секреты, и не сильно они кому-то интересы.



Елена Рыковцева : Не секреты, хорошо.



Наталия Барабаш: Что касается Лизы Боярской, то у нас тут же идет рейтинг, где она названа самой сексуальной актрисой.



Елена Рыковцева: И по этому уже ясно, что ее знают. Хотя бы по этому.



Наталия Барабаш: То, что ее знают, уже ясно по другому. Она снялась в фильме «Адмиралъ», который сейчас прошел просто с блеском и обсуждением. И про этот фильм у нас в следующем номере будет продолжение разговора. Она снялась в продолжении «Иронии судьбы», после чего стала явно суперзвездой, молодой звездочкой. Поэтому все, что касается Лизы Боярской, будет интересно. А личная жизнь звезд интересна людям вдвойне.



Елена Рыковцева: И ничего не поделаешь, да.



Наталия Барабаш: Мы – массовый еженедельник, который старается быть интересным читателям. И жизнь звезд во всем мире, а не только у нас, является большой частью заметок таких еженедельников. Поэтому мы на этом и сосредотачиваемся и об этом пишем.


И наш второй эксклюзив - про жену олигарха...



Елена Рыковцева: ...не совсем одетую. Это жена олигарха, сразу скажем.



Наталия Барабаш: Да, это жена олигарха. И для жены олигарха, конечно... обычно они сначала снимаются вот так, а потом, если очень сильно повезет, становятся женами олигархов. А вот здесь как раз наоборот все произошло: она стала женой олигарха, а потом снялась в таком откровенном виде. Обычно олигархи не очень любят, когда их жены так себя ведут. Но они пригласили очень хорошего, очень дорогого фотографа. Одна книжка этого фотоальбома стоит 350 евро, если я правильно помню.



Елена Рыковцева: На Западе?



Наталия Барабаш: Да, на Западе.



Елена Рыковцева: И ее покупают?



Наталия Барабаш: Да, она говорит, что она прекрасно разошлась. А в России решили ее не продавать.



Елена Рыковцева: Почему?



Наталия Барабаш: Она так аккуратно пишет: «Может быть, наше общество еще не готово разглядывать такие картинки». А может быть, они решили, что это дороговато, поэтому здесь они не продавали.



Елена Рыковцева : Андрей, а как вам кажется?



Андрей Дятлов: По-моему, все дело в стоимости. Потому что наше общество давно готово рассматривать такие картинки.



Елена Рыковцева: И не такие картинки.



Андрей Дятлов: Я видел людей, которые, даже не имея больших денег, гоняются за календарем Пирелли, например.



Наталия Барабаш: Но вот что удивительно. У нас не только карточки этой, действительно, красивой женщины, но еще и интервью. Это наш полный эксклюзив, потому что про то, что она сфотографировалась, другие газеты написали, но у всех была одна-единственная карточка. И больше они никому не давали, вот только «Комсомольской правде» они дали всю съемку. Ее можно на сайте посмотреть более подробно. Все-таки не все карточки мы рискнули здесь выставить на обозрение. Но она дала интервью. И вот интервью не менее интересное, чем эти карточки.



Елена Рыковцева: А чем?



Наталия Барабаш: Она, действительно, умная женщина, которая интересно говорит. И она отстаивает позиции жен олигархов с такой точки зрения: «Мы хотим быть первыми. Мы не стесняемся, что мы живем богато. Нас упрекают в том, что у нас руки по локоть в икре, но у нас есть свои проблемы, своя правда жизни. Мы хотим жить так. И мы боремся». А ее корреспондент спрашивает: «А может быть, вы просто так боретесь за мужа, что вы в таком виде снимаетесь? Вы, может быть, боитесь его потерять?». Она говорит: «Да, я боюсь его потерять. И я буду бороться за мужа». Потому что, я так понимаю, муж – это достояние, которое у нее есть. «И почему бы я за него не боролась? Я хочу в спортзал, я сижу на диете». То есть у них там тоже...



Елена Рыковцева: Такая жизненная позиция жены олигарха.



Наталия Барабаш: Да. И она ее не понаслышке... как многие наши писательницы пишут, побыв в очень кратковременном браке за каким-то более-менее богатым человеком, начинают рассказывать про олигархов. А она вот прямо оттуда, «наш человек оттуда», начинает рассказывать о том, как это быть замужем за олигархом.



Елена Рыковцева: То есть идея в том, что она не живет, а борется, она все время борется...



Наталия Барабаш: Вы знаете, ведь все мы боремся, и каждый – на своем участке. А она борется за мужа-олигарха.



Елена Рыковцева : Ну, прямо скажем, так за мужей мы не боремся, чтобы каждый день в борьбе, и сниматься для этого, и все время завоевывать его внимание. Обычные русские жены такой борьбы все-таки...Андрей, а ваша жена ведет за вас вот такую борьбу жестокую ежедневно?



Андрей Дятлов: Мне кажется, что да.



Елена Рыковцева: Ага! Ну, тогда извините.



Андрей Дятлов: Там же все проще. Им же, с другой стороны, и заняться больше особо-то нечем.



Елена Рыковцева: Чем борьбой за собственного мужа.



Наталия Барабаш: Она говорит: «Борщом я его не завоюю».



Андрей Дятлов: Ну, конечно.



Наталия Барабаш: То есть простая женщина может бороться – она борщи варит, рубашки гладит. А эта борщом его не завоюет. Ну, домработница и так далее. А чем-то же надо. И начинаешь очень сочувствовать, вот просто переживаешь... Я думаю, что и нам, и читателям это тоже приятно…



Елена Рыковцева: Вот!



Наталия Барабаш: ...посочувствовать женам олигархов.



Елена Рыковцева: Это материал в поддержку настроения народного «богатые тоже плачут», это из этой серии.



Наталия Барабаш: Конечно. «Им тоже тяжело». А особенно – в кризис.



Елена Рыковцева: Понятно.



Андрей Дятлов: Я даже прослезился.



Елена Рыковцева : «Видите, объективный тираж! И не мешают «пираты» и Интернет». Это Игорь пишет. Ну, действительно, не мешают. Наоборот, Интернет только поддерживает ваш тираж.


Наталия Барабаш: Ну, он нас поддерживает, мы его своими заметками поддерживаем.



Андрей Дятлов: Мы вообще-то с «пиратами» боремся. У нас большая юридическая служба. И мы, действительно, с какого-то момента поняли...



Елена Рыковцева: Дерут заметки, конечно.



Андрей Дятлов: И мы это все перевели в нормальное русло. Если кому-то нужны перепечатки, то у нас есть официальная служба, которая этим занимается.



Наталия Барабаш: У нас были даже судебные иски за границей, когда издание просто издавало нашу газету.



Андрей Дятлов: И это нормально. Почему-то фирма « Mercedes » себе это позволяет, когда китайцы делают реплику с их машины. А почему мы не должны себе позволять этого?.. Мы тоже своего рода « Mercedes ».



Елена Рыковцева: «Недалекие люди, надо читать «толстушку». Грустно осознавать, что в России так деградировало население». Не очень понятно. То есть надо читать «толстушку», чтобы понять, как деградировало население.



Наталия Барабаш: Это ирония.



Елена Рыковцева : Понятно. «Тираж не всегда отражает объективность подачи информации. Вы знаете, о чем я. «Толстушку» стали покупать после того, как «Антенна» начала печатать много ненужных телеканалов», - Ирина Волкова пишет, наша постоянная слушательница. Вот интересно, что Ирина Волкова все-таки «толстушку» выбрала среди других телевизионных изданий. И, наверное, не только из-за телевидения. Для того чтобы про каналы читать, можно же «ТВ-Парк» покупать, «7 дней», что-то еще.



Наталия Барабаш: Нет, наш тираж достаточно стабильный. И «Антенна» набрала свой тираж уже после нас. Поэтому мы с «Антенной» здесь никак не коррелируемся. А объективность в подаче информации – это вещь такая эфемерная. Вот одному кажется, что это объективная информация, а другому кажется, что она вот так подается. И где истина? И информации вообще очень трудно быть объективной, потому что любая информация подается через кого-то, с каким-то комментарием и с чьим-то взглядом на вещи. Мы не стремимся к тому, чтобы она была дистиллированная, как в каких-то новостных изданиях, сухая, тупая справка. Мы стараемся ее давать через эмоцию...



Елена Рыковцева: Но вы даете ту информацию, в которую вы верите сами, для начала?



Наталия Барабаш: Да, верим сами. И привлекаем экспертов, которые дают свою какую-то эмоциональную или компетентную оценку этой информации.



Елена Рыковцева : Наташа, а вас лично интересуют те персонажи, о которых вы пишете? Вот Лиза Боярская, она вам нравится как актриса, интересует ее творческий процесс? Или Сосо Павлиашвили, условно говоря. Вчера мы записывали выпуск программы на 1 января, и из вашей «Комсомольской правды» читали очень смешной пресс-релиз, который прислала пресс-служба Сосо Павлиашвили. Вы об этих людях пишите, но вы лично ходите на их концерты, например?



Наталия Барабаш: Ну, что касается Лизы Боярской, то я отношусь к ней с большим уважением. Потому что я считаю, что вот то, что она начинает делать, это интересно. И я думаю, что она многообещающая актриса и потом наберет еще больше. Она объективно красивая, она талантливая. И мне интересно за ней наблюдать.


Но нельзя требовать от повара, который делает, например, торты, чтобы он все их ел, придя еще и домой. И пришел, и включил, и Сосо Павлиашвили послушал. Боже упаси! Конечно, не все персонажи, которые есть у нас в газете... Например, лично я изучаю их творчество и слежу за ним. Но я считаю, что это не так важно. Я считаю, что там должны быть персонажи, которые интересны нашим читателям. Надо понимать, чего хочет читатель.



Елена Рыковцева: А как же вы это определяете? Как вы попадаете?



Наталия Барабаш: Много разных критериев, и не один из них не является объективным. Но, наверное, профессия в руках редактора и состоит в том, чтобы как-то так... Там рейтинг, там рейтинг телевидения, тут пошел сериал с этим актером, который поднялся...



Елена Рыковцева : Для того, чтобы делать такую газету, нужно свою личность полностью оставить дома, за порогом, вот себя, нет?



Наталия Барабаш: Нет-нет. Боже упаси! Зачем же? Если мы будем себя дома оставлять, то кто туда придет? Конечно, нет. Просто надо коррелировать свои личные пристрастия с тем, что находится на пике общественного интереса. И мне кто-то может нравиться, а кто-то может не нравиться, но всегда очень важно определять градус эмоционального накала по отношению к этому человеку. Ведь необязательно выносить на обложки только тех, кто нравится, можно выносить и тех, кто не нравится. Важно понимать степень эмоций по отношению к этому человеку в обществе на данный момент.



Елена Рыковцева: Очень интересно, как это угадывать.


И вот, наверное, тоже ирония. Пишет нам Новиков: «Когда впервые услышал о газете с таким аппетитным названием, то не понял, речь идет о количестве печатных страниц или диетах». Итак, «Толстушка».



Наталия Барабаш: Это внутреннее название, которое родилось, вообще-то, из очень смешной... Когда только создали газету, она была толще, чем обычная «Комсомолка». И по-моему, Игорь Коц, заместитель редактора, сказал: «У, какая толстушка!». И это прижилось. Потом оно появилось и в газете. Ну, потом в связи с тем, что весь народ так страшно был озабочен похудением, оно немножко из газеты ушло, но осталось во внутреннем пользовании. Нам оно нравится, это теплое слово. И иметь друга «толстушку»...



Андрей Дятлов: Даже во внутренних документах мы пишем «толстушка».



Елена Рыковцева : Знаете, когда я звонила в газету «Труд» и говорила, что «я купила ваш еженедельный номер, вот эту вашу «толстушку», они сказали: «Не называйте нас «толстушкой». Мы «семерка».



Наталия Барабаш: А название так прижилось, что и разошлось, и не только по журналистскому кругу, но и среди читателей.



Елена Рыковцева: Александр пишет: «Мне не хватает информации о том, сколько воруют наши демократы и олигархи, об их замках и виллах, о том, где учатся их дети». В общем, демократы и олигархи – это одного поля...



Наталия Барабаш: Вы знаете, я думаю, что прокуратуре еще больше не хватает этой информации. Но мы стараемся ее добывать.



Елена Рыковцева: Но про виллы вы, наверняка, что-то пишете.



Наталия Барабаш: Да, про виллы мы пишем. Как только кто-нибудь купит какую-нибудь виллу – мы немедленно добываем ее фотографии и пишем. Ну а где учатся дети – этого давно не было. Это тоже наша постоянная тема. И как они чудят. Кстати говоря, как чудят дети, у нас недавно было, кто и чего делал. Но мы обязательно усилим...



Андрей Дятлов: Страшно интересно сейчас еще посмотреть, как их кризис коснулся, этих с виллами и машинами...



Наталия Барабаш: Как они распродают...



Елена Рыковцева : И я снова обращаю ваше внимание на материал в сегодняшней «толстушке» о том, как упали гонорары звезды. Целая полоса текста. Сколько этот актер получал до кризиса и сколько сейчас В разы, в 4 раза упал съемочный день.



Наталия Барабаш: И вот интересный момент: хорошо это или плохо. Потому что, с одной стороны, да, упали гонорары. А многие говорят о том, что эти гонорары у молодых звезд были просто настолько чрезмерно завышены, что, во-первых, они не могли там сниматься, в этих фильмах, пригласить их не могли в хороший фильм, а во-вторых, другим не было хода, просто все деньги уходили на этих молодых. Может быть, кто-то и появится...



Андрей Дятлов: И очень забавно, что на Украине в связи с этим наблюдается поветрие: стали приглашать двойников больше – они дешевле стоят – на «корпоративы» и так далее.



Елена Рыковцева : Замечательно! Наташа, ведь в один день, в четверг, выходит сразу две газеты: просто «Комсомольская правда» и «Комсомольская правда»-«толстушка». Мы разобрались, что на первой полосе «Комсомольской правды»-«толстушки» - Лиза Боярская, у которой проблемы с женихом. А в «Комсомольской правде» тоненькой (так ее теперь будем называть)... Вот, кстати, нам предложил Олег по пейджеру назвать вашу «толстушку» - «худышкой», «и тогда тираж будет больше». Давайте мы «худышкой» назовем «Комсомольскую правду» ежедневную.



Андрей Дятлов: Ну, вы сейчас сглазите. Это в рамках кризиса что ли? У нас все хорошо.



Елена Рыковцева : Так, у вас все хорошо. Так вот, Александра Цекало связали и ограбили в его же доме – это главная история для «тоненькой» газеты.



Наталия Барабаш: Для ежедневной газеты.



Елена Рыковцева : Извините. Для «упитанной» ежедневной газеты, хорошо. И это слишком грустная история для вашей «толстой» газеты?



Наталия Барабаш: Нет. Мы просто подписываемся на день раньше, мы подписываемся во вторник, а появляемся в продаже в четверг. А это событие произошло в среду. То есть мы просто никак бы не успели.



Елена Рыковцева : А мне кажется, что у вас такого рода событий, как чье-то убийство, ограбление или что-то такое очень неприятное, не бывает на первых страницах.



Андрей Дятлов: Нет, здесь же все понятно. Цекало с семьей...



Наталия Барабаш: Нет, со звездами – у нас бывает.



Елена Рыковцева : Даже если грабят...



Наталия Барабаш: Со звездами, если грабят... Welcome! Упаси Бог, конечно! Но такие новости мы ставим. А вот вообще я стараюсь не ставить депрессивные совершенно заметки, где в маргинальных семьях происходят какие-то убийства, насилие, еще чего-то. Мне кажется, что народ так устает от всего этого.



Елена Рыковцева : Вот я и заметила, что она у вас...



