Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Падение цен на нефть может фатально отразиться на судьбе России, предупреждает Всемирный банк, насколько вероятен худший сценарий? Администрация Джорджа Буша протягивает руку помощи автомобильным гигантам, поможет ли это им избежать краха?




Юрий Жигалкин : Падение цен на нефть может фатально отразиться на судьбе России, предупреждает Всемирный банк, насколько вероятен худший сценарий? Администрация Джорджа Буша протягивает руку помощи автомобильным гигантам, поможет ли это им избежать краха? Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».

При цене нефти пятьдесят долларов за баррель Россия столкнется с крупным бюджетным дефицитом, если стоимость нефти в течение двух лет опустится до тридцати долларов - Москва из кредитора превратится в должника, будет вынуждена обратиться за помощью к международным кредиторам. С таким прогнозом выступил в пятницу Всемирный банк. Масштабность краха цен на нефть изумила даже тех из специалистов, кто предупреждал, что стоимость нефти абсурдно завышена. Но не означает ли это, что на пути вниз цены на нефть также далеко выбились за пределы разумного? В пятницу стоимость нефти снизилась до тридцати четырех долларов за баррель. Как это часто случается, мнения экономистов дают аргументы для поддержки практически любой точки зрения. Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов : По данным Министерства энергетики США ежедневное потребление нефти в Америке за последний месяц сократилось почти на 5 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Снижение цен вызвано снижением спроса, считает Эддисон Армстронг из консалтинговой фирмы «Традишн Энерджи».


А какова реальная, так сказать, «нормальная цена» нефти? Эддисон Армстронг ответил:



Эддисон Армстронг : Я думаю, это зависит от стоимости производства, которая определяет так называемую «нормальную» цену. Потому что не имеет смысла добывать и поставлять нефть, если этот процесс обходится дороже, чем можно за это получить. Я бы сказал, что, в среднем, мировая цена должна быть, вероятно, около 65 долларов за баррель.



Ян Рунов : Сейчас американского потребителя радует снижение цен на бензин. Но не таится ли в этом стремительном падении опасность? Для жителей штата Оклахома, связанного с нефтегазовой промышленностью, это грозит падением доходов и потерей рабочих мест. Дуи Бартлет, председатель Совета по энергетическим ресурсам Оклахомы, говорит, что результатом снижения цен на нефть станет резкое сокращение работ по бурению, а это плохо для Оклахомы, положение в которой до сих пор было лучше, чем во многих других штатах благодаря природным запасам энергии.


«Глобальная рецессия продолжает снижать спрос, - считает экономист Дэвид Эванс. - Даже решение ОПЕК снизить производство нефти более чем на 2 миллиона баррелей, не остановило падения. Но, думаю, цены стабилизируются на уровне 35-40 долларов за баррель», - говорит Эванс. Он и некоторые другие эксперты опасаются, что ОПЕК, снижая производство нефти в столь сложный для мировой экономики период, вызов e т ещё большее углубление рецессии и, следовательно, ещё больший спад потребления нефти. А это может ещё сильнее ударить по таким нефтедобывающим странам, как Венесуэла и Россия.



Юрий Жигалкин : Что эта ситуация, казавшаяся невероятной три-четыре месяца назад, обещает России в ближайшем будущем? Вопрос известному экономисту обозревателю журнала «Форбс» Стивену Ханке.



Стивен Ханке : Я бы сказал, что очень реалистичным выглядит крайне неприятный для россиян сценарий. То есть, значительная девальвация рубля, которая приведет к еще большему росту инфляции. Она уже сильно кусает россиян и, на мой взгляд, это далеко не предел.



Юрий Жигалкин : А что, собственно, изменилось за считанные недели? Ведь совсем недавно Владимир Путин заявлял, что России удастся уберечься от глобальных проблем, и с этим в принципе соглашались и многие западные наблюдатели?



Стивен Ханке : Объективности ради нужно сказать, что очень многие лидеры в мире отказывались признать серьезность кризиса. Даже наш собственный председатель Резервного банка и министр финансов ждали до последнего, прежде чем они решились исторгнуть термин - кризис. Осторожный подход Путина к обсуждению темы кризиса, скорее всего, был оправдан. Паника - наихудшее, что в этой ситуации может случиться. Но если он будет продолжать прятать голову в песок, не желая признавать опасности происходящего, а российский премьер-министр не имеет репутации человека, глубоко понимающего природу экономических процессов и будет утверждать, что Россия достаточно подготовлена к любым гримасам кризиса, доверие к нему будет подорвано.



Юрий Жигалкин : Но ведь нельзя сказать, что правительство Путина ничего не делало. Оно пытается поддержать банки, предприятия, обещает займы потребителям?



Стивен Ханке : На самом деле, с первого дня они выбрали неверную тактику. Они считают и считают, что они могут плавно девальвировать рубль. Но они добились того, что россияне не стали дожидаться удешевления рубля и начали избавляться от него, повысив спрос на иностранную валюту, и внеся ощутимый вклад в истощение государственных золотовалютных запасов. В результате уменьшения этих запасов повышается угроза стабильности финансовой системы.


Ослабевающая валюта, как мы знаем, часто бывает предвестником потрясений. Вспомним, именно так начался азиатский финансовый кризис, перебросившийся потом на Россию. На мой взгляд, самым эффективным инструментом стабилизации ситуации была бы стабилизация рубля. И для этого центральный банк должен сделать простую вещь - сохранять твердый паритет объемов валютной массы и рублевой. То есть, выводить из обращения рубли, на которые скупаются доллары и евро. Это затормозит инфляцию, это укрепит рубль и, это поддержит те самые банки, которые в огромных валютных долгах и которым требуется все большее число рублей для их обслуживания. Российские власти должны сейчас сделать все возможное, чтобы предотвратить валютный кризис. И единственный способ это добиться - стабилизация рубля.



