Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Тайная жизнь аромата. Гость «Американского часа» - эксперт по запахам Эйвери Гилберт







Александр Генис: Первыми Христа признали пришедшие поклониться ему волхвы. Они представляли человечество в его географической и этнографической совокупности: Каспар - Азию, Бальтазар - Африку, Мельхиор - Европу.


Впрочем, имена и мученические биографии - плоды позднейших разысканий. Матфей, единственный евангелист, упомянувший волхвов, даже не говорит, сколько их было. Волхвов подсчитали по числу даров: “и, открывши сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну”. Три самых дорогих товара древнего мира обладали символическими значениями: дань царю - золото, извечный знак власти, дань Богу - ладан, аромат которого обладает способностью отрывать помыслы человека от всего земного, дань человеку - смирна, предвестие жертвенной смерти (смирна, иначе - мирра, применялась в погребальных обрядах).


Так уже первые в истории рождественские подарки явились миру в узорной обертке толкований. Сегодня выбранные волхвами дары по-прежнему популярны. Конечно, время внесло свои коррективы, но они касаются не столько сути, сколько интерпретации трех сокровищ древности.


У второго дара, пожалуй, самая интересная судьба. Еще недавно нам трудно было понять, отчего в древности так дорого ценился ладан, другими словами - аромат. Обоняние - забытое чувство. Наши нетренированные носы почти утратили способность наслаждаться запахами. Отчасти в этом виновата пуританская мораль, справедливо считавшая запах голосом плоти, отчасти - химия, заменившая резкими синтетическими запахами мягкие органические ароматы. В результате мы оставили без внимания чувство, которое, как считают ученые, в 10 тысяч раз острее других.


Обоняние оперируют акварельными эмоциями. Огибая интеллект, оно вторгается прямо в подсознание. Поэтому запахи способны вкрадчиво манипулировать настроением. Конечно, слух и зрение работают на большей дистанции. Обоняние же - локальный, почти тактильный опыт. Чтобы понюхать цветок, надо к нему нагнуться. Зато такое знакомство труднее забыть, чем любое другое. Запах воздействует на ту часть мозга, где рождаются эмоции, и создается память. Объединяя их, запах творит непереводимое на язык других чувств переживание. Поэтому запах, скажем – редких духов, как во времена волхвов, вновь стал дорогим подарком. Ценность его определяется тем, что аромат - не вещь, а состояние духа.


Об этом рассказывает нашему корреспонденту Ирине Савиновой гость рождественского выпуска «Американского часа» Эйвери Гилберт (Avery Gilbert), психолог, эксперт по запахам, автор только что вышедшей книги под названием "Что знает нос" (What the Nose Knows).




Ирина Савинова: Какова физиология запаха?




Эйвери Гилберт: Запах – это молекулы, взвешенные в воздухе. Очень маленькие и легкие, они легко испаряются, и мы вдыхаем их через нос. Но не все молекулы имеют запах. Примером может служить окись углерода, угарный газ, опасный именно из-за отсутствия запаха. Когда пахнущие молекулы достигают чувствительных нервных тканей высоко в нашем носу, они соединяются с сенсорными клетками, и там их химический сигнал превращается в электрический сигнал в нервной системе, который переносится в наш мозг. Вот вкратце что такое запах.




Ирина Савинова: А какую информацию несут эти молекулы?




Эйвери Гилберт: Сами по себе они никакой информации не несут. Молекулы – это молекулы. Наш мозг служит органом восприятия их физического стимула. По примеру радуги. В небе нет никаких цветных слоев. Это просто градации световых частот. Картина радуги создается в нашем мозгу – так наш глаз видит мир. Так же и запах создается в нашем мозгу, стимулируемом обонятельными нервами.





Ирина Савинова: Мы ощущаем запах бессознательно, наш мозг за нас это делает, да?




Эйвери Гилберт: Первая обработка запаха в мозгу – так сказать, даже предсознательная. Процесс перемещения запаха от органов восприятия в мозг очень быстрый: пол секунды. Миндалевидная железа, часть мозга, определяющая эмоциональную реакцию, реагирует раньше нас самих: "ага, это приятный запах, а это возможно неприятный запах". Эта информация перемещается выше в мозг. И все это происходит до того, как мы замечаем запах, или определяем, что это за запах, плохой или хороший.




Ирина Савинова: Каковы главные функции запахов в нашем обществе?




Эйвери Гилберт: Система запахов – древнейшая. Пища должна иметь запах, запахи важны для выживания: мы ощущаем несущий опасность запах дыма или пожара, наши предки чувствовали запах приближающегося саблезубого тигра и спасались бегством. Для полного наслаждения едой, пища должна пахнуть. Попробуйте зажать нос, и вы поймете, как мало помогает язык ощутить вкус пищи. В сексе, в интимной притягательности запах тоже играет важную роль.




Ирина Савинова: Как менялось отношение к запахам в разные эпохи?




Эйвери Гилберт: Наше отношение к запахам меняется постоянно. Вернись мы назад даже на полвека, отношение к запахам было совершенно другое. Америка в недалеком прошлом была в основном сельскохозяйственной страной, большинство людей жили на фермах. Запахи лошадиного стойла, коровьего навоза и чем там еще пахнет на ферме, были привычными, повседневными запахами, и на них не обращали внимания. Сегодня в нашем урбанистическом обществе, где гигиена правит всем и все чисто вымытые и дезодорированные, запахи тела считаются оскорбительными. Между тем, крепкий запах навоза раньше говорил о том, что у фермера дела идут хорошо. Посещающих же ферму сегодня горожан этот запах раздражает.




Ирина Савинова: В какой-то момент к запаху навоза прибавились более приятные запахи: духов, например. Когда это произошло?




Эйвери Гилберт: В далеком прошлом духи имели совсем другой характер. При французском дворе 17-го века духи состояли в основном из мускуса и вытяжек ароматических веществ из желез таких животных как циветта и бобер. Запах у этих веществ не был неприятный. Они играли важную роль: перебивали запах тела, что было важно при том, что мылись в те времена нерегулярно. Эти запахи послужили эстетическим мостом между запахом тела и духами.




Ирина Савинова: Но задолго до этого уже ценились мирра и ладан, почему они были так безумно дороги?




Эйвери Гилберт: Причин тому несколько. Запах - это нечто сверхъестественное: его не видно, но он управляет нашими эмоциями. Сам факт курения благовоний и стремящийся к небесам дым от них имеет важное психологическое значения в религиозных ритуалах. Первая причина – неожиданность появления и исчезновения запаха. И вторая – с помощью запаха благовоний создавалась характерная именно этому религиозному заведению эмоциональная атмосфера вокруг алтаря или всей церкви. Она помогала верующим молиться. Сегодня отношение к благовониям мало изменилось: почти каждая религия имеет специфический, характерный именно для нее обонятельный автограф.



Ирина Савинова: Энди Уорхол создал "музей запахов", экспонатами которого были полупустые флаконы из-под духов, а их у него было множество. Идея была не дать этим запахам исчезнуть навсегда и наслаждаться запахом и связанными с ним воспоминаниями сознательно. Если сегодня нам попались бы духи мадам Рекамье, понравились бы они нам?




Эйвери Гилберт: Если бы мы понюхали духи из такого далекого прошлого, мы были бы в шоке, насколько они напоминали запах животного, насколько они, извините, вонючие, и насколько они напоминают об органике тела. Мне кажется, духи сегодня гораздо легче, более элегантны.




Ирина Савинова: Как разные культуры относятся к запахам?




Эйвери Гилберт: К запахам все привыкли. Они – часть культурного устройства общества. Они служат фоном. У каждой страны есть свой набор запахов, обозначенный кулинарными особенностями или географическими. Страна на побережье моря пахнет иначе, чем расположенная в горах. Я думаю, запах – неотъемлемая часть культурной идентичности.



Ирина Савинова: Зная физиологию запаха, можно предположить, что ароматерапия – очень точная наука. Ведь это сложно ­– создать определенную эмоцию при помощи крошечных молекул запаха.



Эйвери Гилберт: В ароматерапии существуют несколько направлений. Сторонники одного из них считают, что сами физические молекулы работают так же, как лекарство - соприкасаясь с тканями организма. Мне кажется, что это экстремальная идея и наукой она не подтверждается. Сторонники другого направления утверждают, что эмоции, создаваемые запахом, оказывают положительный эффект на наше психическое состояние. Вот это вполне приемлемая теория. И доказательства есть. Например, время проходит быстрее, если, занимаясь физическими упражнениями в спортзале, мы вдыхаем воздух, в котором распылен возбуждающий аромат. Занимаясь научной работой, мы не так устаем, если в воздухе распылен стимулирующий аромат. Кажется, что это должно зависеть от индивидуума, но есть и правила для всех: один аромат возбуждает, другой успокаивает.




Ирина Савинова: У вас есть любимые запахи или ароматы?




Эйвери Гилберт: Когда я езжу на научную конференцию по вкусам и запахам во Флориду и возвращаюсь вечером в отель, часа в два ночи влажный ветер с залива приносит аромат жасмина. Я могу стоять и вдыхать его бесконечно долго. Это фантастически прекрасный запах.



XS
SM
MD
LG