Наталия Барабаш: У него такая тяжелая жизнь, что мы хотим немножко побыть психотерапевтом и сказать: «Ребята, все будет хорошо».



Елена Рыковцева : Она у вас очевидно оптимистичнее, чем обычная ежедневная «Комсомольская правда».



Андрей Дятлов: И мы обязаны отслеживать события, даже которые, может быть, мы и не хотели бы освещать, но поскольку это имеет сегодня большой резонанс, мы... Но вот то, о чем говорит Наталия, мы в «ежедневке» обязательно отсеиваем. У нас там одна, ну, две истории может быть. Мы сидим и думаем: «Многовато будет – шесть убийств, две аварии и один упавший под откос поезд».



Елена Рыковцева : То есть такая статистика все-таки есть.



Андрей Дятлов: Да, есть.



Елена Рыковцева : Понятно. Наталья из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Очень интересно слушать о содержании. Вот жду, когда же будет что-либо без пафоса, скажем так, душеспасительное. Потому что уже как бы пришло время, уже все понимают, что истоки-то... если никто не придет к тому знаменателю, что кто-то над нами, и создавший нас Творец должен все регулировать. Поэтому мне кажется очень актуально было бы... Вы же видите, сколько у гроба Первосвятителя стояло людей из правительства. То есть это очень актуально для России сейчас. Даже всех конфессий. Можно из каждой конфессии пригласить представителя на страницы вашей...



Елена Рыковцева : Понятно, Наталья.



Слушатель: ...который мог бы помочь разобраться в духовном плане в том, что происходит.



Наталия Барабаш: Спасибо. Мы стараемся это делать. Вот у нас Анна Велигжанина брала интервью в свое время у Алексия, и ее приглашают на всякие мероприятия, которые там происходят. И сейчас мы будем продолжать эту тему. Вот мы сейчас готовим к номеру, который будет на Рождество, такое интервью с комиссией по чудесам при церкви. Потому что есть чудеса, например, которые... они подтвердили, что они, действительно, есть. И нам об этом расскажут. И как мошенники пытаются этим воспользоваться, и что, на самом деле, церковь считает, что произошли чудеса. И религиозную тему мы будем вести, и ведем понемногу. Она не будет у нас основной никогда...



Елена Рыковцева : Да. Но я тоже хочу сказать Наталье, что есть люди, и их очень много, которые полагают, что служители культа не способны их утешить. Ну, вот не считают.



Наталия Барабаш: Ну, есть такие люди, которые не считают, так и люди, которые с уважением относятся.



Елена Рыковцева : С уважением относятся, но не более того.



Наталия Барабаш: Да. Поэтому мы стараемся здесь удовлетворить интересы всех.



Елена Рыковцева : Андрей из Одинцова думает так: «Ваша газета распространяется бесплатно. Народ читает, и все интересно. Поэтому и популярны». Ничего себе бесплатно! Тогда бы они не зарабатывали.



Андрей Дятлов: Андрей из Одинцова спутал. У нас, действительно, был бесплатный понедельник, но мы его в связи с кризисом сейчас попридержали. Он выходит в некоторых городах...



Елена Рыковцева : А я, кстати, тоже увидела в своем доме и очень удивилась: чего это «Комсомольская правда» раздобрилась, расщедрилась – бесплатно раздает свой выпуск?!



Андрей Дятлов: Вы знаете, если нам будет экономически выгодно делать бесплатно газету, которую читало бы большое количество народа, вот такое сочетание экономики и интереса, то мы, конечно, на это пойдем. Но сейчас это, сами понимаете, тяжело.



Елена Рыковцева : Анатолий Петрович из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос к главному редактору Наталии Барабаш.



Наталия Барабаш: Я не главный редактор. Я шеф-редактор «толстушки». Боже упаси!



Елена Рыковцева : Главный по «толстушке», да.



Слушатель: Это не так уж важно. Девушки, вот что меня интересует. Почему газета до сего времени называется «Комсомольской правдой»? Какое отношение вы имеете к комсомолу, скажите мне, пожалуйста?



Елена Рыковцева : Спасибо, Анатолий Петрович. Понят ваш вопрос.



Наталия Барабаш: Вы знаете, к комсомолу уже, наверное, никакого отношения не имеем, но это бренд, это традиция...



Елена Рыковцева : ...от которой вы не отказываетесь.



Наталия Барабаш: Читатели привыкли получать... И мы не хотим от него отказываться. Когда говорят «Комсомолка», то сегодняшнее поколение вообще не понимает, что это такое. А вот «Комсомолка» звучит хорошо и тепло.



Елена Рыковцева : Борис Васильевич из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Вот на страницах фигурируют с уважением Путин, Медведев, и это естественно. Но когда была запущена пенсионная реформа в 2002 году, она была сделана для двух слоев – для большого чиновничества и для 40 миллионов граждан. Вот у меня календарного стажа 50 лет. И я видел страну всю. Но я теперь вижу разграбленные, уничтоженные заводы. И сейчас в Государственной Думе прорабатывается очередная реформа. Был обманут Путин. И вот сейчас он запускает вновь. У нас огромная масса материалов об обездоленных людях. Вместо пенсионной реформы и социального государства мы получили государство социального насилия, рабства. И сейчас есть много материалов у нас, связанных еще с репрессированными. Я рождался в ГУЛАГе, поверьте мне. И хотя у меня почти 50 лет календарного стажа, я не поминаю советскую власть. И Путин сейчас, наконец, многое осознал.



