Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Скандальный съезд Союза кинематографистов России


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева.



Кирилл Кобрин : В Москве подходит к концу скандальный съезд Союза кинематографистов, ознаменовавшийся протестами, заявлениями о не легитимности и прочем. На этом бурном событии присутствует наш корреспондент Марина Тимашенва. Она сейчас по телефону в прямом эфире Радио Свобода.


Марина, здравствуйте!



Марина Тимашева : Здравствуйте, Кирилл! Должна отчитаться по сегодняшнему дню. Казалось бы, уже вчера делегаты проголосовали за то, что проводится именно съезд, однако сегодня повторилось все как встарь. Опять за стол президиума отказались сесть те, кто считает съезд нелегитимным, то есть сам Михалков, Пореченков, Владилен Арсеньев и другие. Опять день начинается с обсуждения легитимности съезда. Президент Гильдии киноведов Виктор Матизен просит высокое собрание не реагировать на давление, не бояться судов. Николай Бурляев дает ему отпор. Съезд нелегитимен, утверждает он, и требует заслушать юриста. Вот вчера это предложение не прошло, а сегодня делегаты оказались более милостивы. Иван Логунцов, это юрист, в очередной раз озвучивает: "Кворума при выборе делегатов не было. Суд признает решения съезда незаконными". И далее добавляет Логунцов: "У Союза кинематографистов уже есть одно предупреждение от Минюста. А если будет второе, то решением суда Союз может быть вообще ликвидирован". Правда, тут у юриста и у Никиты Михалкова разночтения. Никита Сергеевич называет съезд сразу нелегитимным и отказывается баллотироваться на пост председателя, а юрист говорит, что нелегитимным съезд может признать только суд. Вот пока это съезд, а как это назовут завтра - никто не знает. Заодно я узнаю, что одно обращение Минюст уже получил от Василия Ливанова, сторонника Никиты Михалкова. Это подтверждают и Михалков, и юрист Логунцов.


Пока почти в прямом смысле суд да дело, делегаты опять голосуют за то, что у них съезд, и приступают к выдвижению делегатов на пост председателя. Список, нужно сказать, огромен - тут и Вадим Абдрашитов, и Александр Митта, и Николай Досталь, и Никита Михалков, и Николай Бурляев. Перечислять можно долго. Но все берут самоотвод. Никита Михалков говорит, что будет баллотироваться на настоящем съезде, то есть на том, который он собирается когда-то организовать и позвать на него всех членов Союза кинематографистов, а не только делегатов. И в результате в списке остается только одно имя - имя Марлена Хуциева, выдающегося режиссера. За него должно быть подано 75 процентов голосов и тайно. Выборы, таким образом, получаются безальтернативные. Вот такова картина.



Кирилл Кобрин : Марина, я хотел задать такой вопрос. Какова судьба коллективного заявления 65 режиссеров и актеров, как говорят, младшего поколения (младшего, видимо, это по меркам Союза писателей времен Советского Союза), которые захотели вступить в Союз кинематографистов? Рассмотрели это заявление? Приняли их?



Марина Тимашева : Еще вчера ребята (относительно ребята, потому что кто-то там действительно ребята, а кто-то очень старше) обратились к съезду с просьбой списком в 65 человек принять их в члены Союза кинематографистов, но большинство голосов было против. Но сегодня, насколько я понимаю, наша так сказать молодежь готовится к тому, чтобы снова обратиться к съезду. Насколько я понимаю, сейчас ситуация меняется. Видимо, ближе к ночи их заслушают и, надеюсь, что это произойдет, потому что, действительно, нелепо. Там в списке, например, Чулпан Хаматова. Я даже не буду другие фамилии называть.



Кирилл Кобрин : У меня уточняющий вопрос. А кто считается молодежью с точки зрения Союза кинематографистов России?



Марина Тимашева : Понять тут совершенно невозможно. Насколько мне известно, еще двумя неделями раньше список этот состоял из 20 фамилий. И там были люди, действительно, относительно молодые. Скажем, до 40 лет – Попогребский, Хлебников, Алексей Герман-младший, продюсеры молодые. Но вот сейчас этот список разросся до невиданных совершенно масштабов. И там уже люди моих лет, а я себя молоденькой девушкой не считаю.



Кирилл Кобрин : Спасибо, Марина!


Об отношении молодых кинематографистов к профессиональному творческому союзу мой коллега Андрей Шарый побеседовал с известным кинорежиссером Алексеем Германом-младшим, автором фильмов "Бумажный солдат", " Garpastum " и "Последний поезд".



Алексей Герман: У меня ощущение, что большое количество благородных и крайне достойных людей пытаются искренне сохранить то, что сохранить, к сожалению, у них не получится. Потому что, что такое Союз кинематографистов? Это Союз, который в течение очень долгого времени был прекрасной свободной не только творческой организацией, но и действительно неким индикатором того, что происходит в обществе. Союз кинематографистов был тем, что не было стыдно, несмотря на скандалы, склоки и так далее. К сожалению, сейчас из Союза этот дух уходит. Мне, конечно, это очень печально, потому что, на самом деле, если все закончится расколом, и Союз кинематографистов прекратит свое существование, потому что будет какая-то другая организация, но это будет такая, которая будет управляться сверху. Это станет завершением целой эпохи, что на самом деле довольно опасно.



Андрей Шарый: Есть список молодых кинематографистов. Там, насколько мне известно, 65 имен, в том числе и ваше, с просьбой вступить коллективно в Союз кинематографистов. Вам зачем вступать туда?



Алексей Герман: Мы - люди, которые любят кино, которые стараются работать в этой профессии и, на самом деле, работают достаточно давно. Это все, для кого Союз кинематографистов, с детства и с юности был тем, на что можно равняться, и те, кто по-настоящему за кино болеет. Там нет владельцев заводов, фабрик. Мы ничего не хотим разделить, мы ничего не хотим продать. Мы не говорим про недвижимость. Мы хотим возродить дух Союза в лучших его проявлениях. К сожалению, все это парадоксальная ситуация, когда нам все отказали. Против выступил Никита Сергеевич Михалков. Против на пленуме, который был до съезда, выступил Дмитрий Дмитриевич Месхиев. Против выступил Марлен Мартынович Хуциев.


У меня два вопроса. Во-первых, я не понимаю, как можно не принять в Союз кинематографистов, допустим, Чулпан Хаматову, Бориса Хлебникова, Алексея Попогребского и других достойных людей. Я не понимаю, как это может быть. У меня ощущение, что никому, на самом деле, Союз не нужен из тех, кого я перечислил. А все занимаются, к сожалению, мне так кажется, решением своих личных вопросов.



Андрей Шарый: Алексей, а чем эти достойные люди мотивируют свой отказ?



Алексей Герман: Мотивируют несоблюдением некоторых положений. Бюрократия. Проблема вся в том, что если мы сейчас не вступим в тот Союз, в который мы вступим когда-нибудь, это будет уже другое. Это будет уже организация, которая разделена. Нам казалось, что мы как раз можем попробовать как-то сцементировать. Не может существовать профессиональная организация, творческий союз, где средний возраст за 50-60 и никто не хочет обновления, на самом деле.



Андрей Шарый: Алексей, знаете, мне так со стороны Союз кинематографистов представляется организацией с тяжелым советским наследием с очень своеобразным, скажем, стилем руководства Никиты Михалкова, с причудливой системой отношений этой организации с российской властью, создание этого нового Совета по кино под руководством Владимира Путина, мне кажется, что это еще раз подтверждает. Может быть, есть смысл вам, условно говоря, этой талантливой кинематографической молодежи, создать свой, какой-то новый Союз, и там уже бороться за достоинство российского кино?



Алексей Герман: Мы ни с кем не боремся. Мы не состоим ни в каком лагере. Мы не воюем. Нашей целью не является стоять на чей-то стороне. Нашей целью не является говорить, что кто-то хороший, а кто-то плохой. Но мы понимаем, что сохранение и развитие Союза, организации с большим авторитетом, несмотря на какое-то советское наследство, на организацию, на которую возложена важная не только творческая функция, но и вопрос коммуникации с властью, которая необходима... Потеря и деградация Союза будут катастрофической ошибкой. Потому что можно сделать организацию. Это не проблема. Просто - зачем, если она уже есть.



Андрей Шарый: Но вот вам сейчас отказали во вступлении в Союз. Вы понимаете, что вы дальше будете делать или нет?



Алексей Герман: Я не очень понимаю. Нам то отказывают, то нам говорят, что мы будем вступать. По-разному. Я не знаю. Но то, что нам несколько раз отказывали... Может быть, нас сейчас примут, я не знаю. Мне кажется, это очень тревожным симптомом. Вот и все. Потому что лично я (я не могу говорить за всех) на колени ни перед кем стоять не собираюсь. Я не собираюсь Марлена Мартыновича Хуциева просить, к которому я отношусь с огромным уважением. С огромным уважением отношусь к Никите Сергеевичу Михалкову, к Диме Месхиеву, но просить и стоять на коленях я не буду. Потому что - нет, значит, мы будем снимать свое кино. Я будут от себя говорить. Я буду снимать свое кино и заниматься своей узкой профессией.



Андрей Шарый: Такая непростая ситуация сложилась и в мировой экономике, и в российском кино, в частности. Говорят, что на треть уже упали объемы производства, съемок. Союз кинематографистов дает хотя бы теоретическую возможность получить те или иные бюджетные или не бюджетные средства. Так ли это?



Алексей Герман: Я не уверен. Я думаю, что сейчас никаких действенный по-настоящему инструментов у Союза для этого нет. К сожалению, Союз обладает некоторой недвижимостью, вокруг которой идет много споров. Непонятно, на самом деле, что с ней происходит. Но может ли являться Союз кинематографистов тем, что поддержит и в кризис российское кино? Да. Может ли он являться при той ситуации, которая сейчас происходит? Нет. К сожалению, нельзя жить, не смотря вперед.




Показать комментарии

XS
SM
MD
LG