Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Никита Михалков: моя совесть чиста. Хроника VII съезда


Председатель Союза кинематографистов Никита Михалков на трибуне VII съезда

Председатель Союза кинематографистов Никита Михалков на трибуне VII съезда

18 декабря в Москве открылся VII съезд Союза кинематографистов России. Решение о проведении съезда было принято на пленуме союза, который состоялся 15 декабря. Не все делегаты съезда признают его полномочия. Главным вопросом, который решает съезд, станет избрание нового председателя Союза кинематографистов.


В течение последних 11 лет этот пост занимает Никита Михалков. Участники съезда должны заслушать отчетные доклады и внести поправки в устав Союза. Кандидатов на должность председателя Союза кинематографистов формально накануне съезда было два – это, скажем так, от кинематографической оппозиции известный режиссер, патриарх жанра Марлен Хуциев и со стороны аппарата Никиты Михалкова секретарь Союза кинематографистов Михаил Пореченков.


Утром 18 декабря Никита Михалков и его сторонники заявили, что съезд нелегитимен (при голосовании за делегатов не было кворума). Они предложили пока провести собрание, а потом созвать чрезвычайный съезд всех членов Союза кинематографистов. Оппозиция, в свою очередь, сослалась на решение пленума правления от 15 декабря: провести съезд в указанные сроки. Большинство делегатов проголосовали за съезд.


Но Никита Михалков отказался выступить с отчетным докладом. На мой вопрос, почему, он ответил: «Меня просто нормально предупредили: делайте, что хотите, но знайте: если вы выступаете с отчетным докладом перед этой публикой, то, значит, вы признали легитимным этот съезд, а он нелегитимен. Зачем мне неприятности? Еще в результате я потом окажусь виноватым в том, что я поддержал их, так сказать, в их нелегитимных поступках».


Не обращая внимания на действия Михалкова, делегаты приступают к обсуждению насущных проблем. В это время в фойе Дома кино Никита Сергеевич подробно объясняет свое отношение к происходящему:


– Я к этому отношусь спокойно. Я, слава богу, пережил 5-й съезд. Единственный, кто защитил Сергея Федоровича Бондарчука. И мы знаем, чем это закончилось. Вот эти покаяния потом все, слезы, рыдания. А что произошло в кино после 5-го съезда? Сняли с полок фильмы хорошие, замечательные. А что, это не произошло бы без 5-го съезда? Произошло бы, все равно время менялось. А что хорошего снято? А что произошло с Союзом за это время, когда было на счетах 70 миллионов рублей по тем деньгам? А когда я сюда пришел, тут ручки были свинчены. Просто еще одна попытка деструктивно раздербанить союз. Как мы знаем, Владимир Ильич Ленин сказал: из всех искусств для нас важнейшим является недвижимость, – вот, так сказать, за это и борьба.
Никого не интересуют успехи Союза вот из этих людей, их интересуют неуспехи мои. Я вложил в фонд пенсионный 670 тысяч долларов своих денег, просто чтобы людям кому-то делали операции, кто-то лечился. Это же есть по бумагам. Когда я об этом, защищаясь, по глупости заикнулся, меня упрекнули в нескромности. Ну, елки-палки, я считаю, что такая нескромность лучше, чем скромность тех, кто молчит из скромности, но могли бы помогать, но не помогают.
Я организовал фонд вместе с Вексельбергом, 25 миллионов рублей в год получают люди. Если бы я читал доклад, я бы рассказал, какое количество людей просто спасены тем, что им даны выплаты какие-то, вдовы, больные и так далее.
Сейчас они поговорят, пошумят, примут решения революционные, пойдут выпьют, расскажут друг другу, обнимутся и поздравят с победой. А потом понесут эти бумаги регистрировать в Минюст. Примут у них бумаги – дай бог здоровья. А если не примут у них это – ну, что, значит, я имею право, как пока действующий председатель, потребовать от правления созыва внеочередного, чрезвычайного съезда. Страна наша распространяется шире, чем Дом кино и Союз кинематографистов. И достаточно людей, которые меня поддерживают и помогут. Я собирался уходить, и собираюсь уходить, но я хотел уйти нормально. А сейчас они вынуждают меня в результате опять продолжать тащить на себе это ярмо, и я буду виноват в том, что они сегодня совершают.
Не страшно быть ненавидимым ни за что. Страшно, когда есть за что ненавидеть. А моя совесть чиста. Что я сделал действительно и сделала наша команда? Мы Союз не развалили. Почему я и хочу собрать всех членов Союза кинематографистов России. Пусть приедут, меня отругают, с позором выгонят и выберут другого. Ради бога, пожалуйста. Но не уверен я, что я не смогу достучаться до нормальных людей, особенно которые приедут из провинции, которые не понимают, что здесь происходит, в этой песочнице, рассказав им, что происходит, и показав им, что делается».


После затянувшегося перерыва происходили совсем уж странные вещи. Оказалось, что делегатам все еще не обменяли временные зеленые мандаты на постоянные красные. Долго искали членов мандатной комиссии. Те доверили съезду решить, можно ли голосовать зелеными, потому что где красные - никто не понимает.


Просили выступить с докладом первого секретаря Союза Михаила Пореченкова, но он вслед за Михалковым отказался.


Последнее событие дня: группа кинематографистов сообщила, что их просьба принять в члены Союза 65 человек списком, не была удовлетворена. В списке: Алексей Попогребский и Борис Хлебников, авторы фильмов - лауреатов многих фестивалей («Коктебель», «Свободное плавание», «Простые вещи»), Алексей Герман-младший и так далее. Они просили съезд решить их судьбу, а заодно призвали делегатов реформировать Союз. Они выступили за коллегиальное управление.


Пока картина выглядит так. V съезд был революционным, легитимность VI пробовали оспорить в суде, и, видимо, та же участь ждет нынешний.


XS
SM
MD
LG