Елена Рыковцева : Борис Васильевич, вы все это говорите к тому, что можно ли отразить это все на страницах «Комсомольской правды»? Наверное, о «толстушке» точно речь не идет.



Слушатель: Идет.



Елена Рыковцева : Не идет. Это другой формат.



Слушатель: Вот 40 миллионов, которые остались за бортом...



Елена Рыковцева : Хорошо. Все поняли. К Андрею Дятлову вопрос.



Андрей Дятлов: Вы знаете, я по возрасту и году рождения тоже остался за бортом реформы в том лучшем виде, в котором она предлагалась. И я отчетливо понимаю, так же как и мои коллеги, что пенсионную реформу у нас сильно шатает сейчас вправо-влево. И она, действительно, не во всем продумана. Поэтому мы стараемся отражать те позитивные и нормальные движения в этом процессе, которые есть. Извините за мои общие слова, но просто сейчас нет времени по каждой нашей конкретной публикации говорить. Мы ведем эту тему с того самого момента, как был заявлен первый вариант пенсионной реформы. Так что вы следите за газетой. Мы на вашей стороне, на стороне тех людей, которые либо будут получать маленькую пенсию, либо вообще ее не будут получать.



Наталия Барабаш: И у нас в «толстушке» мы тоже отвечали на вопросы читателей...



Андрей Дятлов: Это очень важно, и мы понимаем, что это очень важно.



Наталия Барабаш: ...и все вот эти важные вопросы мы задавали. Потому что, конечно, вопросы есть, они остаются, и они не решены.



Елена Рыковцева : Ну, тогда газеты выступили единым фронтом, поэтому мне некого и не в чем упрекнуть. Потому что тогда газеты повели себя абсолютно солидарно с пенсионерами.



Андрей Дятлов: Вы знаете, когда человеку предлагают жить на 3 тысячи рублей, это немножко странно, мне кажется.



Елена Рыковцева : Вот Александр, видимо, тот же, который просил вас про виллы писать, добавляет (я думаю, это он): «Конечно, печатать фотографии голых собчаковин и других рублевских тусовщиков гораздо безопаснее, чем разоблачать обворовывание страны и народа всей этой швалью». Это совсем необязательно, что те, которые голые, они же и обворовывают, я так думаю. Это могут быть разные категории граждан. И насчет того, что обворовывают, все-таки вы тоже пишете.



Андрей Дятлов: У нас одна из самых последних хороших и достаточно громких публикаций – это то, на что тратит деньги тот же Пенсионный фонд, как они возводят себе виллы, покупают за несколько миллионов рублей автомобили не очень понятного назначения и так далее. И про «дело Батанова» мы тоже начали писать, как только оно было возбуждено, против руководителя. Так что мы как бы не чураемся этого. А чего чураться-то?..



Елена Рыковцева : Пишет нам слушательница Оксана Андреевна: «И «толстая», и «тощая» «Комсомолки» бессовестно используют бренд старой, умной и содержательной газеты, ничего общего с ней не имея. Полная безыдейщина, пошлость и порнуха. А тираж свидетельствует о состоянии умов значительной части нашего населения».



Наталия Барабаш: Вот я часто встречаю мнение людей, которые считают себя демократически настроенными и как бы глубоко нравственными. И им не нравится то, о чем пишет сегодняшняя «Комсомолка». И в упрек ей они ставят «Комсомолку» прошлого. И я их спрашиваю: «А что в прошлой «Комсомолке» вам так нравилось?». Там есть имена, которые у нас и сейчас есть, - это Песков, это Кучкина, это Инна Павловна Руденко, - они у нас работают до сих пор. Но если взять газету, которой нас все время пытаются укорять, советских времен, то две трети ее – это были отчеты с комсомольских собраний, правильно ли комсомолец поступил, что он не явился на субботник, разборки, «личный зачет». И если заставить сейчас людей читать эту газету, то этого никто не сможет сделать.



Елена Рыковцева : И тут же, встык приходит противоположное мнение Сергея Митрофанова, что «очень уж причудливое у вас осталось название. Это же ностальгия по прошлому, преемственность бессовестной лжи». То есть все наоборот: вас попрекают теперь этим названием, которое ассоциируется для Сергея Митрофанова…



Андрей Дятлов: Вот «Кока-Кола» уже лет 200, наверное, с одним названием выходит, 150, и никого это почему-то не смущает. Дело же не в бренде, в изменении бренда, а дело в том, что несет сегодня газета. И если бы она не была востребована, то Наталия сейчас бы этот приз за тиражи не получила.



Елена Рыковцева : Вячеслав из Верхотурья пишет: «Не читаю. Продажная, лживая пресса. Когда случается в киоске взглянуть на заголовки, то поражает хамский тон». Ну, это имеется в виду, видимо...



Наталия Барабаш: Я поняла, да.



Елена Рыковцева : «Жены богатых – это сломавшиеся на богатстве и славе женщины. Падших не надо жалеть. Пусть тащатся своей дорогой, - так Ольга пишет, - Тема – лицо газеты».


«Предлагаю назвать вашу газету «Три толстяка», это будет честнее». Что, у вас их трое в руководстве?



Наталия Барабаш: Не знаю почему.



Елена Рыковцева : И нам звонит Леонид из Москвы. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Вот я сначала хотел бы пояснение небольшое сделать. В печати и по телевизору все время видишь всяких певичек, певцов, актеров мелкого масштаба, и вот им нечего сказать. Они пустые, глупые какие-то. И их постоянно и везде пропихивают на экран. Везде они лезут со своими измышлениями, советами какими-то, еще чем-то. И вот настолько это все надело... Поставьте какого-нибудь молодого ученого, который что-нибудь изобрел, и он что-то более интересное скажет, и это будет не только поучительно, но и более интересно зрителю или радиослушателю, или читателю.


И мое предложение «Комсомолке», что можно было бы там написать, как один из примеров. Вот у нас в 1992 году из московского района Чертаново уехал наш соотечественник Сергей Брин в Америку. Сейчас он с напарником создал корпорацию «Google», у которых 40 миллиардов долларов, с нуля практически. Вот как он студентом учился, как Билл Гейтс... правда, он не окончил, бросил университет. Но вот как бы один из примеров.



Наталия Барабаш: А про это мы писали.



Слушатель: И интересно поучиться, и как бы оптимистическая информация, и занимательная. Поэтому хотелось бы, чтобы не ограничивались всякими певцами, женами олигархов, а чтобы были бы там люди более умные.



Елена Рыковцева : Леонид, спасибо большое. Очень хороший звонок. Потому что как раз до нашего эфира, когда мы обсуждали вопросы вам, Наталия мне и говорила, что, может быть, мы услышим какие-то мнения, как нам заменить... «У нас одна и та же обойма, да, известных людей. Может быть, кто-то предложит что-то еще, другое, новое для нас».



Наталия Барабаш: Да, с одной стороны. С другой стороны, молодой ученый на обложке – это не обложка для массового еженедельника.



Елена Рыковцева : Увы, увы.



Наталия Барабаш: Вы знаете, к сожалению, люди хотят казаться лучше, чем они есть на самом деле. Вот вы спрашивали, как мы определяем, что будет интересно на обложке. Есть такие фокус-группы, которых заставляют читать газету и потом говорить, что их там заинтересовало или не заинтересовало. Ну, одна из форм такого воздействия. Но, на самом деле, нормальная фокус-группа делается по-другому. Они вызывают людей, говорят, что сейчас будут с ними разговаривать про газету. Сажают их в предбаннике. А на столе перед ними какие-то газеты. И говорят: «Сейчас вас позовут, и вы будете рассказывать. А вы пока тут отдохните, полистайте». И на самом деле, фокус-группа начинается в этот момент. Человек берет газету, а видеокамера фиксирует, сколько минут или секунд он задержался на каждой из заметок, что он читал и что он не читал. Потом этот человек приходит к человеку, который проводит собеседование, и отвечает на вопросы: какие заметки ему понравились, что он читал. Так вот, эта информация совпадает только на 30 процентов!


Мы сами наблюдали... для нас снимали таким образом «Комсомолку».



Елена Рыковцева : Гениально!



Наталия Барабаш: Это было несколько лет назад, когда «Татушки» были, которые тоже вызывали огромные нарекания у всех, и при этом во всех рейтингах побеждавшие всех остальных. И вот перед нами сидели люди очень разные – интеллигентные, умные, которые говорили, что они читают Василия Михайловича Пескова...



Елена Рыковцева : Смотрят канал «Культура».



Наталия Барабаш: ...да, смотрят канал «Культура». А на самом деле, когда они смотрели газету, то на серьезных заметках о политике они задержались 20 секунд, на заметке об экономике они задержались 1 минуту, а «Татушек» разглядывали по 3-5 минут. И это было у всех.


Поэтому мы, когда делаем газету, так и выстраиваем приоритеты информации. Мы выставляем то, что людям интересно. У нас есть свои ограничения. Поверьте, если бы мы писали о звездах все, что мы о них знаем, то это издание никому нельзя было бы ни показывать, ни продавать. Мы пишем, наверное, одну сотую часть. И звезды на нас иногда обижаются. А я считаю, что они должны нам сказать большое спасибо...



Елена Рыковцева : Что вы их облагораживаете, таким образом.



Наталия Барабаш: Потому что мы даже близко не можем рассказать о том, что там творится на самом деле. Потому что это просто будет издание уже даже хуже, чем те, которые нельзя продавать.



Елена Рыковцева : Очень согласна со всем, что вы сказали. Потому что, действительно, если все, судя по опросам, так замечательно смотрят канал «Культура», то почему же у него такие низкие рейтинги – вот же в чем вопрос. И одновременно люди стесняются признаться в том, что они читают «Комсомольскую правду»-«толстушку». Есть такие люди, которые просто стесняются. Они читают, но не скажут вам об этом.



Наталия Барабаш: Нам известен такой эффект, когда... мы каждый день еще смотрим рейтинги интернет-заходов: кто и что смотрит. Первое место – Ксюша Собчак сделала... Количество откликов – 500. А что пишут? «Надоела Ксюша Собчак».



Елена Рыковцева : Точно!



Наталия Барабаш: Вот одна и та же картина повторяется. Надоело? Не читайте.



Елена Рыковцева : И еще одна вещь, которую мы процитировали в эфире для 1 января, - это ваш рейтинг «Кто больше всех раздражает». И Ксюша Собчак на первом месте. Ваш же рейтинг.


Андрей, пожалуйста.