Юрий Жигалкин : Таков прогноз известного американского экономиста обозревателя журнала «Форбс» Стивена Ханке. Ну, а если рубль продолжит падение ситуация может развиваться по сценарию конца девяностых.


В конце прошлой недели администрация Буша объявила о предоставлении автопроизводителям краткосрочного семнадцатимиллиардного кредита. Но он, как предсказывают специалисты, представляет собой не более, чем косметический жест президента, не желавшего допустить краха детройтских гигантов в свое президентство. Рассказывает Владимир Морозов.



Владимир Морозов : Компании должны провести реорганизацию и сократить расходы. Для этого, в частности,


уменьшить выплаты высшему эшелону менеджеров. Сократить зарплату рабочих до уровня, существующего на японских автомобильных заводах в США. В обмен на помощь правительство получит определенное количество акций автозаводов. По мнению некоторых экспертов, это частичная национализация, невиданная в США. Джад Грегг, сенатор-республиканец от штата Нью-Гемпшир, заявил, что, помогая отдельно взятой отрасли, Белый Дом создает опасный прецедент. Критики считают, что компании попали в трудное положение не из-за кризиса, который начался недавно, а потому что они десятилетиями плохо работали.


В защиту своей позиции правительство напоминает, что помощь кратковременная. К 31 марта будущего года правительство должно проверить, выполняют ли компании поставленные условия. Если да, они могут рассчитавать на дальнейшие кредиты. Если нет, то компании должны будут безотлагательно начать выплату долга правительству, что практически означает их банкротство.


Неделю назад республиканцы в Сенате отказались выдать автокоманиям помощь, пакет которой ранее был одобрен нижней палатой Конгресса. Причина отказа в том, что профсоюз рабочих автомобильной промышленности не принял поставленное Сенатом условие о сокращении заработков уже в 2009 году. Профсоюз обещал в 2011 году не провести сокращение, а всего лишь начать обсуждение этого вопроса. Говорит сенатор Джад Грегг.



Джад Грегг : Профсоюз, по-прежнему, не идет на уступки. Но чем-то должны поступиться все - налогоплательщики, менеджмент, поставщики. Без этого выйти из трудного положения компании не смогут.



Владимир Морозов : Президент профсоюза Рон Геттлфингер с этим не согласен. «Мы с правительством Барака Обамы, сказал он, обсудим возможность исключить из контракта несправедливые требования в адрес рабочих». Барак Обама, которому через месяц предстоит занять Белый Дом, приветствовал решение Джорджа Буша о финансовой помощи. Но скептики напоминают, что добиться выполнения решения Обаме будет чрезвычайно трудно. Он избран президентом, в частности, благодаря поддержке профсоюзов. Теперь ему придется требовать, чтобы они отказались от тех прибавок к зарплате, которых они добились в течение последних десятилетий.



Юрий Жигалкин : Рассказывал Владимир Морозов.


Способны ли компании, получившие кредит, выполнить его главное условие - совершить всего за три месяца первые ощутимые шаги на пути к прибыльности? Этот вопрос Аллан Давыдов задал Стивену Хорвитцу, профессору университета Сент Лоренс в штате Нью-Йорк.



Стивен Хорвитц : Нет, не думаю. Вероятнее всего, когда наступит 31 марта, правительство скажет: "Вам эти средства в сущности не помогли - возвращайте их назад. Проблемы General Motors и Chrysler носят столь глубокий структурный характер, что компании мало что будут способны изменить за три месяца.



Аллан Давыдов : Но что-то ведь им удастся улучшить при помощи выделяемого займа?



Стивен Хорвитц : Думаю, что очень мало. Я вообще считаю решение о выделении им займа ошибочным. Эти компании за последние годы не сделали ничего, чтобы доказать, что способны кардинально улучшить свою модель хозяйствования. Займы для них не принесут перемен ни при каких условиях. Для них это просто рождественский подарок, а для государства - выброшенные на ветер деньги.



Аллан Давыдов : Что же в таком случае ожидает эти две компании после 31 марта?



Стивен Хорвитц : Если правительство сдержит свое слово и потребует возвратить трехлетний заем, то General Motors наверняка, а, возможно, и Chrysler , вынуждены будут объявить о своем банкротстве. Но это вовсе не будет означать для них конца света. Они просто заявят, что им нужно время, чтобы реорганизоваться и выплатить долги в определенном порядке. Мы уже видели, как американские авиакомпании, проходя через этот процесс, через пару лет оказывались в полном порядке. Если же банкротство не поможет и General Motors придется распродавать свои активы, то ее предприятия в Детройте и в других местах могут быть куплены теми же Nissan, Toyota, или Honda. Объявление банкротства вовсе не означает, что их производственное оборудование и трудовые ресурсы превратятся в пыль. Это просто дает возможность для кого-то другого придти и делать работу лучше.



Аллан Давыдов : Может ли заем двум автокомпаниям стать прецедентом для помощи правительства другим отраслям и предприятиям Соединенных Штатов?



Стивен Хорвитц : Это в высшей степени вероятно, учитывая уже принятое решение о поддержке финансовых институтов. Сейчас, когда автопромышленность получает финансовую помощь, можно ожидать формирования очереди из других отраслей и предприятий, требующих свою долю пирога. И это опасный прецедент. Но фактически он был установлен в позапрошлом месяце, когда была оказана помощь финансовым рынкам.



Аллан Давыдов : Сказал Стивен Хорвитц, профессор экономики университета Сент-Лоренс в штате Нью-Йорк. На этом мы завершим очередной выпуск "Сегодня в Америке". Всего доброго!


XS
SM
MD
LG