Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как побороть ностальгию метрополии – взгляд Испании на страны Латинской Америки


Ирина Лагунина: В недавнем докладе Министерства иностранных дел Испании говорится, что в 2009 году приоритетным направлением внешней политики этой страны будут по-прежнему страны Латинской Америки. Речь идет о бывших владениях Испании, получивших независимость еще в 19 столетии. Как складываются спустя столько времени отношения между бывшим «центром» и бывшими окраинами некогда могущественной испанской империи? На этот вопрос отвечает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: Испанию связывает со всеми ее бывшими владениями в Латинской Америке общий язык, история, религия, традиции, культура. Официальный Мадрид относится к этим странам трогательно, не без определенной ностальгии по прежним временам. Нынешний премьер-министр Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро, к примеру, видит в развитии связей с Латинской Америкой чуть ли не историческую миссию Испании:



Родригес Сапатеро: Приоритетом нашей внешней политики, основанной на наших моральных принципах и ценностях, является Латинская Америка. Этот приоритет диктуется нам историческими обстоятельствами и заботой о будущем. Сейчас, правда, континент испытывает большие трудности, но в принципе, у него имеется огромный экономический и человеческий потенциал. Так что для Испании – это очень перспективное направление сотрудничества.



Виктор Черецкий: Между тем, отношения со странами Латинской Америки у Испании развиваются по-разному, не всегда конструктивно. И здесь прослеживается одна закономерность. В годы существования в стране военно-клерикальной диктатуры генерала Франко лучше всего отношения складывались у Мадрида с тоталитарными режимами, к примеру, с кликой диктатора Трухильо в Доминиканской республике. При этом идеология особого значения не имела, главное – тоталитарная суть. Так что франкизм, режим фашистского типа, поддерживал самые сердечные связи не только со схожим по духу режимом Трухильо, но и с коммунистической диктатурой Кастро на Кубе. До сих пор тесная личная дружба связывает бывшего франкистского министра Мануэля Фрагу Ирибарне с кубинским правителем Раулем Кастро. Фрага Ирибарне:



М. Фрага Ирибарне: Мы знакомы с ним очень давно. Рауль меня принимал на Кубе еще в 81-ом году. У нас с ним общие взгляды на многие процессы в мире. Поэтому я тоже с большой радостью всегда принимаю его в Испании.



Виктор Черецкий: После краха диктатуры и перехода Испании к демократической форме правления официальные приоритеты поменялись. Отныне наблюдается тесное сближение Испании с латиноамериканскими странами, где существуют открытые общества, и которые идут по пути демократического развития. Особые отношения, к примеру, связывают Мадрид с Эквадором. На его территории действуют крупнейшие испанские компании – «Телефоника», работающая в области мобильной и обычной телефонии, нефтегазовая «Репсоль» и множество других предприятий. Эквадору оказывается большая гуманитарная помощь, содействие в области здравоохранения и образования. Кроме того, почти миллион граждан этой латиноамериканской страны, население которой составляет всего 14 миллионов, переселились в поисках заработка в бывшую метрополию. Так что приезжавший в этом году в Мадрид президент Эквадора Рафаэль Корреа рассыпался в благодарности Испании.



Рафаэль Корреа: Мы чувствуем себя счастливыми в этой братской стране – великой Испании! Мы благодарны испанскому народу за то, что он принял сотни тысяч наших братьев и сестер. Мы благодарны ему за проявленную с нами солидарность.



Виктор Черецкий: Что же касается популистских авторитарных режимов, то с ними отношения у нынешней испанской демократии явно не складываются. Хотя испанцы, с одобрения Евросоюза, всячески пытаются поддерживать связи с этими режимами, чтобы хоть как-то облегчить положения местного населения. Но все тщетно. К примеру, венесуэльский правитель Уго Чавес строит свою внутреннюю пропаганду на ненависти к бывшей метрополии. Он культивирует личность воевавшего с Испанией в первой половине 19 столетия Симона Боливара и списывает все просчеты своей внутренней политики на некие происки бывшей колониальном империи. Отсюда и постоянные угрозы в адрес испанских предпринимателей, работающих в Венесуэле. Уго Чавес:



Уго Чавес: Испания относится к нам на протяжении последних 500 лет как надменная колониальная державы. Нас по-прежнему унижают, оскорбляют, изображая из себя представителей высшей цивилизованной нации. Ну а народы Латинской Америки хотят, наконец, освободиться от любого проявления колониализма. Я сейчас пересматриваю наши отношения – политические, дипломатические и экономические – с Испанией. Испанские фирмы вынуждены будут дать полный отчет о своей неблаговидной деятельности в Венесуэле. Я лично займусь их проверкой.



