Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приобретет ли протестное движение автомобилистов политическую окраску


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Андрей Шароградский: Прошедшие в России акции протеста против повышения ввозных пошлин на иностранные автомобили многие уже называют самыми массовыми со времени принятия закона о монетизации льгот. Эксперты и политики рассуждают о том, почему российская власть так жестоко подавила эти акции и приобретет ли протестное движение автомобилей политическую окраску.



Данила Гальперович: Как отреагировала власть на акции протеста против повышения пошлин на иномарки, уже известно. Премьер Владимир Путин заявил, что при кризисе тратить деньги на иностранное авто абсолютно недопустимо, а один из ближайших соратников Путина вице-премьер Игорь Сечин назвал протестующих «жуликами», получив в ответ просто бурю возмущения. «Единая Россия», кроме слов думского спикера Бориса Грызлова о том, что ситуация с иномарками «требует повышенного внимания», не сказала больше ничего.


Активнее же всего ситуацию комментировали политики, во власти не представленные, например, член политсовета партии «Правое дело» Борис Надеждин, который уверен в том, что разгоны автолюбителей были практическим проявлением эпитета Игоря Сечина, и власть всерьез считает вышедших на митинги жуликами и провокаторами.



Борис Надеждин: К большому сожалению, наше начальство всегда ищет за массовыми акциями людей каких-то врагов. То есть картина мира в головах наших начальников выглядит примерно так: есть какие-то злые, вредные негодяи, которые науськивают народ, у которого есть реальные проблемы, все это проплачено, организовано, в зависимости от ситуации, либо из-за границы, оранжевые и все такое, либо какие-то там мафиози, которые наживаются на поставках машин. Поэтому они искренне считают, что это враги, провокаторы, с которыми только так и надо разговаривать. При этом как бы реальные проблемы людей в расчет особо не принимаются.



Данила Гальперович: О советских корнях реакций власти на протест говорит и политолог Дмитрий Орешкин.



Дмитрий Орешкин: Требует объяснения позиция власти, которая заведомо готовилась, заведомо готовилась отреагировать жестко, привозили из других регионов омоновцев, и это тоже, в общем-то, вполне предсказуемо. Понятно, что с входом в экономический кризис условия жизни граждан будут ухудшаться и власть понимает, что граждане будут как-то пытаться защищать свои права. Следствием или проявлением этого понимания служит то, что, например, власть в последний момент отказалась сокращать внутренние войска. А почему это естественно? Потому что это вписывается в тот политический концепт, которому верен Владимир Владимирович Путин. Он пытается восстановить советскую державу. Советская держава, что бы она о себе сама ни говорила, была построена таким образом, чтобы заставить людей работать на себя, платить им поменьше, соответственно, получать себе побольше для решения важных государевых задач: полет в космос, война, распространение идеалов коммунизма по всему свету и так далее.



Данила Гальперович: По словам Дмитрия Орешкина, при таком чисто советском подходе у российской власти находится и основанный на нем корпоративный интерес. В частности, интерес еще одного соратника Владимира Путина, состоящий в том, чтобы люди, хотя бы и нехотя, покупали непопулярные товары.



Дмитрий Орешкин: Поскольку власть в принципе не допускает конкуренции, в самом широком смысле слова, в политическом для начала и в экономическом для продолжения, то она вынуждена монопольными методами вбивать насильно продолжения себя пребывания наверху властной пирамиды за счет просто такого монопольного положения в телевидении, в политической системе и так далее, и так далее. И, как следствие этого, потребителю насильно вбить в руки неконкурентоспособную продукцию господина Чемизова, который является близким соратником господина Путина. Вместо того чтобы вступать в конкуренцию и улучшать свою продукцию, господин Чемизов и его босс господин Путин используют обычную советскую систему - не будете брать, отключим возможность покупать что-то другое.



Данила Гальперович: Вся неадекватность реакции власти на протест порождает очень серьезные опасения, что точно так же российские чиновники недооценивают опасность социального взрыва и связанной с ним общей дестабилизации обстановки в стране.


Лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин уверен, что в некотором роде история повторяется, и если это будет и фарс, то совсем не смешной.



Сергей Митрохин: Эта ситуация очень опасная, потому что сначала власть предпринимает неадекватные меры, она не знает, как справиться с экономическим кризисом, когда общество реагирует на эту неспособность, она применяет силу, прибегает к репрессиям. Я считаю, что это абсолютно неадекватное поведение, оно очень сильно напоминает действия власти сто лет назад, при Николае II . Если мы вспомним "кровавое воскресенье", если мы вспомним другие попытки, в общем, беспомощного правительства подавить массовые протесты, то мы должны вспомнить и то, чем все это закончилось. Этой ситуацией нестабильности и неадекватной власти, к сожалению, тогда воспользовались экстремистские силы, и сегодня, если власть будет именно так себя вести, такая опасность повторяется. На волне кризиса, на волне недовольства, массовой безработицы, сокращения зарплат, конечно, очень широкий простор для деятельности всевозможных экстремистов, как правового, националистического, так и левого толка. В этой ситуации особая ответственность наступает для оппозиции. "Яблоко" даже приняло на минувшем бюро такое решение о роли партии в новых условиях. Нашу роль мы видим в том, чтобы предлагать и власти, и обществу адекватные пути выхода из кризиса, с одной стороны, а с другой, предотвращать раскачивание ситуации, раскачивание лодки.



Данила Гальперович: С тем, что может быть все, как в 1905 году, не согласен Борис Надеждин. По его словам, тогда для проявления политической составляющей в обычном социально-экономическом протесте прошло гораздо больше времени, чем понадобится сейчас.



Борис Надеждин: Там абсолютно однозначно политическая повестка уже есть. Если вы откроете сайты этих автомобилистов, их довольно много сейчас по стране, они там общаются, форумы, собирают подписи, там их требования и там, в одном ряду находятся и вопросы пошлин, и правого руля, и вопросы отставки правительства, там же уже написано, что Конституцию не надо было трогать. То есть это все мгновенно сливается, потому что мы живем в очень плотном информационном потоке и, в отличие от рабочего класса образца 1905 года, когда было "кровавое воскресенье", рабочие шли за зарплатой и так далее, сейчас все эти сотни тысяч, миллионы людей мгновенно с помощью Интернета устанавливают общую повестку дня. Зайдите на блоги, наберите "акции протеста" и вы увидите, что там уже все давно обсуждается, в том числе и глобальные вопросы.



Данила Гальперович: Политики и эксперты расходятся во мнениях, чем нарастание протеста российских граждан и жесткий ответ на него со стороны властей могут закончиться. Одни говорят, что для удержания ситуации под контролем правительство пойдет на самые крайние меры. Другие же полагают, что российская элита привыкла за последние годы чувствовать себя более-менее спокойно, и если именно этот кабинет министров будет основным раздражителем для граждан, то в элите возникнет консенсус для того, чтобы его поменять.



XS
SM
MD
LG