Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Готова ли Черногория к вступлению в Европейский Союз


Ирина Лагунина: Все бывшие республики Югославии ставят своей главной целью вступление в Европейский союз. Словения уже является членом ЕС. Хорватия надеется, что будет принята в самое ближайшее время. Македония подала свою заявку на членство в ЕС четыре года назад, но никак не может приступить к переговорам. Босния и Герцеговина готовится подать официальные документы о намерениях первой половине 2009 года. А Сербия сделала бы это уже давно, если бы не отдавала себя отчёт в том, что переговоры с ней не будут начаты до тех пор, пока Белград не выдаст Международному Гаагскому трибуналу генерала боснийских сербов Ратко Младича. Чтобы отправить официальную заявку на вступление в ЕС, каждая страна должна была до этого подписать Соглашение о стабилизации и ассоциации с ЕС и выполнить ряд не самых простых условий, чтобы приспособить свою систему к европейским стандартам.


Черногория на днях посчитала, что уже выполнила эти условия, и обратилась с официальной просьбой начать процесс вступления в Европейский союз. С черногорскими политологами по этому поводу беседовала Айя Куге.



Айя Куге: Черногория подала свою заявку в понедельник, немного неожиданно, поскольку это произошло перед самым окончанием мандата председательствующей в Евросоюзе Франции. Премьер-министр Черногории Мило Джуканович заявил в Париже, что это - исторический день для его страны.



Мило Джуканович: Наша страна развивается настолько успешно, что мы уже через год после подписания соглашения о стабилизации и ассоциации с ЕС можем подавать заявку на членство в Европейском союзе. Это подтверждает то, насколько мы искренне и полно посвятили себя реализации обязательств перед ЕС в проведении общественных реформ и одновременно в сотрудничестве в регионе. Это – реальное доказательство осуществления наших целей в более широком интеграционном – европейском и евроатлантическом - плане.



Айя Куге: В Брюсселе до сих пор считали, что Черногория ещё многое должна «почистить» у себя дома до того, как объявить себя готовой к переговорам о вступлении в ЕС. Некоторые наблюдатели считают, что черногорское руководство выступило так самоуверенно потому, что хочет опередить остальные государства в регионе, прежде всего, Сербию. При этом руководство страны понимает, что такой поспешный шаг может обернуться против Черногории в том случае, если Евросоюз отложит черногорскую заявку в долгий ящик.


Наша собеседница – черногорский юрист и политолог, директор неправительственной организации «Центр гражданского образования» Далиборка Ульяревич.


По вашему мнению, Черногория действительно успешно закончила предыдущий этап европейской интеграции, чтобы заявить о готовности вступить в ЕС?



Далиборка Ульяревич: Мне кажется, что неплохо, что мы продвигаемся по этому пути, хотя бы формально. Мое мнение: заявка подана слишком рано, надо было прислушаться к многочисленным политикам и экспертам в Евросоюзе, которые из самых добрых намерений советовали нам ещё подождать. Но с другой стороны, не думаю, что заявка на вступление в ЕС была сделана с целью опередить кого-то в регионе, ведь это не гонки. А вот внутриполитические причины, несомненно, существуют. Правящая коалиция готовится к внеочередным парламентским выборам, и я оцениваю столь поспешную заявку, как начало предвыборной кампании. В лучшем случае Черногория получит ответ ЕС во время председательства Чехии. Учитывая то, что заявка была отправлена без однозначной поддержки всех структур Евросоюза, я опасаюсь, что срок до начала переговоров может оказаться намного длиннее, чем он был для многих других государств. А если ответ Европы будет откладываться, то это может вызвать большое разочарование в Черногории.



Айя Куге: Чего граждане Черногории ожидают от вступления в Евросоюз?



Далиборка Ульяревич: Единственная существующая статистика относится лишь к поддержке гражданами страны европейской интеграции, и эта поддержка, действительно, огромная. В исследованиях общественного мнения они никогда не опускалась ниже 70%, а согласно последним данным опроса, проведенного в ноябре, она составляет 75%. Ожидания большие, но вопрос, насколько они реалистичные. Ведь люди на самом деле не знают, что им этот процесс даст, а что - отнимет.



Айя Куге: Заметно, что большинство граждан новых государств Балканского региона болезненнее всего воспринимают тот факт, что они отрезаны от Европы строгим визовым режимом, и питают надежды, что сразу после передачи заявки на вступление в ЕС этот режим будет облегчён, или даже отменён.



Далиборка Ульяревич: Вопрос облегчения визового режима для нас не является столь актуальным, как в Сербии или в других странах региона. По многим причинам. Во-первых, относительно небольшое число людей в стране путешествуют, и это для них не является актуальной и горячей темой. Частично это - следствие черногорской культуры. Часто в разговорах с представителями Евросоюза я их убеждаю, что им нечего опасаться того, что черногорцы «двинутся» на Европу. Очень небольшое число хотели бы отправиться в эмиграцию. Наше общество закрытое, мы существуем в привычных кругах родственников и соседей – тому есть глубокие социологические, политические и психологические корни. Заграничные паспорта есть лишь у 10-15% населения, и меньше половины из них посещают западную Европу, многие этими паспортам вообще не пользуются. Однако я опасаюсь, что сама Европа использует либерализацию визового режима как пряник вместо того, чтобы дать поддержку нашему вступлению в ЕС.



Айя Куге: Когда два с половиной года назад Черногория вышла из государственного союза с Сербией, её руководство объясняло это решение тем, что Сербия тянет Черногорию вниз и мешает её стремлению включиться в Европу. Ну а как теперь: живётся ли в независимой Черногории лучше, чем в союзе с Сербией?



Далиборка Ульяревич: Независимость помогает Черногории сосредоточиться, прежде всего, на собственных проблемах, так как оправданий, что нам мешает Серия, больше нет. А живется лучше или нет – это большой вопрос. Действительно, в первый год независимости экономические показатели улучшились, но в значительной мере это произошло за счёт пополнения бюджета деньгами от продажи недвижимости в приморье. Прямых иностранных инвестиций было относительно мало, а крупнейшие приватизированные предприятия уже сталкиваются с огромными проблемами. Кроме большого туристического наплыва в первые два года независимости, который уже имеет тенденцию уменьшения, нет никак других признаков особого улучшения жизни. Ожидать чего-то «сногсшибательного» и не стоит, однако надо создавать такую систему в стране, где будут править законы.



Айя Куге: Мы разговаривали с политологом из Подгорицы Далиборкой Ульяревич. Евросоюз предупреждает Черногорию, что её громоздкая и непрофессиональная администрация ещё не в состоянии справиться с подготовкой и внедрением соответствующих европейских стандартов и правовых норм. У Черногории плохая слава как государства, где царит коррупция и организованная преступность.


Еще один наш собеседник – директор ежедневной независимой черногорской газеты «Виести» Желько Иванович. Журналист Иванович считается одним из самых жестких критиков руководства Черногории.


Он утверждает, что только при помощи Евросоюза в Черногории можно ввести законность и порядок.



Желько Иванович: Необходимо, чтобы они из Брюсселя что-то предприняли – только при их активном вмешательстве есть шансы на перемены. Тем более, что есть пример Хорватии и Сербии, с которыми мы долго жили в одном государстве и которые по многим показателям – по развитию, традициям, по существованию критической оппозиции и демократической общественности – намного нас опережали. Но и в этих странах ничего невозможно было сделать без вмешательства Европы. А как тогда чего-то можно достичь в Черногории, где уже двадцать лет руководят одни и те же люди, которые держат монополию на всё в государстве?! Хорватия ушла далеко вперед Черногории, она находится в преддверии вступления в ЕС. Что касается Сербии, то она в европейской интеграции формально от нас отстала, но по существу намного нас опередила. В Сербии есть власти, которые в состоянии бороться с проблемами коррупции и преступности, несмотря на то, что Сербия ещё годами будет сталкиваться с проблемами наследия режима Милошевича. Но там есть президент, единственное имущество которого лишь квартира в 80 м2, премьер-министр – тоже обычный человек. А у нас премьер-министр миллионер, президент – миллионер...



Айя Куге: Уже несколько лет в Европе идет расследование контрабанды сигарет итальянской мафией. Поставки шли через Черногорию в девяностые годы. Недавно итальянский суд выдал ордер на арест нескольких близких к черногорскому лидеру Мило Джукановичу лиц, но все обвинения против самого Джукановича были сняты, поскольку премьер-министр Черногории имеет политический иммунитет. Пару лет назад, когда Черногория становилась независимым государством, в кругах критически настроенной общественности была популярной оценка, что черногорский лидер Мило Джуканович, под предлогом ускорения интеграции с Европой, создаёт своё собственное королевство. Что на самом деле он сделает всё, чтобы не допустить включение страны в Европейский Союз, в котором его сделки и сделки ближайших его соратников были бы поставлены на контроль.



Желько Иванович: Так казалось пару лет назад, но в сегодняшней ситуации продолжение такого антиевропейского порядка больше не отвечает его интересам. Во-первых, это может поставить под угрозу победу на выборах. Может появится кто-то, кто является альтернативой, кого Европа поддержит. Черногорское руководство рассчитывает, что заявка на членство страны в ЕС будет большим плюсом перед избирателями. А во-вторых, их личным интересам теперь отвечает введение европейских правил. Насколько они наполнили свои карманы, настолько они в финансовом смысле отяжелели. Пришла пора всё это узаконить, признать себя законными миллионерами. Посмотрите, правительство в один и тот же день, на одном и том же заседании сначала принимает решение выдать 44 миллиона евро и спасти от банкрота частный банк премьер-министра Мило Джукановича, а во вторую очередь – подавать заявку на членство в ЕС. Джуканович, пользуясь государственными механизмами, в течение полутора лет так расширил свой банк, что, случись что с банком, пострадают уже не только его вкладчики, но и вся государственная система. А теперь он на всё поставит европейскую печать, и мы пойдём в Европу с премьер-министром миллионером, с министрами миллионерами, и всё будет супер!



Айя Куге: Мнение черногорского журналиста Желько Ивановича.


XS
SM
MD
LG