Виктор Черецкий: Аналогично относятся к Испании и единомышленники Чавеса – лидеры Боливии и Никарагуа. У радикалов свое понимание истории. Они заявляют, что Испания, как бывшая метрополия, обязана заплатить некий «исторический долг» за якобы нанесенный в свое время этим странам ущерб. Тот же Чавес и его сторонники считают, что европейская цивилизация, носителями которой были испанские конкистадоры конца 15 столетия, ничего не дала жителям континента. Дескать, у них была своя высокоразвитая цивилизация и без европейцев она вполне обходилась. Тот факт, что эта цивилизация практиковала человеческие жертвоприношения и, по крайней мере, на пару тысяч лет отставала от европейской, в расчет не принимается. Зато вывод делается однозначный: если испанцы сейчас хотят работать на латиноамериканском рынке, то они должны это делать без расчета на прибыль. Президент Никарагуа Даниэль Ортега:



Даниэль Ортега: Испанские предприятия обосновались в Никарагуа якобы для того, чтобы помочь нам. На самом деле они по дешевке скупили наши лучшие фирмы, окупили все издержки и теперь качают из нашей страны сверхприбыль. Это международные гангстеры.



Виктор Черецкий: Отметим попутно, что никаких сверхприбылей испанцы в Латинской Америке не получают. При всем желании сделать это невозможно, учитывая бедность местного рынка.


Вместе с тем, как показал опыт, сколько ни пытайся развивать сотрудничество с радикалами, проку от этого не добиться. Поэтому многие испанцы осуждают, скажем, отношения, которые поддерживает официальный Мадрид с той же Гаваной. Хотя испанскому правительству иногда и удается, благодаря этим отношениям, добиться освобождения из тюрьмы двух-трех кубинских диссидентов, в целом эти связи, по мнению наблюдателей, служат лишь укреплению тоталитаризма на Кубе. Накануне недавнего очередного визита на остров министра иностранных дел Испании Мигеля Анхела Моратиноса в Мадриде состоялся массовый митинг правозащитников, которые требовали прекратить любые связи с диктаторским режимом братьев Кастро.



Оратор: С режимом Кастро не о чем договариваться, пока на Кубе не будут проведены свободные выборы с участием свободных партий. Свободу кубинским политзаключенным! Права человека для всех кубинцев!



Виктор Черецкий: Похоже, что тезис о тщетности любых попыток заигрывать с тоталитарными режимами, поддерживая с ними нормальные отношения, носит универсальный характер. Порой они даже опасны и наносят удар по имиджу страны, которая предпринимает подобные попытки. Так, желание Испании развивать отношения с ее бывшей колонией в Африке – Экваториальной Гвинеей поставило страну в весьма деликатное положение. Теперь международные правозащитные организации упрекают испанское правительство в забвении грубейших нарушений прав человека в этой стране. И это не все. Буквально на днях разгорелся очередной скандал: оказывается, президент Экваториальной Гвинеи Теодоро Объянг, пришедший к власти еще в 1979 году, когда он сверг и казнил родного дядю, отмывает на территории Испании крупные суммы, вкладывая их в недвижимость. Речь, как отмечают местные наблюдатели, скорее всего, идет о деньгах, украденных из государственной казны. Испанская правозащитница Мария Эухения Гонсалес:



Мария Эухения Гонсалес: Это диктатор, действия которого осуждаются всеми правозащитными организациями мира. Мы, со своей стороны, протестуем против любых отношений с ним, которые поддерживает испанское правительство. Известно, что этот деятель обвиняется в убийствах оппозиционеров и других тяжких преступлениях.