Андрей Дятлов: Я очень благодарен за звонок читателя, который напомнил про историю «Google», и по очень простой причине. Мы сейчас на сайте «Комсомольской правды», и в ежедневной «Комсомолке», и частично в «толстушке», открыли такую рубрику, которая называется «Антикризис». И мы страшно нуждаемся в историях реальных от людей, как они в тяжелой ситуации не упали, а встали и пошли. Их выгнали с работы, а они занялись другим делом, может быть, не преуспели, но они себя поддержали, поддержали семью и так далее.


Если у вас есть такие истории, то вы нам их присылайте, потому что мы готовы все это печатать. И это очень важно.



Елена Рыковцева : Ну, я, вообще-то, для справедливости скажу, что «Комсомольская правда» ежедневная, она тоже стала лауреатом этой премии, «Тираж года» в номинации «Общероссийская ежедневная газета». Просто у нее ежедневный тираж 729. 821...



Наталия Барабаш: Для ежедневной прессы это просто...



Елена Рыковцева : Для ежедневной прессы, конечно, это тоже рекорд.



Андрей Дятлов: Слава Богу, вспомнили. Я думал, что не вспомните.



Елена Рыковцева : Андрей, а почему вы стесняетесь? Вы бы сами давным-давно и сказали об этом.



Андрей Дятлов: А мы не стесняемся. Если бы мы стеснялись, мы бы, наверное, газету не выпускали.



Елена Рыковцева : Нет, вы стеснялись 45 минут эфира сказать, что вы тоже победили в этом конкурсе.



Андрей Дятлов: Ну, сегодня «толстушка» у нас...



Елена Рыковцева : Хорошо, будем считать, что это такая корпоративная солидарность. Ольга из Московской области, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я считаю, что власть кормит народ «развлекухой» в своих корыстных целях – отвлечь его от проблем, которых у нас выше крыши. И журналисты, прислуживающие власти, - по-моему, это не журналисты. Я считаю журналистику «четвертой властью» и жду от нее серьезного анализа проблем. А для развлечения есть юмористы и клоуны.



Елена Рыковцева : Вот вам тяжело, вы пришли с работы, у вас масса проблем и неприятностей. Ну что же не полистать газету более легкую по содержанию и настроенческую, Ольга?



Слушатель: Ну, для поднятия настроения есть другие способы, а не чтение газеты.



Елена Рыковцева : Понятно. Хорошо.



Наталия Барабаш: Я просто хочу сказать, что у нас достаточно богатая палитра прессы сегодня. Кто ищет в газетах какую-то аналитику, какую-то более серьезную...



Елена Рыковцева : Такие тоже есть.



Наталия Барабаш: ...они могут читать и ежедневную нашу «Комсомольскую правду», в которой этого явно больше. Она, конечно, гораздо социально серьезнее.



Елена Рыковцева : А я даже предложу газету из списка лауреатов «Тираж года» деловых изданий: «КоммерсантЪ». Ну, он небольшой по сравнению с вами – 100 тысяч экземпляров, но вот есть же деловой...



Наталия Барабаш: Вот эти тиражи, они и показывают уровень интереса. Никто же не запрещает читать другие газеты. И даже в нашей газете... вот сейчас газета лежит передо мной, в ней четыре заметки на тему светской хроники, а все остальное – это другое: советы по здоровью, советы по досугу, советы, что посмотреть по телевизору, советы, как вести себя в кризис, там юридически очень полезные советы для тех, кого увольняют, или для тех, кто берет в долг что-нибудь. На самом деле, звезды в каждом нашем номере занимают не более трех-четырех полос.



Елена Рыковцева : Вы просто не напасетесь этих звезд на все 65 страниц.



Наталия Барабаш: Мы, может быть, их и напасемся, но мы стараемся делать газету разнообразной. Но именно звезды вызывают такой всплеск споров, интереса... Хотя по количеству это очень малая часть всей газеты. И то, что о них так говорят и на них так все ополчаются, говорит о том, что это наиболее яркая и востребованная часть, очевидно, этой газеты.



Елена Рыковцева : Валерий из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Приветствую вас, господа, представители «Комсомолки»! У меня к вам четыре блестящих предложения...



Наталия Барабаш: Мы записываем.



Слушатель: ...как заткнуть за пояс Радио Свобода, «Эхо Москвы» и «Новую газету».



Елена Рыковцева : Да они уже заткнули.



Слушатель: Ничего подобного! То есть уничтожить эти издания на их же поле. А каким образом это сделать? Все эти радио и газеты считаются у нас апостолами свободы, но они никак не могут добраться и взять интервью от тех лиц, которые определяют политику в соседних с нами демократических государствах. Вот, допустим, Радио Свобода никак не может взять интервью у Саакашвили, у Тимошенко. Между тем, как все сведения, которые, так или иначе, придаются гласности на Радио Свобода или на «Эхо Москвы», или в «Новой газете», через каких-то второстепенных лиц мы узнаем. Никак они не решаются взять интервью у самых главных лиц. Это первые два предложения – по Тимошенко и по Саакашвили: взять интервью у них, огромные, большие интервью.



Наталия Барабаш: Хочу сказать, что заявка на интервью с Тимошенко у нас уже есть.



Слушатель: Далее. У нас есть замечательные представители демократической журналистки, такие люди, как, допустим, господин Доренко или господин Минкин. Оба они участвовали в клеветнической кампании против Грузии и Украины. И надо обязательно у них спросить: как так получилось, что после встречи с господином Патаркацишвили господин Доренко начал отчаянную клеветническую кампанию против Саакашвили на «Эхо Москвы»? А господин Минкин даже добрался до Радио Свобода и начал там клеветническую кампанию против Грузии, утверждая, что положение в Абхазии лучше, чем в Аджарии, и что Саакашвили – это...



Елена Рыковцева : Валерий, спасибо. Я считаю, что достаточно. Из четырех предложений мы выслушали два.


Первое. Я сразу скажу, вы попробуйте с ними договориться.



Андрей Дятлов: Это точно.



Елена Рыковцева : Я как-то приглашала Тимошенко в свой эфир. Господи, сколько же я написала писем этой пресс-службе! И это перебрасывалось от одного клерка к другому. Я совершенно не понимала, с кем я уже имею дело. Я была в Киеве, и как раз мне было удобно, что она придет в эту студию киевскую. Кстати сказать, слава тебе Господи, хотя бы Нино Бурджанадзе дошла до киевской студии и поучаствовала в передаче у Виталия Портникова. Думаю, что с интервью с Саакашвили такая же проблема. Очень сложно договариваться с этим персоналом, который вокруг них. Я сама на себе все это по поводу Тимошенко прошла.



Наталия Барабаш: С Тимошенко... мы тоже полгода пытаемся. А нам интересно было бы выслушать ее мнение.



Елена Рыковцева : Я все хочу, чтобы она узнала о том, что мы так бьемся. Она, может быть, и не знает, потому что сидит какая-то прослойка пресс-служб между ней и журналистами из Москвы, которая... Так что уж, извините.


А что касается Минкина, уважаемый Валерий, то он сидит, вообще-то, в моем эфире, как правило, потому что это «Час прессы», и услышать от него какую-то кампанию грузинскую клеветническую... Я не слышала. Может быть, вам что-то показалось.


Читаю дальше пейджерные сообщения. Уточняет Александр, что речь шла не о демократах, а о бюрократах тогда, когда он писал. Но говорит, что «оговорка по Фрейду хорошая». Это не по Фрейду, это вас так записала служба, которая передает пейджерные сообщения. Я без ошибок прочитала ваш текст.


«Вспоминая Маяковского, можно сказать о том, что когда вы распространяете об олигархах и их женах какое-то варево, улица корчится без языка, ей нечем кричать и разговаривать», - Анатолий пишет.


«Раз такая популярная газета, то можно ввести политическую рубрику насчет различных нарушений правительства, которые происходят постоянно. Так что всегда будет тема с вопросом: почему правительство не уходит в отставку, если есть такие крупные нарушения, и как сделать так, чтобы правительство соблюдало законодательство», - Савельева пишет. Контроль над правительством.



Андрей Дятлов: Я все-таки разделил бы две вещи. Первое – это ошибки правительства. И второе – требование ухода его в отставку. Мне почему-то кажется, что в нынешней обстановке это, как правило, не всегда связано. В нас уже какой-то мотор стучит: «Правительство в отставку!». Надо разбираться в каждом отдельном случае, писать о нем объективно. Вот и все.



Елена Рыковцева : Наталья Львовна предлагает ввести статистику по грубейшим нарушениям... Интересно, вот тоже ошибка по Фрейду, записывают так: «По групейшим нарушениям...». А я хотела прочитать: «По глупейшим нарушениям...». «...прав людей в стране. Информацию можно получить в судах, в госучреждениях».


«Комсомолка» воспитывала молодежь, а сейчас развращает», - пишет Виктор.



Наталия Барабаш: Я готова ответить. Почему-то все хотят, когда люди к нам обращаются, чтобы мы кого-то воспитали. А когда спрашиваешь: «А вот лично вы хотите, чтобы мы вас воспитали?», - они говорят: «Нет, меня не надо. Там есть другие». Но и другие не хотят, чтобы их воспитывали. Если вы найдете человека, который хочет, чтобы его воспитали, мы с удовольствием его воспитаем. Но желающих не находится.



Елена Рыковцева : «Сожалеете ли вы о расколе своего издания?», - спрашивает Александр из Сызрани. Ну, это было очень давно.



Андрей Дятлов: А какой раскол?



Елена Рыковцева : Это когда часть сотрудников ушла в «Новую газету».



Андрей Дятлов: Вы знаете, можно сожалеть, но ведь они организовали новые, хорошие газеты. Это профессиональные люди. Отлично!



Наталия Барабаш: Они хорошо работают.



Андрей Дятлов: Мы с ними поддерживаем отношения.



Елена Рыковцева : Пишет Елена: «Кроме «Новой» думающему, приличному человеку читать в стране нечего». Не надо их сталкивать лбами, эти газеты. Они очень разные.



Наталия Барабаш: Мы же не заставляем нас читать.



Елена Рыковцева : Конечно. Это разные аудитории.



Наталия Барабаш: Мы рады любому читателю, но мы никого не принуждаем.



Елена Рыковцева : Есть люди (не буду показывать на них пальцем), которые прекрасно читают и «Новую газету», и «Комсомолку»-«толстушку».



Наталия Барабаш: Мы и сами читаем…



Елена Рыковцева : И сами они читают своих коллег с удовольствием.


На этом мы завершаем программу «Час прессы»на волнах Радио Свобода.




Материалы по теме

XS
SM
MD
LG