Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Минобороны России представило цифры погибших военнослужащих в 2008 году


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.



Андрей Шароградский : По официальным данным Министерства обороны России, за 11 месяцев 2008 года погибли 427 военнослужащих, более половины из них покончили с собой. Правозащитники официальные цифры считают заниженными и называют ситуацию с небоевыми потерями в российской армии катастрофической. Продолжит тему корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.



Ольга Вахоничева : Военный обозреватель газеты "Комсомольская правда" Виктор Баранец присутствовал на заседании комиссии по делам военных при Общественной палате России, где были представлены данные о Минобороны и других силовых ведомств о гибели военнослужащих.



Виктор Баранец: Я не скажу, что эти цифры сенсационные, что там рост в разы. Нет, там, насколько мне известно, речь идет о пределах 10 человек рост больше по сравнению с 2007 годом, но рост есть и причин для этого великое множество - это и дедовщина на первом плане, это и слабая подготовка контингента, качество контингента очень печальное, поскольку в ряды солдат часто попадают люди, которые имели касательство и к наркотикам, и к алкоголизму, и к милиции, и к преступлениям. Зачастую смерть или убийство солдата как раз зависит от той среды, в которой он находится. Призывной контингент с каждым годом все ухудшается.



Ольга Вахоничева : Председатель комитета солдатских матерей Санкт-Петербурга Элла Полякова официальной статистике не доверяет.



Элла Полякова: От Министерства обороны очень многое скрывают. Очень тяжело разобраться в причине смерти, потому что у нас до сих пор существует институт дознания, а это офицеры, которые не обладают никаким навыком или опытом, или знаниями криминалиста. Это военная медицина, которая просто скрывает часто информацию.



Ольга Вахоничева : Военное ведомство России основной причиной гибели военнослужащих называет суицид. По данным Минобороны в этом году покончили жизнь самоубийством 215 человек. Военный обозреватель Виктор Баранец в этих цифрах большой погрешности не обнаружил.



Виктор Баранец: Благодаря гражданскому контролю, благодаря тому, что Главная военная прокуратура, Следственный комитет, Генеральная прокуратура сейчас хватают очень сильно за шкирку армейских брехунов, сейчас данные все больше и больше начинают приближаться к истине. С другой стороны, что суициды часто бывают следствием качества контингента. Гигантское количество людей берут в армию с психологическими отклонениями. Человек, попавший в суровую армейскую среду, не выдерживает этого и начинает сводить счеты с жизнью.



Ольга Вахоничева : Исходя их опыта работы Комитета солдатских матерей, Элла Полякова делает вывод, что к желанию свети счеты с жизнью в подавляющем большинстве случаев приводит не психическое расстройство, а иные факты.



Элла Полякова: То, что молодые люди, спустя несколько месяцев после прихода в вооруженные силы просто не хотят жить, это явление достаточно распространенное. К нам в организацию обращались молодые люди, которые, первое, может быть, и незаконно или законно были призваны по-разному, но он испытали такие муки страдания... У нас одного молодого мальчика (его мама забрала из части, он служил в Москве) просто изнасиловали. Он просто не хочет после этого жить. Целая группа ребят по разным причинам просто не хотят жить, суицидники. И гражданские врачи сигналят и пишут об этом. Если мы укладываем их в госпиталь на военно-врачебную комиссию, и упорно военные врачи возвращают их опять в строй. Доведение до самоубийства - это очень распространенное явление в армии, потому что там насилие уже зашкаливает. Ребятам некуда обратиться, не с кем поговорить. Тут или доведение до самоубийства (110 статья) или чистое самоубийство.



Ольга Вахоничева : Психиатры утверждают, что, по статистике, к гибели приводит лишь каждая 20 попытка самоубийства. Подтверждает точку зрения специалистов председатель Комитета солдатских матерей Калининградской области Мария Бонцлер.



Мария Бонцлер: 15 лет работы в Комитете солдатских матерей показывают, что из этих суицидов, которые официально считаются, очень малая часть действительно является суицидом. Я думаю, что не более 10 процентов является из этих самоубийц тяготы службы. Тяготы службы, то есть доведение до самоубийства, неуставные отношения. Это протестное самоубийство. Человек, чтобы как-то наказать насильников и рассказать людям о том, что происходит в армии, он совершает это визуальное протестное самоубийство. Но, я думаю, более половины этих самоубийств - это замаскированные убийства. Человека забивают насмерть, потом подвешивают, и много лет родители не могут доказать, что ребенок на самом деле был убит. Военная прокуратура, в том числе, и Главная военная прокуратура делают все возможное, чтобы родители не смогли это доказать.



Ольга Вахоничева : По мнению Марии Бонцлер, сокращение срока службы до 1 года лишь увеличило число преступлений совершаемых против военнослужащих.



Мария Бонцлер: Те же самые проблемы, которые человек проходил за два года службы, он пройдет за один год.



Ольга Вахоничева : А вот Виктор Баранец считает иначе.



Виктор Баранец: Чем меньше солдат, тем меньше смертей. Я думаю, что все-таки сокращение срока службы, он все-таки позитивно сказался и на настрое молодого призывного поколения, потому что, вы посмотрите, в некоторых военкоматах уже доходит до того, что они выполняют план набора на 103, на 105 процентов, что, конечно, смешно. И что подогревается слухами о том, что армия скоро перейдет на 2,8, на 3 года. Но я думаю, что переход службы на год все-таки очень сильно ослабил тот негативный психологический напор, который существовал в мозгах родителей призывников, самих призывников, которые, в общем-то, шли на службу, как на тяжелую, такую лагерную повинность.



Ольга Вахоничева : Если учет так называемых небоевых потерь - суицид, гибель при исполнении воинских обязанностей, из-за совершенных в вооруженных силах преступлений и происшествий - Минобороны ведет, то число военнослужащих погибших во время вооруженных конфликтов, в частности, грузино-осетинского, неизвестно, утверждает председатель комитета солдатских матерей Санкт-Петербурга Элла Полякова.


XS
SM
MD
LG