Виктор Черецкий: Кстати, Экваториальная Гвинея обратилась лет шесть тому назад с просьбой включить ее в список участников ежегодных так называемых иберо-американских саммитов. Это саммит 22 стран - Испании, Португалии и государств Латинской Америки. Они не отреагировали на эту просьбу. И не потому, что Экваториальная Гвинея находится в Африке, а потому что не хотели иметь в своих рядах Объянга, которого демократическая оппозиция этой страны обвиняет, помимо всего прочего, еще и в ритуальном людоедстве. Кстати, ежегодные иберо-американские саммиты проводятся с 1991 года с целью решения каких-то общих проблем. В этом году он проводился в Сальвадоре и был посвящен проблемам молодежи. О важности сотрудничества государств Латинской Америки с их бывшей митрополией говорил, открывая саммит, президент Сальвадора Элиас Антонио Сака.



Элиас Антонио Сака: Мы собрались, чтобы обменяться идеями и найти новые пути для сотрудничества стран Латинской Америки с Испанией – нашего иберо-американского сообщества. Мы должны крепить наше единство, чтобы наш голос был слышен на мировой арене. Мы должны показать всему миру, что способны идти вместе по пути прогресса и демократии. Залог тому – наши связи с Испанией.



Виктор Черецкий: На саммите в Сальвадоре были приняты программы сотрудничества, касающиеся высшего, среднего и профессионального образования, включая предоставление стипендий, развития спорта среди молодежи из маргинальных слоев населения, молодежного туризма и так далее. Все эти программы, в основном, финансируются бывшей метрополией. Разумеется, многостороннее сотрудничество охватывает и другие области: к примеру, помощь мелкому и среднему предпринимательству, пенсионную систему, внедрение новых технологий в производство, городское хозяйство и так далее. В рамках осуществления этих программ ежегодно, помимо саммитов, проводятся различные встречи и конференции. В этом году прошли отдельные совещания по вопросам сотрудничества в области городского строительства, транспорта, здравоохранения и так далее. Ну и, разумеется, эти встречи позволяют укреплять двусторонние связи. Говорит глава Иберо-американского секретариата, организатора саммитов, уругвайский дипломат Энрике Валентин Иглесиас:



Энрике Валентин Иглесиас: У иберо-американских саммитов есть одна весьма полезная сторона, которая обычно не фиксируется протоколами. Это двусторонние встречи президентов. Они также позволяют укрепить наши связи. Не следует забывать, что интенсивные контакты между Испанией и странами Латинской Америки для осуществления достигнутых на саммитах договоренностей поддерживаются в течение всего года.



Виктор Черецкий: Испанские политики не скрывают: для них иберо-американские саммиты – это возможность поддерживать и развивать исторические связи с бывшими владениями, поддерживать свое влияние на континенте. Ну а для латиноамериканских стран, помимо возможности получать от Испании помощь, это еще и путь в Европу. Ведь Испания всегда являлась своеобразным мостом латиноамериканцев с европейским континентом.



Энрике Валентин Иглесиас: Европейские страны - важные партнеры Латинской Америки. Евросоюз сейчас занимает первое место по инвестициям на нашем континенте. Речь идет о современных технологиях в самых различных отраслях промышленности. Ну, а Испания, как известно, является нашим «проводником» в Европу. Думаю, что, плодотворно используя наше партнерство, можно достичь многого. И у нас есть неиспользованные ресурсы. Исторически у нас существуют хорошие отношения, которые теперь лишь следует развивать.



Виктор Черецкий: В самой Испании далеко не все разделяют официальную политику на сближение с Латинской Америкой. Противники сближения считают, что страна не в силах помогать целому континенту, что затраты не оправдываются доходами от такого сотрудничества и что, наконец, времена колоний и империй давно канули в вечность. Не вызывает энтузиазма у многих испанцев и массовое переселение латиноамериканцев в их страну. Последним здесь по закону гарантируется приобретение нового, то есть испанского, гражданства уже через два года после переезда.


XS
SM
MD
LG