Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рождество в Белом Доме. Репортаж Владимира Абаринова.






Александр Генис: Чтобы ни думали в Вашингтоне, главной Рождественской елкой в стране считается та красавица, которой украшают площадь над катком в нью-йоркском Рокфеллер-центр. Ну, а главное Рождество – то, которое отмечают в каждом доме. Включая, разумеется, Белый Дом.


У микрофона – вашингтонский корреспондент «Американского часа» Владимир Абаринов.




Владимир Абаринов: Возможно, кого-то это удивит, но колонисты Северной Америки праздновали Рождество не всегда и не везде. Отцы-пилигримы, основавшие в 1620 году Новую Англию, были пуританами и считали Рождество и Пасху языческими обрядами. В Массачусетсе действовал закон, запрещавший невыход на работу и иные формы празднования Рождества под страхом штрафа в пять шиллингов. В 1686 году король Иаков II решил покончить с самостоятельностью новоанглийских колоний, объединил их в доминион и назначил губернатора, который, в числе прочего, отменил запрет на празднование Рождества. Но еще долго справлять Рождество там было не принято. В Коннектикуте 25 декабря стало праздничным днем лишь в 1870 году.



В Вирджинии государственной церковью было, напротив, англиканство, поэтому там праздники продолжались чуть ли не полтора месяца: Рождество сменяли святки, за которыми следовали Богоявление, Крещение, а затем и Сретение, а в промежутках – день Святого Стефана, Святого Апостола Иоанна, невинных младенцев, Святого Сильвестра...



Елку, однако, не наряжали. Этот немецкий обычай пришел в Новый Свет вместе с гессенцами – немецкими наемными войсками, которые участвовали в войне за независимость на стороне английского короля Георга III. Именно с этим обычаем связан хрестоматийный эпизод – сражение при Трентоне, нынешней столице штата Нью-Джерси, в декабре 1776 года. Генерал Джордж Вашингтон решил застать гессенцев, защищавших город, врасплох, переправился через реку Делавэр и атаковал их позиции, несмотря на отчаянную стужу и снежный буран. Легенда гласит, что гессенцы в ту рождественскую ночь оставили свои посты и отправились в казармы, чтобы зажечь свечи на елках и вкусить праздничный ужин.


В Белом Доме рождественскую елку впервые поставил в 1889 году 23-й президент Бенджамин Гаррисон, отец троих детей. Именно он, кстати, провел в Белом Доме электричество, но сам никогда не прикасался к выключателю - боялся, что ударит током. Поэтому на елке Гаррисонов горели свечи. Первое Национальное Рождественское дерево на Эллипсе – в парке, примыкающем к Белому Дому - распорядился поставить в 1923 году президент Калвин Кулидж.



Еще об одном примечательном в истории США Рождестве рассказывает Лора Буш.




Лора Буш: В этой комнате и вокруг нее случилось много интересного на Рождество. Один из таких интересных случаев произошел с Франклином Рузвельтом и Уинстоном Черчиллем. Они были здесь, в Белом Доме, вскоре после нападения на Перл-Харбор. И вот они вышли и обратились с балкона Голубой гостиной к толпе примерно в 15 тысяч человек. Елку в тот год поставили ближе к Белому Дому прямо на лужайку. Боялись налета, поэтому президент Рузвельт и премьер-министр Черчилль произносили свои волнующие речи в темноте.




Владимир Абаринов: Это было в декабре 1941 года. Черчилль прибыл в Вашингтон для обсуждения планов совместных боевых действий против Гитлера через две недели после нападения японцев на Перл-Харбор. Визит был тайным – публика о нем ничего не знала, поэтому появление британского премьера на балконе южного портика Белого Дома произвело сенсацию.




Уинстон Черчилль: C егодня, посреди войны, которая ревет и беснуется по всем морям и землям, подступая все ближе к нашим сердцам и домам, среди всего этого хаоса, сегодня вечером дух мира приходит в каждый наш дом. И мы можем забыть, по крайней мере, на одну ночь, об осаждающих нас тревогах и опасностях и устроить детям вечер счастья в грозовом мире. Сегодня, пусть на одну только ночь, каждый дом англоязычного мира должен стать ярко освещенным островом счастья и мира. Перед тем как мы снова вернемся к суровой реальности и тяжким временам, которые ждут нас впереди, преисполнимся решимости пойти на любые жертвы ради того, чтобы у наших детей впредь никто не посмел отнять их наследие и право жить в свободном и достойном мире.




Владимир Абаринов: Нынешнее Рождество американцам приходится встречать в тревожной атмосфере экономического спада и неоконченных войн в Ираке и Афганистане. По установившейся в последние годы традиции президент и первая леди пригласили в Белый Дом детей, чьи родители несут службу в горячих точках.




Джордж Буш: Я рад, что вы пришли, потому что я хочу поблагодарить ваших мам и пап за их службу Соединенным Штатам Америки. Мы любим встречаться с членами семей военнослужащих. Это дает нам возможность от имени всех американцев сказать, как искренне и глубоко мы ценим жертвы, которые приносят эти семьи. Я хочу сказать вам спасибо за то, что вы поддерживаете своих мам и пап, говорите им, что гордитесь ими, что вы любите их. Я хочу попросить вас об одолжении. Когда будете писать электронное письмо маме или папе, скажите ему или ей, что вы были в Белом Доме и что президент и первая леди шлют им особые праздничные поздравления. Будьте нашими посланцами. Скажите вашим мама и папам, что мы уважаем их, восхищаемся ими и молимся за них. Ну как, договорились?




Дети: Да!




Владимир Абаринов: На этот раз, как рассказала журналистам первая леди, рождественское убранство Белого Дома несет политическую нагрузку – к празднику готовилось в режиме экономии.




Лора Буш: Как каждая семья, мы пользуемся возобновляемыми материалами. Мы, кроме того, украшаем нашу елку гораздо более экономичными лампочками со светоизлучающим диодом. И наконец, в этом году мы использовали старые украшения, которые остались у нас после новогодних праздников прошлых лет.




Владимир Абаринов: На церемонии зажигания национальной рождественской елки президент напомнил собравшимся детям, в чем, собственно, заключается смысл праздника.




Джордж Буш: Сегодня мы зажигаем национальную рождественскую ель в 85-й раз. В спокойные времена и времена тревожные американцы собираются вместе на эту церемонию. Простой рассказ переходит из поколения в поколение. Рассказ об обыкновенном рождении младенца в тихом городе, рассказ о том, как жизнь одного изменила жизнь миллионов других. Вот уже два тысячелетия Рождество приносит радость в дома, утешает и вселяет надежду в сердца по всей земле.




Владимир Абаринов: А как празднует Рождество семейство новоизбранного президента? Об этом Барак и Мишель Обамы рассказали недавно в интервью обозревателю телекомпании ABC Барбаре Уолтерс.




Барбара Уолтерс: Девочки пишут письма Санта-Клаусу?




Мишель Обама: Да, пишут.




Барбара Уолтерс: На тот случай, если они нас смотрят: мы ведь все верим в Санта-Клауса, правда?




Мишель Обама: Мы все верим в Санту. Наши дети верят в Санту, потому что, как сказала Малия, «мама ни за что не купит нам все эти подарки». Санта должен существовать, потому что иначе родители оставят их без подарков.




Барак Обама: На самом деле мы не покупаем им рождественских подарков. У них для этого есть бабушки, тети, крестные. А мы выдаем им карманные деньги.




Барбара Уолтерс: И хватит с вас, дети!




Мишель Обама: Они едят каждый день!




Барак Обама: Веселого Рождества!





Материалы по теме

XS
SM
MD
LG