Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Россию приходит полный дефолт


Трудности с погашением корпоративных облигаций в конце этого года возникли у многих

Трудности с погашением корпоративных облигаций в конце этого года возникли у многих

Спустя 10 лет после кризиса 1998 года понятие «дефолт» вернулось в российский деловой лексикон, а сами они стали привычными. На этот раз, правда, речь идет не о государстве, а об отдельных компаниях, сообщения о дефолте которых появляются теперь почти каждую неделю.


Многие российские компании оказываются не в состоянии обслуживать свои собственные долговые обязательства, оформленные в виде корпоративных облигаций, которые ранее были размещены на финансовых рынках. Еще в начале года они могли без особого труда привлечь новые заемные средства, чтобы погашать старые долги. Теперь новые деньги брать неоткуда.


Всего в 2008 году было зафиксировано 35 технических дефолтов российских компаний, из которых более двух третей произошли в октябре-ноябре, отмечает аналитик по рынку корпоративного долга инвестиционного банка Lehman Brothers Павел Мамай. На конец года, по его словам, традиционно приходится большой объем погашения рублевых корпоративных облигаций. И теперь все больше компаний-заемщиков заявляют, что не могут обслуживать собственные долговые обязательства.


Техническим дефолтом называют ситуацию, когда компания не произвела очередные платежи по своему долгу точно в срок, но при этом уложилась в предусмотренный законом льготный период. Например, для корпоративных облигаций в рублях он составляет 7 дней для выплаты процентов и 30 дней — для погашения самих облигаций. Если и льготного периода не хватило, дефолт из «технического» превращается в «платежный», другими словами, наступает полный дефолт, когда кредиторы уже могут подавать на компанию-должника в суд.


Из технических в разряд платежных перешли примерно две трети всех корпоративных дефолтов в России за последние месяцы, поясняет Павел Мамай. «Обычно технический дефолт может быть связан с какими-то временными трудностями компании и потому не перерастает в платежный. Но теперь мы видим, что технические дефолты все чаще становятся просто преддверием полноценных», — констатирует аналитик.


Слишком много долгов


Корпоративный долг — неотъемлемая часть любого, даже самого успешного бизнеса. Другое дело — его объемы. Обычно пороговым значением «нормальной» долговой нагрузки называют показатель 3:1: если объем долга в три раза превышает объем текущей прибыли компании, это еще считается приемлемым.


Еще в середине года даже у самых крупных российских заемщиков это соотношение не превышало 1,5/2:1, то есть они находились в безопасной зоне. И некоторые из них пребывают в ней до сих пор. Например, у «Газпрома», РЖД или крупных металлургических компаний этот показатель и сегодня не превышает 1,5:1, отмечает руководитель отдела долговых обязательств инвестиционной группы «КапиталЪ» Дмитрий Зак. Чуть выше, около 2:1, этот уровень у металлургического холдинга «Евраз».


Но есть и обратные примеры. Чаще других дефолты в России объявляли в последние месяцы компании розничной торговли, девелоперы и авиаперевозчики. Именно эти компании по максимуму использовали все возможные кредитные источники, которые еще недавно были доступны на рынке, поясняет Дмитрий Зак. В результате их накопленный долг мог превышать объем текущей прибыли в 10 и более раз.


При этом у крупнейших компаний розничной торговли, таких как «Магнит» или Х5, показатель долговой нагрузки находится между 2,5:1 и 3:1. «Вроде, немало, но, по сравнению со всей отраслью, они в лидерах: у других розничных компаний-заемщиков долг превышает прибыль в пять и более раз», — говорит руководитель отдела долговых обязательств ИГ «КапиталЪ».


Всем спасибо, все свободны


Компании, дошедшей до полного дефолта по своим обязательствам, не миновать санкций со стороны кредиторов. С одной стороны, они могут как-то договориться — например, об отсрочке долга или о новом графике его погашения. Но могут и не договориться.


Первое, что делает в таком случае кредитор, — через суд претендует на имущество должника. Однако в случае относительно крупных дефолтов никакого имущества не хватит, и тогда возбуждается процедура банкротства. «В большинстве случаев она завершается полной ликвидацией компании-должника и, соответственно, увольнением всех ее работников», — дорисовывает картину Павел Мамай из Lehman Brothers. По его оценкам, в 70 процентах российских платежных корпоративных дефолтов последнего времени шансы на достижение мирового соглашения сторон минимальны.


Сегодня на российском рынке корпоративного долга практически нет новых размещений облигаций — производятся лишь погашения выпущенных ранее, говорит Дмитрий Зак из ИГ «КапиталЪ». По расчетам аналитиков группы, при сохранении нынешних тенденций к концу 2009 года объем общий рынка корпоративного рублевого долга сократится на две трети, то есть до 30 процентов от его нынешних объемов. «В наиболее уязвимом положении могут оказаться средние и мелкие компании розничной торговли, девелоперы, строительные компании и любые трейдеры, будь то торговцы металлами или автомобилями», — предупреждает Дмитрий Зак.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG