Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Валерий Винокуров: 15 лет на Радио Свобода


Олег Винокуров: Мы сегодня решили Валерия Винокурова представить в ином качестве в нашей программе. Не то чтобы гость, это глупо бы звучало, но юбиляр. В общем, чествуем мы сегодня Валерия Винокурова...



Дмитрий Морозов: ...который 15 лет уже трудится на Радио Свобода во благо слушателей, любителей спорта. Но не только в программе «Прессинг», ведь до «Прессинга» были протопрессинговские времена, когда спорт бы на «Свободе». И вот сегодня ровно 15 лет, как Валерий в этой студии.



Олег Винокуров: Много воды утекло, не так ли?



Валерий Винокуров: Да. Но знаете, это трудно назвать праздником. 15 лет, конечно, приятная цифра. Поскольку в январе мне исполнится 50 лет вообще трудовой деятельности, то почти что треть из них на Радио Свобода . Но праздник этот, уважаемые и дорогие слушатели, со слезами на глазах. Потому что сегодня мы с вами прощаемся. Мы еще с вами встретимся завтра в программе «Прессинг», через неделю в программе «Час прессы – спорт». И 28-го числа последний будет заключительный выпуск «Прессинга» по той простой причине, что спорта на Радио Свобода больше не будет, спортивная редакция завершает свою деятельность на Радио Свобода . Мы поэтому сегодня и неделю назад начинали программу «Час прессы», не знакомя вас с новостями, только по одной простой причине, что придется вам в Новом году привыкать к тому, что спортивные новости на волнах Радио Свобода вы уже не услышите. И вам надо будет, видимо, где-то искать.



Дмитрий Морозов: Ну, надо как-то всем нам отвыкать от этого, отвыкать от нашей новой миссии какой-то.



Олег Винокуров: Да, предпоследний шанс у вас обсудить с нами какие-то спортивные события, интересующие вас темы.



Валерий Винокуров: Когда я вам говорил прощальное слово, то видел, как грустно смотрит через стекло наш продюсер Наталья Гуреева и координатор Марина Стауне. Потому что бригада состоит, как вы сами понимаете, всегда не только из тех, кто находится в студии. Ну, и чтобы завершить эту грустную тему, скажу, что мы, конечно, с вами со всеми, наверняка, и не раз еще встретимся, потому что медиа-пространство огромно.



Олег Винокуров: Безгранично.



Валерий Винокуров: Телеканалов множество, радиостанций множество.



Дмитрий Морозов: Интернет.



Валерий Винокуров: Есть и печатные издания. Так что мы с вами, конечно, встретимся, увидимся, услышимся.



Олег Винокуров: Ну, а пока пообщаемся. Вот первый, с кем мы будем общаться, это Анатолий из Карелии.



Слушатель: Конечно, это все печально слышать. Это для слушателей просто… Я просто в шоке, честно скажу.



Олег Винокуров: Крепитесь, Анатолий.



Слушатель: Но давайте по теме передачи.



Валерий Винокуров: Конечно, лучше говорить о делах.



Слушатель: В преддверии боя Холифилда с Валуевым сегодня мне бы хотелось, чтобы вы прокомментировали три высказывания боксеров. Валуев Николай в преддверии боя заявил такую вещь, что из уважения к старости 46-летнего Вандера Холифилда, так как у него уже были проблемы с пенсионерами, он его не будет посылать в нокаут, а постарается победить по очкам. Совсем вопиюще это, конечно, Дэвид Хэй с оторванной головой Владимира Кличко, на что ответил Виталий Кличко устами пресс-атташе, что они готовы отказаться от поединка за титул, лишь бы только встретиться с Дэвидом Хэем и ответить ему тем же, только в бою. То есть собака лает, а не кусает. И Хуан Карлос Гомес, кубинец, попросил Хэя, чтобы тот стал в очередь, обозвал братьев Кличко сестрами и говорит: «Я с сестренками разберусь, а потом ты будешь иметь честь с нами встретиться». И как вы думаете, какое из этих трех высказываний более этично? Валуев сказал, что пенсионера побьет, Дэвид Хэй с оторванной головой, а Хуан Карлос сестрами обозвали.



Валерий Винокуров: Анатолий, поскольку я помню с незапамятных времен все эти боксерские высказывания, меня всегда это дико поражало, потому что выходят, я помню, Рэй Шугар Леонард, но это не самый тяжелый вес, и соперник у него, не помню уже кто был, и я твердо знал, что они по жизни друзья, и вдруг на пресс-конференции один другого начинает поливать, ругать. Я думаю, что это какой-то элемент шоу, с моей точки зрения, крайне неприличный. Но, может быть, в данном случае Валуев искренне это сказал. Этот Хэй – совсем, конечно, больной человек. Во-первых, его никто не спрашивал, насколько я понимаю. Но мне всегда это казалось странным. А потом, когда Рей Шугар Леонард или Арчи Мур стали кинозвездами и были чудесные отношения у них у всех вместе, они это все вспоминали все слова, которые им приходилось говорить. Про этих сейчас ничего не могу сказать, время другое. Может быть, действительно уже уровень стал такой. Анатолий, просто бессмысленно комментировать. Также мы относимся, как и вы. Безобразие это позорное и черт знает что.



Олег Винокуров: Ну, так должно быть.



Дмитрий Морозов: Мир профессионального бокса существует по своим правилам. И говорить об этичности отношений не совсем корректно.



Олег Винокуров: Так быть должно, но просто обидно, что уже переходят грань какую-то. В НХЛ должны же быть драки. Драка должна быть неотъемлемой частью хоккея, так положено. Ну а здесь такие оскорбления, просто действительно в какой-то момент уже дурно.



Дмитрий Морозов: Ну, Валуев вполне дипломатично заявил.



Валерий Винокуров: В общем, да.



Дмитрий Морозов: Хотя я не припоминаю, чтобы Валуев кого-то нокаутировал.



Олег Винокуров: Когда Мауриньо это говорит про Раньери, допустим, тоже мол старый, бестолковый, в футболе можно без этого обойтись. А в боксе, наверное, уже никак не обойдешься. Это же мордобой, в конце концов.



Валерий Винокуров: А сейчас вообще странная ситуация, когда Алекс Фергюссон вдруг, когда свел жребий «Интер» с «Манчестер Юнайтед», вдруг стал говорить, что он с большим уважением относится к Мауриньо, а до этого относился к нему без всякого уважения. Ну, жизнь… Ну, такая вот жизнь, что сделаешь?



Олег Винокуров: Сергей Иванович из Москвы.



Слушатель: Новости с Радио Свобода я все время с удовольствием слушаю. Новости передают 7-8 минут, а потом 50 минут «Прессинг», надоедает слушать, если бы кратко передавали – я согласен. Я в больнице лежал несколько раз, смотришь кино – 20-30 человек смотрят, а начинается спорт, футбол, все уходят, два каких-то наглых мужика включают, а все расходятся. Кино прерывается. Я доволен, что отменяется.



Валерий Винокуров: Отлично, Сергей Иванович. Наконец, мы встретили человека, который рад этому. Ну, это просто прекрасно! Хоть кого-то порадовали.



Дмитрий Морозов: День прожит не зря.



Валерий Винокуров: Мы очень довольны вашим искренним признанием.



Олег Винокуров: Александр из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Я хочу сказать, что мы как-то пропустили соревнования по мотофристайлу, которые проходили в Москве. Большое зрелище было, я получил взрыв адреналина, и советую всем сходить на эти соревнования, если будет такая возможность. Очень красиво выполняются трюки, потом спортсмены заводят публику очень классно, артистизм проявляется. За это тоже ставят оценки, как в фигурном катании. Нервы даже щекотит, как будто я на этом мотоцикле.



Дмитрий Морозов: Ну, надо будет приобщиться, времени теперь у нас будет побольше. К мотофристайлу приобщимся. Но проинформировать не сможем уже.



Слушатель: Сам я вас поздравляю с успешным завершением спортивной карьеры на Радио Свобода , призываю вас не грустить, не печальтесь! Жизнь продолжается. И я надеюсь, что вы найдете себе применение дальше. Вас не бросят.



Валерий Винокуров: Александр, спасибо большое! Мы тоже в этом абсолютно убеждены, уверены. Единственное, жалко расставаться с вами, с Анатолием из Карелии и приятно, что Сергей Иванович порадовался вот этому факту. Так что все нормально, жизнь продолжается.



Олег Винокуров: Из Кемеровской области позвонил нам Владимир.



Слушатель: Я тоже самое, хотел присоединиться к предыдущему, что такие люди, как вы, просто нам как воздух нужны. А вот я не по теме, но не сказать не могу. Возмутила по «Сити- FM » есть такая девушка, она анекдоты рассказывает. И вот она говорит: «Я – православный человек, у меня дети тоже верующие». И откуда такие высказывания про боксеров? Это же все телевидение, радио. И вот она говорит: «Петя Маше показал иконостас, и у Маши произошел экстаз». И она прямо в эфир это говорит. Это же ужас просто! А ведь любой спортсмен – это же без Господа никаких свершений не сделаем. Как говорили раньше при коммунистах, это же все…



Олег Винокуров: Чего же теперь требовать от боксеров от этих, если уже журналисты, считающиеся… они считаются журналистами или нет, интеллигенция говорит такие вещи. Так что, Владимир, крепитесь.



Дмитрий Морозов: И веруйте!



Валерий Винокуров: Конечно, без веры никуда.



Олег Винокуров: Светлана из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Я хочу высказаться о вашей программе. Я считаю, что это лучшая программа на «Свободе». Я «Свободу» слушаю постоянно в течение десятилетий. Я сама не привержена к спорту, но я поражалась всегда, насколько доброжелательная атмосфера, насколько энциклопедические у вас познания. Я считала, что ваша передача – это передача номер один, хотя она и не политизированная. Лучше бы любую другую закрыли, без всяких потерь, типа «Радиоблог», «Энциклопедия русской души» и прочие глупости. Или лучше вашего шеф-редактора Марию Кляйн уволили, потому что программы Радио Свобода с каждым годом становятся все хуже и непрофессиональнее. Ваша программа, на мой взгляд, это лучшая программа, самая профессиональная, самая лучшая.



Олег Винокуров: Светлана, спасибо вам, конечно, но мы, конечно, не хотели сейчас тут заводить разговор, стравливаться с коллегами. Неловко даже как-то!



Валерий Винокуров: Все равно, Светлана, мы советуем вам все-таки слушать Радио Свобода . Я лично слушаю ее уже даже не могу сказать сколько лет, когда она только создалась, уже 50-летие, даже 55 лет отмечалось. Поэтому что поделаешь? Даже не знаю, что сказать на эту тему. Действительно, Олег правильно сказал, не надо нам какие-то стравливания. Коллеги остаются, работают, и дай им Бог здоровья и всего прочего. Спасибо, Светлана, вам на добром слове и поздравляем вас с Новым годом наступающим.



Олег Винокуров: Александр из Москвы.



Слушатель: У меня к вам один вопрос есть. Только сначала я хотел бы сказать, что вообще, конечно, это подлость, что вас закрывают. По-моему, ваша программа из всего, что выходит на Радио Свобода , больше всего уважает своих слушателей. Вот что самое главное. По сравнению с Шендеровичем и всеми остальными. А еще я хотел бы задать вопрос. Неужели у вас на Радио Свобода завелись «волосатые Эрнсты» с соответствующей любовью к спорту? Куда только Конгресс смотрит?



Валерий Винокуров: Видите, как нехорошо получается. Мы же должны были проинформировать слушателей о том, что мы завершаем здесь свою работу. Иначе же это просто было как-то с нашей точки зрения неправильно не предупредить всех. Но как-то в таком русле очень тяжело говорить. Мы же не можем ничего даже по этому поводу сказать. Про Эрнста с удовольствием скажу, это другой вопрос.



Олег Винокуров: Про Константина Эрнста Аркадий Ратнет неоднократно рассказывал в своих телеобозрениях.



Валерий Винокуров: Человек, который не любит спорт, и поэтому на Первом канале и спорта то толком нет. Ну, случайно с самого верха приказали им показывать матчи футбольной сборной России. Остальное туда ничего не проникает никак.



Дмитрий Морозов: И потом мы не вешаем бутсы на гвоздь.



Олег Винокуров: Мы то – нет! У нас тут активизировалась прекрасная половина наших слушателей. Людмила из Москвы.



Слушатель: Желаю вам всем прекрасного здоровья, успехов в будущих работах! Мы вас знаем еще и до радио и после радио, надеюсь, будем знать. Первый канал – их дела. Дело в том, что еще ведь есть два спортивных канала даже без тарелки. И поэтому спортивных передач, кому надо, хватит. Я согласна почти со всеми, кто позвонил, кроме того мужчины, который сказал, что эта передача не нужна. Конечно, народ не умрет. Но, видимо, тоже как-то кризис сказался. Но только я сомневаюсь, чтобы на Радио Свобода был кризис. У вас всегда были передачи, и очень часто были такие дни, что много женщин звонило, и я в том числе. И очень я рада, что третий раз я звоню, и третий раз я прозваниваюсь. И хочу сказать, что эти передачи были такие познавательные, в них мы столько узнавали даже как-то параллельно спорту о психологии, о медицине, обо всем, что около и рядом в нашей стране. Видимо, исчерпалась, может быть, программа. Но вы же еще одну субботу проведете с нами.



Валерий Винокуров: Конечно.



Слушатель: В общем, всем Винокуровым, всем координаторам программы… А координаторы остаются?



Валерий Винокуров: Конечно, они будут на других программах координировать.



Слушатель: Вы как-то так выразились, можно двояко понять, что вы же бригадой работаете.



Валерий Винокуров: Нет, это я просто выразился, что они так же огорчены, что с нами не будут работать, но будут работать с другими программами.



Слушатель: Я представляю. Я хочу сказать всем слушателям, заодно всех поздравить с наступающим Новым годом. Кстати, за весь год никто никогда не говорил, что он високосный. И вот я хочу сказать, может, этот високосный год уйдет и многое унесет и наносное, и приносное, и привозное, не нужное… А то, что программы… Всю программу на телевидении надо менять, не только у Эрнста.



Валерий Винокуров: Спасибо вам тоже на добром слове. Что касается кризиса, конечно, мировой экономический кризис никак не повлиял на завершение нашей работы. Но кризисы, вообще-то, бывают разные, по жизни даже…



Олег Винокуров: Управленческие бывают кризисы…



Валерий Винокуров: Кризис среднего возраста.



Дмитрий Морозов: Кризис жанра.



Валерий Винокуров: Разные бывают кризисы. Какой-то очередной или какой-то из них, может быть, тут и проявился, но, конечно, не мировой экономический, я так думаю. Надеюсь, что нет. Вернее, уверен, что нет.



Олег Винокуров: Слушаем теперь Елену из Москвы.



Слушатель: Вы знаете, для меня просто черный день – то, что вы объявили, что вы прощаетесь с нами.



Валерий Винокуров: Ой, Еленочка, не надо, зачем же? Черный день – это вообще трагедия, смерть может только сравниться.



Олег Винокуров: Нет, все нормально, жизнь продолжается.



Слушатель: Я настолько привыкла к вашим изяществам словесным, культуре, умению общения. Это все – высшая категория вещания по радио. Потому что приблизиться наше вещание не может. У вас просто высший пилотаж, если можно так выразиться! Я просто далека от спорта. Когда-то, это было давным-давно, когда я на Петровке, на стадионе «Динамо» играла с Озеровым в теннис. А сейчас я уже глубокая пенсионерка, но я с удовольствием слушаю ваше радио спортивное и просто преклоняюсь.



Валерий Винокуров: Елена, большое спасибо вам, как и всем остальным слушателям. Просто наша передача превращается, к сожалению:



Олег Винокуров: :про нас, а не про спорт…



Валерий Винокуров: Но что касается пилотажа, то включает автопилот и успеваем еще послушать:



Олег Винокуров: :Андрея из Москвы.



Слушатель: Сегодня такой день, я просто в отчаянии, когда узнал, что вашу передачу закрывают. Я много лет слушаю, я вообще не спортсмен, я – зав. кафедрой актерского мастерства, заслуженный артист России, но всегда любил вашу передачу, поддерживаю предыдущую женщину, которая о вашем высшем пилотаже говорила. Действительно, речь у вас изумительная, манера общения прелестная. Я просто поражен. Столько у вас передач, которые можно было бы действительно закрыть. И ваша передача, которая столько лет несла людям радость, ощущение спорта, общение с милыми людьми замечательными. Я надеюсь, пересмотрят это решение, нельзя же так! Просто это безобразие то, что там творится. Просто поражен. Спасибо вам огромное за вашу работу, за то, что вы давали людям все эти годы. Счастья вам, успехов! Я надеюсь, что все у вас будет хорошо, и вы еще вернетесь на Радио Свобода .



Валерий Винокуров: Андрей, вам спасибо большое. Надеемся, что у вас все будет хорошо, и вообще, когда похвала идет от человека, специалиста в области актерского мастерства, то это дорогого стоит.



Олег Винокуров: Анатолий Сергеевич из Москвы.



Слушатель: Я хотел бы высказаться по двум вопросам. Я хочу поздравить Валерия Винокурова с юбилеем, второе – с наступающим Новым годом вас всех!



Валерий Винокуров: Спасибо, вас тоже!



Слушатель: Я звонил вам несколько недель назад по поводу сожаления, что вы по телевидению не выступаете. Я считаю, что ваша программа – тоже культура. На канале «Культура» можно было бы вашу программу без рекламы сделать. А на «Свободе», если это не интриги, а вас закрывают, ведь есть передачи, которые многократно повторяются. И у многих сейчас есть интернет, и могли бы по интернету послушать. Не надо их в эфире повторять. За счет этого уплотнить можно сетку и оставить вашу программу. Вот такие предложения.



Валерий Винокуров: Анатолий Сергеевич, спасибо большое.



Дмитрий Морозов: Мы уже ничего не решаем в этом смысле.



Валерий Винокуров: Мы же – подневольные люди. Как принимают решение верхи, а низы живут по тем решениям, которые принимают верхи. А насчет канала «Культура» идея вообще неплохая. Поскольку мы действительно несколько предложений получаем разных, но, правда, от канала «Культура» еще пока не получали, но посмотрим. Жизнь продолжается.



Олег Винокуров: Жизнь покажет. Маргарита Дмитриевна из Москвы на связи.



Слушатель: Очень много уже говорилось о том, что вы уходите, и очень много хороших слов. Я хочу присоединиться к этому. Я никакого отношения не имела к спорту, но меня просто вы приобщили. Я занимаюсь музыкой, и удивительно, просто с удовольствием слушаю. Вы знаете, что меня поражает? Именно то, о чем уже говорилось, я не хочу повторяться, - культура, высочайшая культура, такт, с которым вы обходили иногда очень такие вопросы. И удивительно, что такие люди должны уходить. Они должны оставаться, потому что это воспитание человека, прежде всего. Спасибо вам огромное, желаю вам успеха! Не сомневаюсь, что вы его будете всегда иметь. И поздравляю вас с наступающим! Всего вам доброго!



Валерий Винокуров: Маргарита Дмитриевна, и вам, естественно, всего доброго! Я вот сейчас просто настолько тронут, что люди из совершенно разных сфер к нам тепло относятся и относились значит. Во-первых, нам не звонили многие, кто сейчас звонят. У нас в течение этого года, я подводил итоги года, более тысячи слушателей звонили в наши программы. Кто-то звонил пять раз, кто-то и больше, восемь раз или десять, но я посчитал по записи просто всех по отдельности. Наших постоянных слушателей – Рашид, Владимир или Артур из Санкт-Петербурга – по одному разу. Более тысячи человек. Сейчас явно прибавилось уже еще, потому что кто-то нам не звонил до этого. Но очень приятно. Мы действительно расстаемся с вами, с одной стороны, где-то с грустью, с другой стороны, с гордостью. Вот Маргарита Дмитриевна подметила, что привлекла наша передача и к спорту, и к Радио Свобода новых слушателей, новых людей. Мы очень рады этому. То есть не зря мы трудились 13 с половиной лет здесь, а я даже и больше.



Дмитрий Морозов: 15.



Олег Винокуров: Владимир Алексеевич из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Я, честно говоря, сбит с копыт сообщением. Я не знаю, что случилось, но вот дочка сказала, что вас закрывают.



Валерий Винокуров: А дочка откуда узнала?



Слушатель: Она слушала, я уходил. Вы знаете, я не ваш слушатель. Занимаюсь всю жизнь спортом, у меня не оставалось времени слушать вас. Но я слушал политические передачи, стараюсь культуру слушать. Вам большое спасибо! Действительно, то, что я услышал, это высочайший профессионализм, высочайшее уважение к слушателям. Хотя, может быть, иногда такое мнение было, что слишком много вас в эфире. Нет! Много в эфире Ерофеевых! Вот их надо гнать паршивой метлой. А то, что вас закрыли, это меня, честно говоря, удивляет. Я всю жизнь занимался спортом, люблю спорт. Мне – 82-й год. Большое вам спасибо! Гоните Ерофеева!



Валерий Винокуров: Мы здесь действительно попали в неловкую ситуацию. Я понимаю, что эти все слова адресованы не нам, а адресованы тем, кто принимает решения. Ну, даже я не знаю тут, что сказать. Вот вам признаюсь, что у меня на душе кошки скребут. А вот профессионализм высочайший наш, видимо, всех троих проявляется в том, что мы делаем при этом свою работу с улыбкой и так далее. Ну, что теперь делать? Также будем делать и на другом участке медиа-пространства…



Дмитрий Морозов: Участок медиа-пространство – это хорошо.



Валерий Винокуров: Ну, оно же огромное, действительно. Где-то мы будем встречаться. И еще спасибо вашей дочке, она то ведь сначала слушала. Пока Владимир Алексеевич уходил, она ему сообщила эту грустную новость. Нет бы порадовать пожилого человека чем-нибудь.



Дмитрий Морозов: Вы тоже будьте здоровы и с наступающим вас!



Валерий Винокуров: Спорт, он, конечно, продлевает жизнь.



Олег Винокуров: Владимир Анатольевич, тоже из Москвы.



Слушатель: Я хотел бы сказать, что есть такая передача «Голос Америки». И вот манера общения с публикой, со слушателями очень похожа с вашей. Я даже думал, надо же, умение уважать слушателя, не обрывать, не говорить слушателям: «Давайте скорее», как делает Шендерович. Если кто-то ругает Путина, дают говорить – соловьем заливайся, кто-то что-то скажет не в струю – сразу обрывают, чего у вас не было. Поэтому вы не обижайтесь, у «Свободы» задача другая – чернить и пачкать. Вы им не нужны, потому что от вас не идет чернуха. А раз не идет чернуха, значит вы задачу не выполняете. Зачем им спорт, когда им нужно разрушать, зачем им созидать? Спорт – это созидание, а они разрушают. Поэтому я даже смотрел: надо же, какое-то светлое местечко, на Радио Свобода можно послушать добрую, отзывчивую передачу. И уважение к вам высказываю самое искреннее, потому что вы очень взвешенные и очень грамотные люди. Будем надеяться, что вы на российском радио и телевидении найдете… Ведь я еще помню, что по телевизору вас мы слушали.



Валерий Винокуров: Да.



Олег Винокуров: Периодически.



Валерий Винокуров: Владимир Анатольевич, единственное, что все-таки мне кажется, что справедливость должна быть в том смысле, что Радио Свобода не является, как вы говорите, только очернителем, только разрушителем. Мне кажется, в данном случае у каждого свое мнение, что черта главная Радио Свобода – это объективность информации. Радио Свобода поставляет всю информацию.



Дмитрий Морозов: Весь спектр представляет.



Олег Винокуров: На этом участке медиа-пространства.



Валерий Винокуров: И там человек должен уже как-то выбирать. Я про другие программы ничего не буду говорить, но в целом позиция Радио Свобода – это независимость, объективность. Если у вас создается такое впечатление, то значит, видимо, в этом виноваты кто-то, кто ведет другие программы.



Дмитрий Морозов: Мы не обижаемся. На обиженных, как известно, воду возят.



Олег Винокуров: Вот именно. В традициях русский человек не любит обиженных. Много есть пословиц цензурных и нецензурных.



Валерий Винокуров: Правда, наоборот, за обиженных всегда заступаются. В России так как-то исторически было.



Олег Винокуров: Слушатель Заинди из Москвы.



Слушатель: Я тоже очень расстроен. Я впервые звоню на Радио Свобода , на вашу передачу. Ваша передача производит очень человечное… Пожалуй, самая человечная, мне кажется, на Радио Свобода ваша передача. В ней столько доброты, уважения к людям, к слушателям, что я думаю, было бы правильным, если от имени слушателей вас, в частности Валерия Винокурова как старшего товарища, объявили бы человеком Радио Свобода или человеком года Радио Свобода , как угодно. Мне кажется, нельзя без внимания так просто попрощаться с вашей передачей. Должно быть какое-то событие, грустное для нас, но отмечена должна быть ваша передача и ваше такое гуманистическое отношение ко всему. И действительно, по сравнению с многими передачами, в том числе и на Радио Свобода , вы выигрываете, вы несете людям добро. Спасибо вам! Всего доброго!



Валерий Винокуров: Спасибо и вам большое. Видите, первый раз вы позвонили именно, когда мы прощаемся. Тоже тут есть какой-то момент грусти. Но мы все равно улыбаемся и радуемся тому, что люди к нам относились по-человечески так же, как и мы к ним. Отмечена – не отмечена – это…



Дмитрий Морозов: Так давайте отметим действительно. В неформальной номинации «Человек года» втроем мы вполне можем принять это решение.



Валерий Винокуров: У нас голосование какое? Двое – за, один – против.



Олег Винокуров: Ты же воздержался. Не принимаешь участия. Единогласно.



Валерий Винокуров: А вот через стекло Наталья Гуреева поднимает руку за, Марина Стауне поднимает руку за. Значит четыре – за.



Олег Винокуров: Короче, единогласно.



Валерий Винокуров: Не единогласно, один воздержался.



Олег Винокуров: Ты просто не имеешь права принимать участие. Ты не допущен к голосованию.



Дмитрий Морозов: Бурные продолжительные аплодисменты.



Олег Винокуров: Вадим Николаевич из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: По привычке хотел сказать «добрый день», но как-то язык не поворачивается.



Олег Винокуров: Тот еще денек!



Слушатель: Сначала очень расстроился, потом вспомнилось: «Не говори с тоской «их нет», а с благодарностью «вы были».



Валерий Винокуров: Правильно.



Слушатель: Во-первых, примите мою глубочайшую благодарность за все эти годы, которые я, не будучи активным и даже пассивным, к сожалению, спортсменом, с удовольствием слушал ваши передачи и, безусловно, буду с вами встречаться. Поэтому у меня сразу маленькая просьба – как-то на блогах или где-то информацию, куда вы определитесь.



Валерий Винокуров: Обязательно.



Слушатель: К вам очень большая просьба. Если действительно в пакете тех предложений, которых, я не сомневаюсь, у вас выше крыши, есть какой-то вариант или появится какой-то вариант с каналом «Культура»… Мне за все эти годы не хватало визуального контакта.



Валерий Винокуров: А значит, вы не смотрели, видимо, канал «7ТВ», канал «Столица», «ВКТ».



Слушатель: Вы знаете, к сожалению, нет. Дело в том, что у меня один канал из центральных, которые я смотрю регулярно, это «Культура». И поэтому, мне кажется, что спорт – это тоже по большому счету явление культуры вместе с тем позитивным и негативным, что в классической культуре имеет место быть. Поэтому мне кажется, что в формат этого канала вы очень хорошо могли войти. Почему я слушал вашу программу? Потому что они не ограничивались просто каким-то бухгалтерским учетом, тот сыграл, тот не сыграл, какой-то анализ. С чем-то я мог не согласиться, но ведь это хорошо.



Валерий Винокуров: Конечно.



Слушатель: И поэтому мне кажется, что именно, рассматривая спорт по большому по гамбургскому счету, как вы говорите…



Валерий Винокуров: Так Виктор Шкловский написал, не мы. Это он когда-то, такая прекрасная книга его «Гамбургский счет».



Слушатель: Мне кажется, что в рамках именно этого канала было бы очень хорошо, если бы можно было, зная заранее, что раз в неделю хотя бы я в какое-то время, не перебиваемое рекламой. И к тому же, вы знаете, вы сказали еще о других каналах. Вы понимаете, когда смотришь какую-то программу, которая тебе нравится, тебе не хочется, чтобы ни в середине встраивались прокладки очередные, не встраивалась бы перед этим программа, которая перпендикулярно, ни после этого. Вот был бы какой-то ряд определенный, который «Культура», слава Богу, пока выдерживает. И вот в этом ряду, наверняка, очень приятны были бы ваши лица.



Олег Винокуров: Осталось только прояснить, что думает по этому поводу канал «Культура», считает ли он спорт частью культуры, не считает.



Валерий Винокуров: Вообще-то, должен считать. Физическая культура – не зря же такое сочетание слов. В общем, жизнь покажет. Я вот больше думаю о том, как нам потом известить, воссоединиться с аудиторией огромной, потому что жизнь показала, что когда мы с одного телеканала на другой переходили, то аудитория перемещалась, те же люди, на Радио «Спорт» куда-то люди звонят те, которые сюда звонили, мы же здесь продолжали на Радио Свобода обсуждать какие-то темы, которые мы затрагивали в других местах. И вам спасибо.



Олег Винокуров: Юрий из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Я тоже хочу присоединиться ко всем тем добрым словам хорошим, которые вам сказали, не буду их повторять. Наша семья много лет слушала ваши передачи с огромным удовольствием. И мы просто в шоке от услышанного. Хочется вам просто сказать огромное спасибо за все, что вы сделали, и пожелать вам успехов в дальнейшем. Я уверен, что вы найдете себе хорошую работу и будете нас радовать дальше. Но, пользуясь тем, что я в эфире, я хотел сказать еще вот что. Такая передача, как ваша, повышала рейтинг радиостанции « Свобода ». Я в общем к «Свободе» отношусь с огромным интересом и постоянно слушаю.



Валерий Винокуров: Правильно делаете.



Слушатель: И мне хочется сказать руководству станции, что следовало бы, принимая такие решения, определить, как сейчас говорят, рейтинг передачи. Потому что есть действительно много передач, которые как-то изжили себя и они по существу не работают на те цели, для которых, мне кажется, существует Радио Свобода . И вот просто я считаю, что руководство станции должно серьезно задуматься над тем, как свой уровень и свою необходимость в эфире удержать на том уровне, который пока еще сегодня для «Свободы» существует.



Валерий Винокуров: Правильно, Юрий. Что касается рейтинга, то на эту тему Аркадий Ратнер в своих телеобозрениях на протяжении стольких лет неоднократно высказывался. Рейтинг – это какая-то…



Олег Винокуров: :загадочная субстанция, аморфная.



Валерий Винокуров: Он же там приводил цифры, которые совершенно не соответствовали. Он же сравнивал рейтинг, который определяли различные объективные источники, социологические службы, и рейтинг, который определяло само телевидение у себя внутри. И там получались совершенно парадоксальные вещи.



Дмитрий Морозов: Вот слушатели считают, что рейтинг программ высокий на Радио Свобода . Кто-то считает, что рейтинг низкий.



Валерий Винокуров: В общем, это такое ж дело. Тот прав – у кого больше прав.



Олег Винокуров: Рейтинг что дышло, видимо.



Дмитрий Морозов: Кому рецессия, кому – концессия.



Валерий Винокуров: Русский язык настолько богат и красочен, и прекрасен. Поэтому действительно, когда говорят слушатели, что спорт любят – это одно. А когда говорят, как Елена, словесность, культура, мне это просто как маслом по сердцу.



Олег Винокуров: Бальзам на душу. Владимир Павлович из Серпухова.



Слушатель: Я сейчас представил, слушая вас, что в вашей бы компании был, я его не помню фамилии, он меня отучил смотреть биатлон, например, болеть за наших. И мне так стало смешно. Я вас не могу поздравить с тем, что вы последний день работаете. Очень жаль, конечно! Без вас вообще… я не знаю, что будет. Ну, хоть оставьте на полставки Роберта Воскеричяна.



Дмитрий Морозов: Да, привет всем от Роберта Воскеричяна. У него сейчас деловая поездка в Казахстан.



Валерий Винокуров: Он бы тоже присутствовал здесь. И мы все ему передадим. Не то что передадим, дадим послушать всю программу. Он в командировке находится в Алма-Ате.



Олег Винокуров: В общем, еще услышите, до конца года еще есть время. И Роберт вам все расскажет тоже, что считает нужным. А мы слушаем сейчас Ивана из Москвы.



Слушатель: Валерий, Олег и Дмитрий, скажите, пожалуйста, я не успел к началу передачи, а воскресная передача в 10 часов вечера остается или нет?



Валерий Винокуров: Нет, нет, ничего не остается. Завтра будет.



Олег Винокуров: Да, до конца года все остается, а спорт как явление исчезает с 1 января.



Валерий Винокуров: Просто не будет спортивной редакции, распущена.



Дмитрий Морозов: Расформирована.



Валерий Винокуров: Расформирована, распущена… Нет, распущена – не будем говорить.



Слушатель: Я некоторое время вам звонил. Я напомню о себе. Я задавал больше вопросы по экономике спорта Роберту Воскеричяну, в частности по поводу господина Степашина.



Валерий Винокуров: И он вам отвечал.



Слушатель: Да. И пользуясь случаем, я хочу поблагодарить, вы ему передайте.



Дмитрий Морозов: Все передадим.



Слушатель: Он такое внимание проявил и досконально все ответил. А мне хочется спросить, вы понимаете, какая штука, ведь экономика большого спорта ни в одной передаче спортивной на разных станциях нет такой передачи, нет такой рубрики.



Валерий Винокуров: Нет, да.



Слушатель: И по-своему это уникально. И хотелось бы, чтобы Роберт Воскеричян перешел на другую какую-то станцию, желательно вместе с вами, конечно.



Валерий Винокуров: Ну, естественно.



Слушатель: И второй вопрос у меня, совершенно на другую тему. Я его задаю лично Валерию, так как Валерий – журналист со стажем. Я хожу во дворец спорта где-то с 60-х годов. И там работала диктор с таким очень волевым голосом, она – информатор по стадиону. Ее с некоторых пор не слышно. Как-то Николай Николаевич Озеров в одном из своих репортажей вроде произносил ее имя и фамилию – Нина Шаборкина.



Валерий Винокуров: Совершенно верно.



Слушатель: Скажите, пожалуйста, жива ли она? Здорова? От этого голоса я испытывал удовольствие, до сих пор слышу: «Шайбу с подачи Харламова забивает Владимир Петров». У нее такие были твердые окончания и интонация, не терпящая возражений. Прекрасно? Жива ли, здорова она?



Валерий Винокуров: Тут я не могу вам четко ответить. Я знаю, что они же работали в паре и по очереди с Валентином Валентиновым, тоже такой был диктор на стадионе. Он, я знаю, что жив-здоров, недавно мы даже на каком-то киевском матче слышали его. А вот про Нину Шаборкину я не знаю. Просто боюсь что-либо сказать. А вот оценка ваша полностью совпадает с моей. Я тоже помню ее прекрасный голос. И главное, что она же любила по-настоящему. Она не просто приходила поработать и прочитать то, что говорят. Она вот была человеком, который свое дело делал с душой. А это всегда… Любое дело, которое делается с душой, то оно и запоминается людям.



Дмитрий Морозов: В этом и смысл.



Валерий Винокуров: Поэтому и люди за это благодарны.



Олег Винокуров: Гигантское количество сообщений на пейджер. Их просто как-то даже неловко читать. Ольга Николаевна из Москвы: «Бесконечная благодарность, всем желаем удачи!» Всем спасибо! Катя из Москвы советует: «Вы завели бы свой блог в «Живом журнале», и мы бы знали, как вас искать». Это, кстати, идея правильная. Вот будет время свободное, займемся. Игорь, Ирина, Александр со Львова: «Я вас поздравил с шестой годовщиной, как вы общаетесь со слушателями. А на шестой годовщине у нас траур».



Валерий Винокуров: Это имеется в виду программа «Час прессы – Спорт».



Олег Винокуров: Да, естественно. К сожалению, спортивные вопросы тоже… Мы же должны о спорте тоже говорить. Сейчас уже ничего не можем мы вам сказать на этот счет. Но Владу из Тулы, задающему вопрос: «Продана ли команда «Хонды», как она ликвидируется? Какая финансовая ситуация?», на это завтра в программе «Прессинг» Андрей Балахнин все расскажет. Тоже в последний раз выступит. Зарезали мы кого-то тут своим сообщением. «Господа, как вы думаете, насколько судьба команды «Химки» зависела от активности ее болельщиков? И значит ли, что теперь присутствие в Высшей лиге связано со способностью болельщиков добраться до Москвы? Так что у какой-нибудь иркутской «Звезды» нет никаких шансов».



Валерий Винокуров: Нет, я считаю, что судьба команды «Химки» в огромной степени была связана с участием болельщиков. А из Иркутска до Москвы добираться не надо. Можно все то же самое проделать и в Иркутске. Просто почему до Москвы болельщики «Химок»? Потому что «Химки» содержались в Москве, в Подмосковье, и РФС здесь. Если бы болельщики иркутской «Звезды» у себя в Иркутске вот так же выступили бы, то я думаю, добрались бы до губернатора, до каких-то спонсоров, то они бы могли то же самое сделать. Я думаю, что это не географическое понятие, не связано с географией, а связано с их активностью, с любовью к своей команде. И вот эти очень красивые слова «любовь», «активность», «жизненная активность», по-моему, если прозвучат сейчас в завершение нашей программы, то всем будет приятно. Жизненная активность, любовь к своему делу, любовь к спорту, любовь к Радио Свобода и вообще ко всем средствам массовой информации, которые люди уважают, - вот это и дает возможность жить и существовать оптимистично.



Олег Винокуров: Да, и, видимо, очень много слушателей любят канал «Культура». Потому что Александр пишет: «Добейтесь пропуска на «Культуру», чтобы тот наконец стал самым заслуженно рейтинговым, открытым каналом в стране».



Валерий Винокуров: Самым культурным чтобы он стал благодаря…



Олег Винокуров: Оказывается, как от нас это все зависит.



Валерий Винокуров: Но, к сожалению, от нас ничего не зависит в основном.



Дмитрий Морозов: Спасибо!



Валерий Винокуров: Спасибо большое!


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG