Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

20-летие премии Сахарова: новые горизонты?


Владимир Тольц : 16-17 декабря Европейский парламент в Страсбурге торжественно отметил 20-летие своей ежегодной премии имени Андрея Сахарова. В рамках этих торжеств было оглашено имя лауреата Сахаровской премии этого года и, что может быть еще важнее, состоялась конференция, собравшая большинство сахаровских лауреатов прошлых лет, конференция, которая возможно определит новые формы взаимодействия правозащитников разных стран и регионов мира на годы вперед и придаст их активности новый импульс. Мне довелось быть в эти дни в Европарламенте и наблюдать за всем этим. И учитывая важность и перспективы произошедшего, я решил посвятить 20-летию Сахаровской премии сегодняшнюю передачу.


Для начала – коротко об истории премии. Интересно и обстоятельно рассказывала мне об этом прибывшая в Страсбург на юбилей премии вдова Андрея Дмитриевича Сахарова Елена Георгиевна Боннэр. Я просил ее, кому пришла в голову мысль учредить в Европе премию имени Сахарова?


Елена Боннэр: Я не знаю, кому в голову она пришла. Но в 88 году у Андрея была встреча с президентом Европарламента тогдашним.


Владимир Тольц: Я уточнил по справочникам тогдашним, в 88 году главой Европарламента был англичанин и Чарльз Генри Пламб, барон Пламб, и, кстати, он в ту пору, в начале перестройки посетил советский союз.



Елена Боннэр: В анна, которую надо было менять, стояла посередине комнаты, унитаз тоже стоял новый посередине комнаты и в это время кто-то из уровня послов сказал, что в Москву прилетает президент Европарламента и хочет с Андреем встретиться, прийти к нам. Но мы решили, что дома это невозможно и устроили какую-то встречу с чаепитием, я что-то даже состряпала, но в ФИАНе.


Владимир Тольц: Опять короткое, но необходимое пояснение, ФИАН, это Физический институт академии Наук СССР, где до своего горьковского заточения и после возвращения из Горького работал академик Сахаров.


Елена Боннэр: И вот тогда зашла речь о предложении ввести Сахаровскую премию. Причем ее полное название, она как бы идеологическая - За свободу мысли. И первое предложение Андрея было посмертно премию Анатолию Марченко. И действительно первая премия была присуждена Марченко, но одновременно, не знаю, чье предложение было, Нельсону Манделе. Вторая премия была тоже по предложению Андрея. Вторым был в 89 году Дубчек. А дальше была Лейла Зана, курдская депутат парламента, врач из Курдистана турецкого. Я не помню многих.


Владимир Тольц: И снова поясню (на всякий случай): Анатолий Тихонович Марченко – советский диссидент, автор опубликованной во многих странах книги «Мои показания» - о советских политических лагерях. Он и погиб в лагере, в декабре 1986-го, после четырехмесячной голодовки за освобождение всех узников совести в СССР. А международный резонанс, вызванный этой смертью, стал важнейшим фактором, подтолкнувшим М. Горбачева к освобождению политических заключенных. Нельсон Мандела – самый известный, наверное, южно-африканский активист борьбы с апартеидом, отсидевший за нее 27 лет в тюрьме. В 1994-м он был избран президентом ЮАР, а в 1999-м стал лауреатом Нобелевской премии мира. Ну. А Александр Дубчек – один из лидеров «пражской весны» 1968 года. Он погиб осенью 1992-го из-за серьёзных травм, полученных в автомобильной катастрофе.


Кроме того, в разные из минувших 2 десятилетий годы лауреатами Сахаровской премии стали Адем Демачи и Ибрагим Ругова из бывшей Югославии, Лейла Зана – первая курдская женщина, ставшая депутатом турецкого парламента, а затем, после запрета Демократической партии, в которую она входила, арестованная по обвинению в государственной измене и приговоренная к 15 годам тюремного заключения. Ее освободили лишь в 2004-м, и Европейский суд обязал Турцию выплатить Зане и другим бывшим членам Демократической партии по 9 000 € за нарушение их права на свободу самовыражения.


А еще в разные годы лауреатами Сахаровской премии Европейского парламента стали Таслима Нарин из Бангладеш и Аун Сан Су Джи из Мьянмы, Александр Милинкевич из Белоруссии и Салих Махмуд Осман из Судана, а также ряд общественных организаций и движений, в том числе Basta ya из Испании, кубинские «Женщины в белом», «Репортеры без Границ», «Белорусская ассоциация журналистов» и другие. (Поскольку лауреатами становились иногда не только отдельные люди, но и целые организации, за 20 лет, их оказалось на нынешний день куда больше двадцати. Хотя некоторых уже нет в живых.)


Елена Георгиевна Боннэр продолжает наш разговор об истории премии имени Сахарова:


Елена Боннэр: Я была в некоей внутренней конфликтной ситуации с комитетом Европарламента по премии, потому что в свое время я выдвигала Ковалева, я выдвигала Бабицкого, Пасько и никто из них премии не получал. Мне до сих пор кажется неадекватным название премии «Интеллектуальная премия за свободу мысли», которую и присуждали неким организациям, Basta ya, «Репортеры без границ» еще кому-то. Я собираюсь об этом говорить. Мне кажется, что надо вернуться к первоначальному названии и к содержанию этого названия. И, кроме того, Европарламент мог бы не просто присуждать премию, но и взять на себя функцию, если парламентарии считают кого-то достойным, я не говорю, что


Кто-то недостойный из людей, которые получили премии за 20 лет, мне они все кажутся по-разному достойными. Но, если это свобода мысли, то мысли тех, кого награждают, надо бы как-то пропагандировать, способствовать переводу книг, выступлений, интервью, публиковать это. Может быть не сам Европарламент, но это достаточно влиятельный орган, чтобы на территории Европы нашлись издательства, которые этим занялись бы. Одновременно, думаю, не худо бы заняться и в какой-то мере пропагандой того, что сказал и написал сам Сахаров. Очень многое из того, что он писал, европейцам неизвестно.


Владимир Тольц: Здесь опять же необходимы некоторые пояснения. Разработанная Европейским парламентом процедура ежегодного избрания лауреата Сахаровской премии выстроена таким образом, что при всем почтении к мнению вдовы Андрея Дмитриевича не предусматривает возможности прямого влияния на присуждение премии кого-либо кроме членов самого Европарламента.


Стороннему наблюдателю она может показаться излишне усложненной. Вначале каждое из политических объединений ЕП и отдельные его депутаты могут предложить своих кандидатов, затем из этого списка Комитет по иностранным делам и развитию отбирает трех "финалистов", после этого по этим кандидатурам голосуют председатели политобъединений Европарламента. Столь сложный порядок призван гарантировать как плюрализм, так и беспристрастность принимаемого решения.


В этом году лауреатом премии Сахарова назван китайский правозащитник Ху Дзя. Объявляя об этом, президент ЕП Ханс-Герт Пёттеринг сказал:


Ханс-Герт Пёттеринг: В этом году Конференция президентов (политобъединений) решила присудить премию «За свободу мысли» Ху Дзя – за его выдающийся вклад в дело защиты подавляемых в Китае и Тибете


Аплодисменты

Владимир Тольц: Далее президент Европарламента ознакомил собравшихся с биографией и делами нового лауреата премии имени Сахарова:


Ханс-Герт Пёттеринг: Родившийся в 1973 году Ху Дзя, является известным в Китае активистом борьбы за права человека. С 1996 года он выступает по самым разным вопросам – тут и защита экологической среды, и прав жителей Тибета, и выступления по вопросам опасности распространения СПИДА, а также в защиту прав больных СПИДом и ВИЧ-инфицированных, и требование официального расследования бойни на площади Тяньаньмэнь в 1989 году.


С 27 декабря 2007 года Ху Дзя находился под домашним арестом, а 3 апреля 2008 года был приговорен к 3-м с половиной годам тюремного заключения. Ныне он в своей тюремной камере-одиночке он один на один противостоит своей болезни (он страдает циррозом печени, не получая при этом должной медицинской помощи). Его арест и мучения уже вызвали разнообразную реакцию протеста в мире. Присуждением Ху Дзя премии Сахарова Европарламент выражает свое однозначное отношение к преследованиям инакомыслящих и защитников прав человека в Китайской народной республике.


Владимир Тольц: Тут нелишне будет отметить, - и мы говорили об этом с Еленой Боннэр, - что часто мы, люди живущие вдали от стран, где живут и действуют лауреаты Сахаровской премии, постыдно плохо и мало знаем о них. Вернее так: функционерам того же Европарламента о них известно довольно много, но они мало что сделали пока, чтобы поделиться своим знанием и информацией с нами. Я лично только в Страсбурге узнал и про деятельность того же Ху Дзя по защите тибетских антилоп, и про его выступления в защиту арестованных китайских инакомыслящих, в том числе в защиту «кибер-диссидента» известного в Китае под ник-неймом «Крыса из нержавейки». Кстати, Ху Дзя сам – один из диссидентов новой формации, для которых Интернет – дом родной. Уже находясь под домашним арестом, он с помощью веб-камеры принял участие в европейских парламентских слушаниях в Брюсселе о правах человека в Китае. Именно тогда на весь мир (да только кто из нас услышал это?) прозвучали его саркастические слова:


Ху Дзя: Ирония судьбы в том, что один из людей, отвечающих за организацию Олимпийских Игр [в Китае] является руководителем Бюро общественной безопасности, - службы, которая несет ответственность за громадное количество нарушений прав человека. Это очень серьезно, - нужно следить, чтобы официальные обещания по поводу Олимпийских Игр не были бы сведены до игры.


Владимир Тольц: Это Ху Дзя сказал в ноябре 2007 года. А 30 декабря его арестовали…


В Страсбурге один из чиновников Европарламента рассказал мне, что жена Ху Дзя Цзэн Джин Ян не рискнула воспользоваться приглашением прибыть на церемонию присуждения премии ее мужу: она боится, что ей не дадут вернуться в страну…


Вот вам и картинка того, что происходит с правами человека в Китайской народной республике.


Однако 20-летие сахаровской премии Европарламента церемонией оглашения имени лауреата 2008 года не ограничилось. На конференции съехавшихся в Страсбург лауреатов каждый из них рассказал о нынешнем положении с соблюдением прав человека в его стране и о проблемах, с которыми они столкнулись в этой сфере уже после получения ими высокой награды Европарламента.


Вот, к примеру, выступление Лейлы Зана, о которой я уже говорил. (Она теперь вновь член турецкого парламента).


Лейла Зана: Когда я получила эту премию, я была счастлива. Знаете, самое важное – это свобода. Человек без нее счастлив быть не может. Это я осознала тогда. Также как и то, что борьба за эту свободу – дело непростое. Я знаю, как живут мои сограждане. Жизнь большинства из них далека от идеалов свободы. И поэтому важно объяснить им, что борьба за эту свободу – наше общее дело. Важно понять, что лишь совместными усилиями в этом мы можем победить. Получив премию Сахарова, я поняла, какая ответственность ложится на меня в этом деле. Это – нелегкая ноша. Но получение премии дало мне новые силы. Силы, позволившие мне пережить те 10 лет, что я была за решеткой, силы, чтобы и там чувствовать себя свободным человеком!


Владимир Тольц: С особым вниманием и почтением выслушали лауреаты краткое выступление Елены Боннэр, а также лично знавшего Андрея Сахарова лауреата 2006 года Александра Милинкевича.


Александр Милинкевич: Мне очень приятно быть среди лауреатов Сахаровской премии. Я благодарен за организацию этой встречи Европарламенту. И хочу сказать, что для меня это было огромнейшее событие в жизни, когда я получил эту премию. Я хорошо понимал, что не я ее конкретно получил, получили тысячи людей, которые борются в нашей стране, борются за свободу, борются за права человека. Нас поддерживает объединенная Европа, цивилизованные страны, демократические страны.


Я имел счастье знать этого человека. Я, как и он, физик. Мы оба жили в Советском Союзе. Физики хорошо зарабатывали, физиком было быть престижно. Но большинство физиков работали на войну. И я чувствовал, что в связи с этим все больше рождается чувство колоссальной ответственности за то, что он делал. Он великий ученый, но все больше становился великим гражданином, который понимал, что несет ответственность не только за себя, но и за других. И думаю, что когда получаешь такую премию, то в первую очередь говоришь это слово – ответственность, ответственность за других, небезразличие к другим. Для моей страны эта премия, я думаю, больше всего дала надежду молодым, молодые не хотят жить во лжи, они не хотят жить в насилии и в страхе. Молодые хотят идти по европейскому пути развития. И когда эта премия была получена, то наша молодежь поняла, что пропаганда говорит неправду. Пропаганда все время убеждала – в Европе нас никто не ждет. Она изолирует страну, она вселяет страх. А оказывается, в Европе знают о нас, поддерживают нас. Ответственность Европы за тех, кому трудно.




Владимир Тольц: Но может быть, самым важным результатом этой конференции в Страсбурге явилась инициатива, поддержанная и Еленой Боннэр, и всеми лауреатами Сахаровской премии, инициатива создания своеобразной информационной правозащитной сети общения, ядром которой может явиться объединение этих лауреатов, а предметом – обмен опытом и информацией о многообразии форм и методов отстаивания, прав человека в разных странах мира. Возможно, одним из импульсов этой инициативы послужила разнообразная активность в Интернете лауреата Сахаровской премии этого года китайского диссидента Ху Дзя.


Выступая перед участниками конференции, президент Европарламента Ханс-Герт Пёттеринг подчеркнул, что при всем разнообразии проблем, встающих перед правозащитниками в разных странах, права человека универсальны и неделимы. Последовательно выступая за их реализацию, Европарламент готов предоставить борцам за права человека «площадку» для выступлений и информационного обмена, готов поддерживать их. Ну, а дальше, - сказал Пёттеринг, - дело их инициативы и активности, в которых у нас нет оснований сомневаться.


Сомнения у слушавших это выступление все же были. В основном они связаны пока с возможностями всех сахаровских лауреатов активно пользоваться Интернетом. (Не все же так молоды и способны, как Ху Дзя) Когда уже на вечернем обеде я разговорился об этом с одним из ветеранов Европарламента, он сказал мне: «Знаете, сомнения были всегда. И когда полвека назад возникло это парламентское собрание, казалось бы, не обладавшее никакими полномочиями, и когда в начале 1970-х Европарламент получил свою мизерную долю в планировании бюджета Евросоюза, над этим тоже смеялись, - немцы даже поговорку придумали - «Hast du einen Opa, schick ihn nach Europa» («Если есть у тебя дедушка, пошли его в Европарламент»), - и когда Маастрихтский договор в 1992 подписывали - он уравнял в правах Европейский Парламент и Европейский Совет, тоже сомневались: возможно ли?…


Знаете, дело стоящее. Надо его начинать. А остальное зависит от нас


  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG