Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейский суд по правам человека потребовал освободить из-под стражи Василия Алексаняна


Программу ведет Марк Крутов.



Марк Крутов: Европейский суд по правам человека в Страсбурге принял решение по делу бывшего вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна, который остается под стражей в больнице, несмотря на недавнее решение суда освободить его под залог в 50 миллионов рублей. Таких денег ни у родственников Алексаняна, ни у его адвокатов просто нет. Суд в Страсбурге постановил немедленно освободить тяжело больного обвиняемого до суда без всяких предварительных условий, то есть просто под подписку о невыезде. В постановлении констатируется, что в отношении Алексаняна российские власти нарушили четыре статьи Европейской конвенции по правам человека, среди них - право не подвергаться бесчеловечному обращению, право доступа к правосудию в разумные сроки и право на частную и семейную жизнь. У Москвы есть три месяца, чтобы обжаловать это решение, однако уже сейчас она его нарушает, поскольку оно вступило в силу немедленно.


Напомню, Алексанян, которого обвиняют в мошенничестве, хищениях и неуплате налогов, находится под тюремной охраной в московской больнице. У него обнаружены СПИД на последней стадии и рак.


А в Чите, где находится в СИЗО по новому уголовному делу против него бывший глава ЮКОСа Михаил Ходорковский, с сегодняшнего дня по четверг пройдет несколько судебных заседаний, на которых будет решаться его судьба и судьба бывшего главы группы МЕНАТЕП Платона Лебедева. Сегодня и в среду суд решит, продлять ли им в очередной раз срок содержания под стражей, а в четверг рассмотрит несколько кассационных жалоб адвокатов, причем специально для участия в этом заседании из Москвы в Читу прилетает руководитель следственной группы Валерий Алышев, об этом сообщается на сайте адвокатов Ходорковского и Лебедева.


Один из них, адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант, сейчас на прямой связи с нашей студии. Доброе утро, Вадим.



Вадим Клювгант: Доброе утро.



Марк Крутов: Спасибо, что согласились принять участие в нашей программе. Прежде всего, по горячим следам, спрошу вас, как лично вы восприняли вчерашнее решение Страсбургского суда по жалобе Василия Алексаняна?



Вадим Клювгант: Вы знаете, Страсбургский суд в отношении Василия Алексаняна уже принимал предварительные решения, причем несколько, и требовал немедленного его освобождения, поэтому вчерашнее решение, безусловно, логично, оно продолжает логику ту, которую занял Страсбургский суд и ранее. Это, конечно, хорошая новость и это хорошая новость не только с точки зрения самого конкретного вопроса о том, что его содержание под стражей неприемлемо, но и с точки зрения того, что хотя бы где-то, за пределами страны, есть поддержка со стороны судебной власти, со стороны правосудия. Это, в общем, вселяет надежду, что через какое-то время, может быть, произойдут изменения и в нашей стране в этом смысле.



Марк Крутов: Ждете ли вы каких-то изменений в ходе процесса по делу вашего подзащитного Михаила Ходорковского на этой неделе? Есть какие-то надежды на положительное решение или еще один новый год, уже шестой, если я не ошибаюсь, бывшему руководителю ЮКОСа предстоит провести за решеткой?



Вадим Клювгант: С одной стороны, у нас надежда есть всегда и она не покидает ни нас, ни самого Михаила Ходорковского, потому что в его ситуации без надежды, наверное, было бы очень тяжело, хотя и так нелегко. С другой стороны, домой он, к сожалению, Новый год встречать приехать не сможет хотя по той причине, что у него еще есть первый приговор, по которому он отбывает наказание, там еще срок наказания достаточно большой, не отбытый. А что касается продления ареста, как меры пресечения по второму обвинению, то это полное, абсолютное беззаконие. Говорить о том, что человек, который отбывает наказание в колонии, может куда-то скрыться или на кого-то, или на что-то повлиять, это все полный абсурд. Понимая это, следствие каждый раз, следя за продлением стражи, в суд говорит о том, что, как же, у него же есть право освободиться условно-досрочно, поэтому надо, чтобы он был арестован по новому делу, что, не дай бог, освободят. Когда рассматривался вопрос об условно-досрочном освобождении, они приходили в суд и говорили, нельзя освобождать условно-досрочно, потому что его надо по новому делу держать под стражей. Вот такой порочный круг и таких порочных кругов они уже насоздавали, я имею в виду наши следственно-прокурорские власти, за эти за годы уже насоздавали не один, и загоняют в них всю ситуацию и продолжают ее там держать.



Марк Крутов: В Читу приезжает руководитель следственной группы Валерий Алышев, и в четверг в суде будут рассматриваться сразу пять кассационных жалоб адвокатов Ходорковского и Лебедева, в том числе и совместные их жалобы на действия следствия. В чем суть этих жалоб и с чем связано желание главного следователя лично присутствовать на этом судебном заседании, как вы думаете?



Вадим Клювгант: Мне трудно судить за господина Алышева, тем более что его ждали на самом деле вчера еще в Чите в суде и так и не дождались и не увидели. Вместо него там был рядовой член следственной группы, а Алышев так и не появился. Возможно, он просто захотел увидеть то место, которое они еще два года назад, без малого два года назад, объявили местом проведения предварительного следствия по делу, но в котором ни разу еще господин Алышев не был, так же как и ни разу там не был ни один руководитель следственной группы до него, которыми были господин Каримов и потом господин Дрыманов. Никто из них никогда не посещал место, ими же объявленное как место предварительного следствия. Они управляют расследованием дистанционно, с помощью средств связи, сидя в Москве. Может быть, ему захотелось прокатиться и посмотреть, что такое Чита и где там такое предварительное следствие ведется.


Я хочу сказать другое. Даже если приехал бы не только господин Алышев, но сам господин Бастрыкин, председатель следственного комитета, или генеральный прокурор Чайка, от этого позиция стороны обвинения ни по одному из вопросов, о которых вы упомянули, которые будут предметом судебного разбирательства, не стала бы ни на йоту убедительной. Потому что тут определяется не личностью присутствующего, а доказанностью и правой и фактической обоснованностью, которой нет ни по одному из дел, ни по одной из жалоб. Помимо жалоб защиты кассационных, еще будет ведь рассматриваться кассационное представление прокурорское, это еще один тупик. То есть они одной рукой подписывают, что им нужно дополнительное время до апреля для того, чтобы завершить ознакомление с делом, а другой рукой они подписывают обжалование того, что отказано в ограничении этого самого срока ознакомления с делом. Они говорят, нет, надо ограничить, в одном документе, в другом документе они говорят, нет, надо продлить, чтобы продолжать ознакомление. Ровно такая же позиция, просто со спецификой в каждом случае, у них по всем тем другим вопросам, по которым защитой поданы жалобы. Все эти жалобы поданы на незаконные действия следствия, на отказ в требовании доказательств защиты, на отказ в принятии приобщить к делу те доказательства, которые защита сама приносит, на отказ разъяснить неясности, многочисленные неясности и тупики самого обвинения, хотя это священное право обвиняемое, в Конституции записано, знать, в чем он обвиняется. И вот такое дело, которое не расследовано, которое состоит из сплошных фальсификаций, в котором даже непонятно, что хотели сказать, они пытаются завершить расследованием, чтобы избавиться от него и отправить в суд. Естественно, что наши подзащитные Михаил Ходорковский и Платон Лебедев и мы, их защитники, всячески, как только можем, этому противодействуем и говорим о том, что сначала давайте, раз уж вы затеяли это следствие, ведете его несколько лет, так вы его проведите так, как закон этого требует, а потом будем говорить о завершении этого следствия и завершении ознакомления с материалами этого следствия.


Вот по большому счету в этом суть всего того, что будет происходить в ближайшие дни в Чите.



Марк Крутов: Спасибо, Вадим.



XS
SM
MD
LG