Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Социологи отмечают резкое обострение ситуации в России, а политологи говорят о возможности социального взрыва


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Вероника Боде.



Андрей Шароградский: По данным Левада-центра, 38 процентов россиян считают нынешнее положение страны кризисным, и еще 34 процента - что к этому идет. Больше половины граждан уверены, что самые тяжелые времена еще впереди. Социологи отмечают резкое обострение ситуации, а политологи говорят о возможности социального взрыва.



Вероника Боде: По свидетельству аналитиков Левада-центра, россияне уже почувствовали серьезное влияние кризиса на их повседневную жизнь. Резкое ухудшение настроений социологи связывают, прежде всего, с обострением ситуации на рынке труда. Почти 30 процентов опрошенных сообщают, что члены их семей уже столкнулись с задержкой или уменьшением зарплаты либо с увольнениями и сокращениями.


Вот как оценивает ситуацию Марина Красильникова, руководитель отдела доходов и потребления Левада-центра.



Марина Красильникова: Ситуация становится все более острой. Население в массе своей очень остро ощутило на себе разворачивающийся кризис примерно в середине ноября. Вдвое увеличилась доля тех, кто полагает, что впереди нас ждут тяжелые времена. Настроения продолжают ухудшаться. Мы в Левада-центре измеряет так называемый индекс социальных настроений. Так вот, в декабре по сравнению в сентябрем этот индекс снизился на 17 процентов. Это очень много. Такое падение индекса мы наблюдали только в сентябре 1998 года. Падение индекса прежде всего связано с особенно сильным ухудшением оценок предстоящего экономического развития. Я бы сказала, что сейчас российское население, конечно же, уже в значительной мере почувствовало на себе реальные проявления ухудшения экономического положения. Но еще более оно обеспокоено неопределенностью будущего.



Вероника Боде: Борис Дубин, заведующий отделом социально-политических исследований Левада-центра, отмечает изменения и в политических в настроениях россиян.



Борис Дубин: Скажем, общая оценка политической ситуации в стране практически пока еще не изменилась, но это касается нынешнего дня. А вот что касается оценок ближайшего будущего, здесь политические ожидания резко ухудшились, и вооще, оценки будущего ухудшаются прямо вот сейчас на глазах. Ощущение, которое было, скажем, полгода назад, ощущение стабильности, того, что, в общем, все в порядке, от него очень быстро не остается никакого следа.


Вероника Боде: Скажите, изменились ли в последнее время рейтинги ведущих политических фигур России?



Борис Дубин: Они немножко снизились в последний месяц, причем практически всех фигур и всех этажей власти. Это касается и президента, и главы правительства, и правительства как такового, и губернаторов на местах, то есть всех тех институтов и представляющих эти институты фигур, которые все-таки вызывали достаточно большое в последнее время доверие у российского населения. Сейчас это все несколько пошатнулось, произошли достаточно серьезные перемены в настроениях.



Вероника Боде: По данным другой социологической организации, Фонда «Общественное мнение», 42 процента россиян определяет сегодняшнее положение в экономике как кризисное и еще столько же свидетельствует о том, что окружающие их люди ждут ухудшения ситуации в ближайшее время. Данные исследования комментирует Людмила Преснякова, директор проектов Фонда «Общественное мнение».



Людмила Преснякова: Изменяются оценки положения дел в стране, в частности, положения в экономике. Люди начинают видеть, в первую очередь, что что-то неправильное происходит вокруг, и многие начинают уже ощущать это на себе.



Вероника Боде: По данным Фонда «Общественное мнение», 39 процентов россиян замечают вокруг себя усиление недовольства властями. Причем представление о том, что вокруг назревает недовольство, распространено примерно в равной степени среди разных социальных групп. Восприятие кризиса заметно варьируется от региона к региону.



Людмила Преснякова: Самыми тревожными оказались Омская область, Курская, Ярославская, Татарстан, Оренбургская область. Это те регионы, где целый ряд проявлений кризиса воспринимается острее. В принципе, в Москве и Санкт-Петербурге тоже ситуация менее благоприятная, чем в среднем, хотя более хорошая, чем в этих перечисленных регионах.



Вероника Боде: По вашим данным, каждый пятый россиянин ожидает увеличения числа забастовок в ближайшее время. В связи с чем?



Людмила Преснякова: Поскольку люди уже стали сталкиваться на работе с различными проблемами, с задержками зарплат и невыплатами, поскольку это витает в воздухе, в разговорах, в массмедиа об этом постоянно рассказывают, то люди ожидают, что такого рода проблемы могут коснуться и того места, где они живут, того предприятия, где они работают. Поэтому они ожидают, что какой-то протест населения в связи с этим может возникнуть.



Вероника Боде: Как вы полагаете, какими могут быть политические последствия нынешней социально-экономической ситуации?



Людмила Преснякова: Сложно сказать. Зависит от того, как она будет развиваться. Когда и если она будет развиваться в худшую сторону, то это будет, собственно, угрозой всему социальному порядку, в том числе, дестабилизации политической. Но это при таком крайнем и достаточно серьезном неблагоприятном развитии событий.



Вероника Боде: А каких социально-политических последствий ожидает от нынешней ситуации Николай Петров, эксперт Московского центра Карнеги?



Николай Петров: Мне кажется, что кризис стремительно из финансового перерастает не просто в экономический, но в политический и в управленческий. Те методы, которые в связи с кризисом демонстрировало правительство и которые могут быть более или менее адекватны, на уровне десятка, двух десятков крупнейших компаний, банков и так далее, они абсолютно не работают на том уровне, на который сейчас уже кризис спустился, в силу целого ряда особенностей нашей экономики, а именно - наличия большого числа городов, которые целиком и полностью зависят от одного предприятия. Мы будем все чаще наблюдать картину, когда банкротство какого-то экономического субъекта может приводить вообще к параличу на уровне всего населенного пункта, когда, скажем, завод обеспечивает население и электроэнергией, и теплом, и так далее, и остановка его - это не просто чьи-то экономические потери, а это фактически ситуация глубокого кризиса, когда правительству нужно будет срочно либо эвакуировать население, либо что-то делать, чтобы предприятие продолжало функционировать. И вот тогда те схемы, которые реализуются сейчас, они в принципе не могут сработать в оперативном режиме. То есть премьер дает деньги, но пока эти деньги дойдут до конкретного предприятия, пока на них купят, условно говоря, мазут, чтобы заработали снова котельные, пройдет достаточно длительное время. Социальный протест я вижу сейчас не столько как реакцию на кризис вообще, а в первую очередь как реакцию на паралич хозяйственный, паралич сферы жилищно-коммунального хозяйства. И в этом смысле, мне кажется, опасность очень и очень велика сейчас. Я вижу опасность социального взрыва не как чисто экономический, в этом смысле решаемый или погашаемый, умиротворяемый экономическими же способами социальный протест, а как уже отчаяние людей, которые просто не могут жить вообще в ситуации, когда, скажем, у них не топят квартиры, которые в этом отчаянии могут занимать кабинеты своего начальства на уровне поселка, города, на уровне целого региона. И беда, мне кажется, в том, что при возникновении такого рода ситуаций, совладать с ними, разрешить кризис такого рода будет очень сложно.



Вероника Боде: Таково мнение политолога Николай Петрова, эксперта Московского центра Карнеги. По данным Левада-центра, больше половины россиян уверены, что самые тяжелые времена еще впереди.


XS
SM
MD
LG