Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Если бы Анатолий Чубайс стал открытым и деятельным противником путинизма, то лет через 30 кто-нибудь, наткнувшись в архиве Басманного суда на его дело, повторил бы то, что некогда сказал о Чернышевском неподражаемый Василий Васильевич Розанов: этот напор да направить бы на положительную государственную работу! Чубайс не стал дожидаться такой оценки, он мужественно пошёл навстречу пожеланиям Розановых, как нынешних, так и будущих.


Он делает тайну из того, кто в июле 2007 г. предложил ему возглавить «Роснано», но позволяет себе более важное признание:


«Я был, во-первых, потрясен, а во-вторых, согласился практически мгновенно. Мне на размышления потребовалось секунд 10».


Так мы сразу невольно погружаемся не в политику, как хотелось бы, а в психологию, в ту область, где подвизались спецы не чета нам: от уже упомянутого Розанова до обязательно имеющего быть упомянутым Достоевского.


Подумаешь, тайна: Путин или Медведев! И почему, собственно, был потрясён? Ожидал чего-то меньшего? Но что может быть меньше для служащего такого ранга?!


Кто-то говорит о нравственном падении, мы же видим нечто более печальное: самоумаление.


Судьба подсластила пилюлю: недавно его ввели в наблюдательный совет JPMorgan, уже участвовал в одном заседании. Там самые дорогие пикейные жилеты современности: Генри Киссинджер, Ли Куан Ю, Тони Блэр.


Где самоумаление, там и самовозвеличивание:


«Я, естественно, как всегда, занимал агрессивную позицию. Говорил о том, что и мы, и наши партнеры допустили все возможные ошибки, какие только можно, причем с той стороны больше, чем с нашей, начиная с расширения НАТО на восток и заканчивая признанием Косова».


Брателло, как вскричал бы Юрий Малецкий, что же ты там плёл такое, Господи прости?! Россия, с известной точки зрения, совершила всего-навсего одну ошибку: допустила утверждение путинизма, загнавшего её в очередной цивилизационный тупик. И ты считаешь, что это действительно меньше, чем расширение НАТО и признание Косова? Что же ты такой необучаемый? До сих пор ведь вспоминают и недруги твои, и друзья (сгорая от стыда и матерясь от досады), как ты доказывал, что в карательных вылазках в Чечне рождается новая русская армия.


«Спрашивали, что делать. Я высказывал свое мнение: развернуться должны не мы, а они. Первое, что надо сделать, — отменить прием Украины и Грузии в НАТО, а второе — прекратить развертывание третьего позиционного района ПРО в Чехии и Польше».


Извините великодушно, Николай Васильевич Гоголь, но должны потревожить и вашу тень. Посудите сами: не где-нибудь, а в Шанхае, и не кто-нибудь, а пан Генри с паном Ли Куан Ю, спрашивали вашего Ивана Александровича Хлестакова, как спасти мир сей.


Ну, хорошо, затурканные путинским телевидением твои соотечественники уверены, что 1) Россия в мире если не первая, то и не вторая, 2) приём Украины и Грузии в НАТО и установка радара в Чехии – что-то такое страшное, что и пережить нельзя. Но ты-то прекрасно знаешь, что эти планы беспокоят Кремль не больше, чем твоя карьера, а вес России отнюдь не такой, чтобы всерьёз интересоваться твоим мнением о чём бы то ни было – мужики просто проявляли вежливость, тем более, что дело происходило в церемонном Китае.


Отвечая на вопрос, как себя чувствует после того, как «поучаствовал» в ликвидации СПС и создании «Правого дела», говорит: «Есть совсем простой ответ по сути. В сегодняшней реальной российской политической системе должна быть правая партия или нет? Ответ напрашивается сам собой: конечно, лучше, чтобы она была».


Стало быть, считает, что сложившаяся в России система является в полном смысле слова политической? И допускает, что может существовать созданная и управляемая путинизмом правая партия?


Поистине: долговечность (номенклатурная) и слава – враги.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG