Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кому выгодно, чтобы деревня Лапсари умерла? Малоярославец: Кто защитит женщину с ребенком? Ульяновск: Есть ли польза от водяных счетчиков? Оренбург: Почему Галина Преснякова не отдала своих детей в приют? Самара: Жители города требуют запрещения уплотнительной застройки. Республика Удмуртия: Никто не хочет работать за 700 рублей в месяц. Челябинск: Кто поможет ветерану войны Екатерина Беляевой? Кировская область: Рабочие не верят, что причина увольнений – кризис. Республика Мордовия: Почему альтернативная служба должна проходить в нечеловеческих условиях? Благовещенск: Российско-украинские отношения с точки зрения велосипедиста


В эфире Ленинградская область, Татьяна Вольтская:



Животноводческое хозяйство "Спутник" живет неплохо - выращивает бычков на собственной земле, продает мясо. На фоне пустующих деревень и поселков, откуда молодежь бежит в поисках работы, деревня Лапсари выглядит очень неплохо - своя земля, свой скот, свой труд, хотя и нелегкий. Казалось бы, жить и радоваться. Но, как встарь, едут из деревни в Петербург ходоки с мясным пирогом, чтобы угостить им чиновников - в надежде на то, что они, поев пирога, не дадут областным начальникам отнять у людей землю, а значит, и пропитание у их семей. Говорит Раиса Кудашева.



Раиса Кудашева : Земли наши отбирают. Наше открытое акционерное общество «Спутник». Работает у нас не много людей – где-то около 50 человек. Есть у нас директор. Раньше колхозы развалились, вы знаете. И сейчас знаете, что поля пустуют – растет борщевник с таким листьями! Вот только за город выедите, вы это увидите. У нас кучка этих людей-энтузиастов, любящих землю, они действительно два года тому назад взялись, чтобы хотя бы развивать животноводство.



Татьяна Вольтская : И как успехи?



Раиса Кудашева : Да, успехи за два года немаленькие! Бычки купили, телят купили из Венгрии, из Австралии. 800 голов уже у нас скота. 800 голов! За два года! Мы всего занимаемся два года этим делом. За два года успехи уже кое-какие есть. С деньгами, конечно, туго. Помочь бы нам! А у нас наоборот – комиссия, за комиссией: санэпидемстанция, агрономы. Но наши чиновники говорят – вы неэффективно используете землю. Надо ее продать перекупщикам. Рядом была деревушка «Щеглово». Тоже акционерное общество «Щеглово». Уже развалили. Приехали эти чиновники, комиссии - землю вы используете неправильно, надо ее продать. В общем, передали ее другому, «правильному» собственнику. Буквально через год этот «правильный» собственник уже выставил на торги землю. Продается земля. Уже стоят коттеджный поселок.



Татьяна Вольтская : Сколько земли-то у вас?



Раиса Кудашева : 4 тысячи гектаров – 3800 с чем-то.



Татьяна Вольтская : О жизни в деревне Лапсари рассказывает другая ее жительница, Елена Куповалова.



Елена Куповалова : Молодежи в нашей деревне Лапсари мало. Работать негде. Это единственное предприятие, на котором можно было работать. Я даже не знаю… Если все это закроется, что люди будут делать, где свою копейку будут зарабатывать?! Представления не имеем! Детей маленьких там уже практически не рожают, потому что не на что кормить, воспитывать. Инфраструктура не развита. Магазинчик маленький, школа начальная. Деревню, в принципе, душат, губят, можно сказать, на корню. Да еще с закрытием, нам деваться некуда будет. Мы работаем, работаем. Мы своими руками себя кормим. Наше руководство хранит молчание.



Татьяна Вольтская : Жалуется на отношение к деревне и Наталья Лосенкова.



Наталья Лосенкова : Свалку образовали в нашем совхозе тоже. Вывозят из города мусор. Говорят, что земля у вас пустует. Но нам-то тоже надо земле давать отдыхать. Постоянно-то сажать нельзя на одном и том же месте. Нужно также, чтобы и сено было, и пастбище было и все остальное.



Татьяна Вольтская : То есть вы на этой земле пасете ваших бычков и телочек?



Наталья Лосенкова : Конечно! А где же их пасти-то?! Не в город же гнать-то. Им же тоже нужен воздух и все остальное.



Татьяна Вольтская : Если у вас отберут землю, что будет?



Наталья Лосенкова : А что, придется в город ездить на работу. Что будет?! Работать-то надо где-то. Мне деваться некуда – у меня дома родители. Куда я еще поеду от них? Родители у меня уже в возрасте, за ними нужен уход и присмотр.



Татьяна Вольтская : Животноводческий комплекс - это единственная надежда деревни, считает и Елена Дюжихина.



Елена Дюжихина : Если комплекс будет жить, значит, там будет расти и инфраструктура, и детские сады, и все вырастет – и школа, и магазины. В перспективе-то! Если нас, конечно, не задушат.



Татьяна Вольтская : Очень решительно настроена и Надежда Поротькова.



Надежда Поротькова : Мы русские люди и мы обязаны отстаивать свои земли. Тем более мы на них работаем, живем. Наши дети будут расти. Мы не желаем кушать какое-то иностранное мясо производителей, а только именно свое, свою продукцию. Может быть, она будет несколько дороже, но это будет наше российское мясо, наше будет производство. Приезжают различные организации, проверяют – пригодна ли эта земля, как она используется. Не целесообразно. Но этот ход мы уже знаем. Если не целесообразно, значит, здесь должен быть коттеджный поселок. Естественно, который будет пустовать. Люди будут сидеть без работы. Скотину мы просто пустим под нож и, в общем-то, будем жить мирно и спокойно. Это страшно, когда разваливается наша страна! Страшно!



Татьяна Вольтская : Особенно возмущает людей, что у них собираются отнять землю, хотя они являются не ее арендаторами, а собственниками.



В эфире Калужская область, Алексей Собачкин:



Генеральный директор крупного малоярославецкого завода «Агрисовгаз» Александр Малахов выгоняет из служебной квартиры преподавателя художественной школы Елену Набокову с несовершеннолетней дочерью Виталиной. В официальном письме так и написано: «Предлагаем Вам и Вашей несовершеннолетней дочери в 15-дневный срок освободить предоставленную квартиру. Ключи от квартиры просим сдать начальнику хозяйственного отдела», - конец цитаты. Под письмом стоит подпись генерального директора завода Александра Малахова.


2003 году Елена Набокова вышла замуж за сотрудника завода. Вскоре им дали двухкомнатную служебную квартиру на очень хороших условиях - через пять лет она перешла бы в собственность семьи с последующим долгосрочным выкупом. Цена же квартиры просто смехотворна по нынешним временам – всего 10 тысяч долларов. Но, разведясь, бывший муж уволился с предприятия, когда до истечения пятилетнего срока оставалось всего семь месяцев.


По закону директор завода прав. Квартира – собственность предприятия, и бывший муж договор купли-продажи квартиры расторгнул. Все правильно. И все не правильно. Потому что выгонять женщину с ребенком, не имеющих другого жилья, зимой буквально на улицу – это не по-человечески как-то.


Учительница художественной школы, получив грозное письмо, начала искать выходы из положения. Написала письмо директору завода с просьбой взять ее на работу. Говорит Елена Набокова:



Елена Набокова : Я готова устроиться туда, отработать эти семь месяцев и даже больше на любых условиях. Я согласна на любые условия «Агрисовгаза», деваться мне некуда. Если мне сейчас выселяться зимой в холод в никуда.. Квартиру мне снять нереально. Я преподаватель и получаю не такие большие деньги.



Алексей Собачкин : Ей ответили, что дать работу и перезаключить договор на квартиру не представляется возможным. Ситуацию комментирует правозащитница, член политсовета общественного движения «Солидарность» Татьяна Котляр:



Татьяна Котляр : Виноват новый Жилищный кодекс. Верховный суд отменил инструкцию, по которой при продаже жилья, где живут и прописаны дети, требовалось согласие органов опеки. Раньше оно требовалось, а теперь не требуется. Что делать в этом случае, я не знаю, потому что закон, в данном случае Жилищный и Гражданский кодекс, поставил права собственника важнее права на жилище, в том числе и право ребенка.



Алексей Собачкин : Тем не менее, Елена Набокова обратилась в суд, чтобы тот признал соглашение о расторжении договора недействительным и перевел на нее права покупателя квартиры. Дело в том, что договор заключался при ее согласии, а расторгался без ее ведома. Если суд усмотрит в этом нарушение закона, то он обяжет руководство завода перезаключить договор. Хотя ситуация может повернуться иначе. Говорит Елена Набокова:



Елена Набокова : Единственное мне остается, придти в «Агрисовгаз», и жить в « Агрисовгазе». Все ратуют – рожайте там, надо демографию поднимать. Женщина с ребенком, получается, вообще не защищена. А где защита женщины? В моей ситуации может оказаться любая женщина. Вот так у меня сложились обстоятельства. И теперь я бегаю по всем инстанциям, бьюсь головой в стены. И в принципе мне нигде конкретно не помогли.



Алексей Собачкин : От руководства завода не удалось услышать оценку моральной стороны происходящего. Единственное, что нам сказали: «У нас очень остро стоит квартирный вопрос», - конец цитаты. А правозащитница Татьяна Котляр высказалась вполне откровенно:



Татьяна Котляр : Такие вещи в обществе терпимым быть не может. Как мы относимся к любому преступлению против детей. А чем это лучше, чем какая-то педофилия. Это еще хуже. Здесь не идет речь о том, как выкинуть ребенка на улицу. Даже когда щенка выбрасывают на улицу, это осуждается.



Алексей Собачкин : В судебном заседании по иску Елены Набоковой объявлен перерыв до 20 января. Пока дело слушается в суде, ее с дочерью не тронут. Но если судья примет сторону завода «Агрисовгаз», то женщину с ребенком выкинут на улицу.



В эфире Ульяновск, Сергей Гогин:



Когда коммунальные тарифы начали ощутимо расти, люди задумались об экономии. В начале 2000-х годов ульяновцы в массовом порядке устанавливали приборы учета потребленной воды. Установил такие приборы и я. Производители счетчиков требуют, чтобы через определенное время они проходили государственную поверку: интервал составляет четыре года для счетчиков горячей воды и шесть лет – для холодной. Прошло четыре года, и я, как и другие экономные граждане, убедился, что экономить – это совсем недешево. На разных этапах человека поджидают денежные траты, а то и откровенные поборы.


Сначала в Управляющей компании ЖКХ Ленинского района мне предложили заплатить 143 рубля за распломбировку счетчика. За эти деньги ко мне пришел человек, сорвал пломбу и составил акт, зафиксировав конечное показание прибора. Как выяснилось, это была совершенно лишняя трата денег, потому что в расчетно-информационном центре по истечении интервала в четыре года автоматически начинают брать деньги по среднему тарифу. Но меня об этом не предупредили.



Анатолий Кузьмин: Я написал акт о распломбировки, а через неделю меня опять вызовут, акт распломбировки будет новым. Мне тоже не выгодно два раза по одному адресу ходить.



Сергей Гогин : Сказал инженер-пломбировщик из управляющей компании Анатолий Кузьмин.



Анатолий Кузьмин: У них в компьютере есть каждый счетчик, данные с такого и по такое число. Скажем, 10 ноября смотрят по компьютеру, ага, все и просят - по счетчику больше не будете платить. А зачем тогда акт распломбировки, если срок действия счетчика прошел? Одно другое дублирует.



Сергей Гогин : Самостоятельно сняв счетчик, я решил дать ему шанс (ведь по паспорту он может служить 12 лет) и понес на поверку в Центр стандартизации, метрологии и сертификации. Поверка, которая стоила 232 рубля, показала, что счетчик мой… негоден к применению. Новость неприятная, но, как сказал мне начальник отдела теплотехнических измерений Денис Злотов, испытания не выдерживают 70-80 процентов водосчетчиков.



Денис Злотов : Потому что вода плохая, грязные трубы, накипь, окалина. Счетчики, по большому счету, предназначены для одноразового использования. С качеством такой воды его поставил, через четыре года снял, поставил новый прибор. Если его почистить, то вероятность того, что он пройдет увеличивается, но там крыльчатка изнашивается.



Сергей Гогин : Люди, которые заплатили за поверку, давшую отрицательный результат, зачастую начинают скандалить. Они не понимают, за что отдали деньги, и требуют их назад.



Денис Злотов : Все-таки поверка - трудоемкий процесс. Из-за этого получается, что потребитель оплачивает деньги, причем, практически соизмеримые с ценой счетчика, а на выходе может получить забракованный прибор.



Сергей Гогин : Мой счетчик был сделан на Арзамасском приборостроительном заводе. Главный конструктор завода Сергей Фроликов в телефонной беседе подтвердил, что большинство приборов не выдерживает первой же поверки – из-за качества водопроводной воды. Фильтры не помогают. И, судя по всему, проблема эта в нынешних условиях неразрешима. Вот разве что сдавать старые счетчики, как бутылки из-под пива, на завод-изготовитель, чтобы получить какую-то компенсацию или новый прибор со скидкой, как предложил Сергей Фроликов.



Сергей Фроликов : Здесь, конечно, должна была бы быть создана огромная по стране сеть таких приемных пунктов, старых водосчетчиков. Их не надо выкидывать. А завод-изготовитель с учетом того, что корпус – это латунь, это дорогостоящая все-таки комплектующая часть водосчетчика, он получил себе возвратное сырье.



Сергей Гогин : Но это пока не более чем прожект. Поэтому - мне пришлось купить новый счетчик за 350 рублей. Большинство людей, оказывается, даже не связываются с поверкой, зная, чем она кончается. Сами коммунальщики советуют людям делать по-другому. Говорит главный инженер управляющей компании ЖКХ Ленинского района Ульяновска Юрий Чувилов:



Юрий Чувилов : Мы же, когда столкнулись с этой проблемой (сейчас вал пошел обращений) предложили жителям сразу приобретать новые счетчики, приходит специалист, снимает старый и устанавливает новый, который не требует поверки.



Сергей Гогин : За эту работу, включая опломбировку, компания возьмет 608 рублей при замене одного счетчика, 904 рубля – при замене двух. Некоторые частные сантехники за эти деньги устанавливают счетчики с нуля, то есть вырезают кусок трубы, нарезают резьбу, подгоняют муфты и так далее. Я - сэкономил, заменив счетчик самостоятельно, и сделал это, похвастаюсь, во всяком случае, не хуже, чем лицензированные сантехники, что меняли счетчик соседям: сначала установили прибор задом наперед, потом – так, что протекали стыки, в конце концов сосед все сделал сам. Очередные мои 143 рубля ушли в кассу управляющей компании за повторную опломбировку. Я узнал, что в эту сумму входит зарплата водителя, бензин, амортизация автомобиля, который должен был бы привезти пломбировщика, но мой знакомый Анатолий Кузьзмин, как и в прошлый раз, приехал на трамвае.


Власть уговаривает людей заниматься энергосбережением. Действительно, счетчик сокращает расходы на воду в два–три раза. Чем больше людей прописано в квартире, тем, как правило, больше экономия. Но создается ощущение, что хождения по конторам, бестолковщина, очереди, ожидание, денежные траты, как оправданные, так и бессмысленные, придуманы для того, чтобы люди плюнули на экономию и платили по нормативу – к выгоде энергетиков и коммунальщиков. О том же говорит жительница Ульяновска Елена Кубайкина:



Елена Кубайкина : Почему они затеяли всю эту волокиту? Потому что счетчики себя оправдывают и очень оправдывают. Им это невыгодно. И для того чтобы деньги к ним вернулись, они все это и затеяли, чтобы эти затраты у них были бы (в карман или не в карман) от нас дополнительные средства



Сергей Гогин : Я изначально решил пойти законным путем. Замена счетчика воды обошлась мне в итоге почти в 900 рублей. Одинокой пенсионерке, не владеющей разводным ключом, пришлось бы добавить еще 600 рублей за работу сантехника. Получается, от полугода до года счетчик будет не экономить, а окупать затраты по его установке.



В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:



Татьяна Преснякова : Мы всегда все вместе делаем. Ну, не все вместе, конечно, но помогает. Одна никогда не делаю ни вареники, даже когда пирожки делаю, кто-то из мальчишек жарит.



Елена Стрельникова : В доме Пресняковых нельзя готовить в одиночку. Дня не хватит, чтобы удовлетворить аппетит каждого ребенка. У Татьяны Петровны Пресняковой, как в сказке, семь сыночков и лапочка дочка.



Татьяна Преснякова : Всегда хотела много детей. Правда, только сыновей хотела. Когда мне сказали, что у меня первой дочь родилась, я почему-то не в восторге была.



Елена Стрельникова : Зато братья, особенно старшие, появлению сестренки очень обрадовались. Рассказывает Татьяна Петровна.



Татьяна Преснякова : Второй, Сергей, он целую неделю сидел со словарем и выбирал по словарю ей имя. Никакие не подходили. Только это и все. Брата говорит, как хотите называйте, а сестру я буду сам называть. Так и назвал.



Елена Стрельникова : Сегодня в семье Пресняковых два первоклассника: близнецы Максим и Диана. Сестренка – не только всеобщая любимица, но и командирша.



Татьяна Преснякова : Заставляет дома читать. Учительница сказала, что нужно ему больше читать, она с ним читает, сидит. Она у нас не дает себя в обиду. Ей мальчишки, когда она чуть подросла, начинали приемы показывать. Она на них потом и отрабатывала их.



Елена Стрельникова : Сейчас с мамой в двухкомнатной квартире живут пятеро детей. Спасают двухъярусные кровати и желание помочь друг другу.



Татьяна Преснякова : Когда близнецы родились, мне старшие помогали – пеленки стирали и есть приходили, варили, потому что я не успевала. У меня еще роды очень тяжелые были. Пока я одного покормлю, пока второго – смотришь, а уже обед. Они приходили, первое время даже сами варили есть, потом у меня их забирали и уходили с ними в спальню. Потом уже, когда они подросли, тогда уже… И то они все время нянчились – и в поликлинике… Они у меня даже на больничном были.



Елена Стрельникова : На вопрос о том, обращалась ли Татьяна Петровна в государственные структуры, женщина с грустью отвечает:



Татьяна Преснякова : Мне больше это государство предлагало детей в интернат сдать, в приют шесть лет назад. Тогда начали вводить обязательно форму. Школьная и спортивная форма всегда была положена бесплатно. Но я никогда не брала ее, а всегда покупала. А тут близнецы были маленькие, я пошла. Мне предложили сдать их в приют. «У нас будут средства на форму, когда только неизвестно. А сейчас мы вам можем предложить только приют или интернат». У нас маленьким тоже… Мы пошли комиссию проходить, нам тоже предложили интернат и хороший, и все, у нас туда просятся. Я говорю – я не буду их в интернат отдавать. С горем пополам нам дали направление в нашу школу, где у меня Миша учился, сейчас они все учатся. Вышли из комиссии, а мне дочь говорит: «Ты же нас не отдашь в интернат?» Я говорю: «Меня братики вслед за вами отправят в этот же интернат». У меня мальчишки говорят: «У них что, семьи нет, что их надо в интернат сдавать?» Я говорю: «Да, никто их не собирается отдавать». Так что, это единственная помощь, которая нам предлагалась.



Елена Стрельникова : Своих семерых сыновей и дочь Татьяна Петровна растит без мужа. Не выдерживают мужчины такой воспитательной нагрузки. Хотя и восхищаются талантом многодетной матери в 46 лет сохранять фигуру 48 размера. И это при таких домашних нагрузках. Наверное, поэтому некоторые женщины иногда и шипят вслед.



Татьяна Преснякова : Обычно женщины ненормально реагируют, что в наше время столько детей. Вы назовите хотя бы лет 50 из истории России, чтобы они были легкие у нас. Даже если взять последние два столетия, там ничего хорошего не было.



Елена Стрельникова : Особенно запомнились перестроечные времена.



Татьяна Преснякова : Старшие говорят: «Мам, но ведь выжили!» В магазин зайдешь – стоят консервы из одной морской капусты, больше ничего. И за мылом очереди и по талонам. Иногда даже стирать нечем было. А так я стараюсь не вспоминать уже.



Елена Стрельникова : Говорит Татьяна Петровна Преснякова и добавляет, что лучше уж вспоминать мальчишеские шалости.



Татьяна Преснякова : Вот маленькие были, им было интересно, как пачка порошка упадет с балкона. Соседей напугали. Она же взорвалась, а соседи стояли рядом. Под балконом рисуют, а с пятого этажа поливают – смывают рисунки.



Елена Стрельникова : Старшие сыновья живут отдельно. Работают. Помогают младшим братьям.



Татьяна Преснякова : Старший – водитель-крановщик, второй – автомеханик, третий у нас закончил железнодорожное училище, а Саша закончил лицей. Только вот после лицея никуда на работу не устроился.



Елена Стрельникова : А сама многодетная мать работает контролером на проходной производственного объединения «Стрела». Здесь тоже нет-нет да и заговорят о возможном сокращении или урезании зарплаты. Так что финансовый кризис…



Татьяна Преснякова : Да, он у меня еще и не проходил, этот кризис. Вроде пошли работать, Димку в армию забрали. Туда тоже – то посылки, то деньки высылали ему. Отслужил 1,5 года домой возвращаться – на одежду надо. Сейчас пришел. Устраивается сюда на завод. Думаю, что теперь полегче будет.



Елена Стрельникова : До Нового года остались считанные деньки. Семь сыночков и лапочка дочка Пресняковой ждут гостинцев. За троих учеников решено было не сдавать деньги на школьные подарки. Сладости дадут на работе, замечает Татьяна Петровна Преснякова. Лучше купим им игры или книги, продолжает женщина. Хоть и написали они Дед Морозу, что на самый сказочный праздник ждут ноутбук и телефон.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



18 декабря в Самаре на площади Славы перед зданием администрации Самарской области прошел пикет протеста против уплотнительной застройки. Участники пикета - всего более ста самарцев - пришли к зданию областного правительства, чтобы привлечь внимание местных чиновников к проблеме застройки города без согласования решений о выделении участков под застройку с местными жителями. В акции протеста участвовали самарцы, живущие в районах, где сейчас идет активная уплотнительная застройка без согласия жителей. Представители десятков инициативных групп жителей улиц Авроры, Аэродромной, Балаковской, Промышленности, Измайловского переулка, Мяги, проспекта Ленина и других, выступали на митинге у здания областной администрации. Рассказывает организатор пикета против уплотнительной застройки, правозащитник Александр Лашманкин.



Александр Лашманкин : Сегодня жители города протестовали против застройки территорий, которые принадлежат им на праве собственности и против дворовых территорий, которые также являются общеколлективной, домовой собственностью жителей домов против застройки этих территорий без их согласия.



Сергей Хазов : Участники акции протеста держали в руках плакаты с текстом: «Мы наш дом не отдадим, мы свою землю отстоим!», «Мы против сноса!», «Самара - не Гадюкино!» Митингующие выкрикивали речевки: «Власть, не будь глухой к народу!» и «Нет пожарам!». Несмотря на активность участников акции протеста, областные чиновники не обратили внимания на пикетчиков. Когда протестующие попытались пройти в здание администрации Самарской области, чтобы вручить представителям власти резолюцию по итогам акции протеста, милиционеры попытались им воспрепятствовать. Правозащитник Александр Лашманкин продолжает.



Александр Лашманкин : Такие акции в определенных случаях имеют успех. Все зависит от мощности той лоббистской группировки, которая отстаивает интересы конкретного застройщика. Если удается переломить их влияние, то такие акции приносят успех. Очевидно, что есть застройщики, которые связаны с интересами лиц, находящихся на самом верху властной пирамиды. В этом случае, борьба, конечно, сложнее.



Сергей Хазов : Осенью в Самаре состоялось несколько массовых акций протеста, призванных обратить внимание властей на проблему уплотнительной застройки. 4 декабря на митинге, проходившем перед зданием мэрии, к собравшимся вышел заместитель главы города Сергей Арсентьев. Сообщив митингующим самарцам, что «застройки не ведутся в Самаре без согласия жителей», он быстро скрылся за спинами милицейского кордона, ограждавшего здание администрации города. «Уплотнительная застройка, которая, несмотря на запрет мэра Самары Виктора Тархова, идет на проспекте Ленина, разрушает самарские скверы», - говорит самарчанка Вера Никитина.



Вера Никитина : Сейчас все противятся этому. Получается ведь так! Что у нас в сквере поставили какой-то домик. Что это такое? Ведь хочется, чтобы красиво было, а у нас получается все шиворот-навыворот. У нас на доме поставили рекламу. Для чего она там у нас стоит?



Сергей Хазов : О том, что работникам прокуратуры нужно проверить законность выданных чиновниками самарской мэрии разрешений на строительство в местах уплотнительной застройки, заявил на встрече с членами инициативной группы, протестующей против строительства на улице Гагарина, депутат Самарской губернской думы Михаил Матвеев.



Михаил Матвеев : У чиновников, которые там сидели, было такое чемоданное настроение. Надо было напоследок как можно больше заработать. Поэтому сейчас в принципе у губернатора, у министра ЖКХ области эти все документы имеются.



Сергей Хазов : В Самаре члены инициативных групп самарцев, выступающих против уплотнительной застройки создали специальный сайт – www.zastroike.net , где публикуются материалы, посвященные проблеме нарушения прав во время уплотнительной застройки. «Самарские чиновники не замечают проблемы простых людей», - говорит правозащитник Александр Лашманкин.



Александр Лашманкин : В основном, власть стоит на стороне застройщиков. Во всяком случае, городская власть, особенно, в ряде судов, в которых, например, мне доводилось принимать участие, занимала четкую позицию – она была на стороне застройщика. Это я могу подтвердить документально. В дальнейшем члены инициативных групп планируют проводить акции протеста, другие законные действия в защиту самарских парков, скверов, в защиту своих дворов, своих домов, которые принадлежат им на праве собственности.



Сергей Хазов : Также члены инициативных групп в декабре обратились к президенту Дмитрию Медведеву с требованием ввести мораторий на уплотнительную застройку и принять федеральный Закон «Об уплотнительной застройке». По мнению простых самарцев, в этом законе нужно дать определение «уплотнительных застроек», а также запретить строительство на месте скверов, парков, детских площадок. Строительство в полностью застроенных микрорайонах. Отведение земли под строительство допустимо только при наличии согласия жителей находящихся рядом домов.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



11 депутатов самого северного из районов Удмуртии — Ярского — подали заявление в Территориальный избирком о самороспуске Ярского Совета депутатов. В информации перечислялись причины. У депутатов, работающих в этом составе третий год, до сих пор нет регламента и плана работы, решения совета не выполняются, председатель совета, он же глава муниципального образования Ярский район Сергей Литвяков, перед депутатами не отчитывается, препятствует созданию контрольной комиссии и так далее.


Это не первый в Удмуртии случай непослушания депутатов местных советов. В глубинке иной раз фронда исполнительной вертикали бывает гораздо эффективней, чем в столицах. Однако по ярскому инциденту никаких официальных сообщений не последовало. А мой звонок главе муниципального образования «Ярский район» Сергею Литвякову позволил взглянуть на сюжет о самороспуске с иной стороны (которая, впрочем, не отменяет депутатских претензий, обозначенных в декабрьском заявлении). О подоплеке конфликта со своей колокольни рассказывает председатель Ярского совета, глава муниципалитета Сергей Литвяков.



Сергей Литвяков : Веретенникова Елена Анатольевна захотела стать председателем контрольной комиссии Ярского районного совета на постоянно действующих условиях с заработной платой не ниже главы муниципального образования. Ей было отказано. Было заявление депутатов о снятии полномочий. Занимались шантажом.



Надежда Гладыш : Для полноты картины нужно было выслушать и упомянутую Литвяковым Елену Веретенникову, которая, по его словам, верховодит оппозицией. Однако от встречи Елена Анатольевна уклонилась, тем самым косвенно подтвердив версию Литвякова.


Между тем, мне в руки именно в эти дни попал поразительный документ, нечто вроде научного доклада, составлен он был Петром Елатовым. Он сам скажет, откуда взял данные о состоянии сельского хозяйства в Ярском районе.



Петр Елатов : Я был в Ярском районе, проводил занятия по переподготовке кадров. У меня было свободное время. Я оперативно информацию изучал района. Целый день я сидел над этим делом. Для анализа я взял данные Госсемкниги, есть данные это Удмуртского агрохимцентра, где 1989 году я сам лично был начальником отдела в это время.



Надежда Гладыш : Меморандум Елатова содержал дюжину страниц убористого текста с выкладками, примерами, сравнениями. Вывод, сделанный агрономом, такой - 50 процентов площади пашни в Ярском районе официально заброшено. На оставшейся половине создается видимость работы. Официальный показатель урожайности зерновых 12,3 центнера с гектара тоже сильно завышен. В большинстве хозяйств урожайность не более 5-8 центнеров с гектара. Слабая кормовая база - главная причина бедственного положения животноводства. Каждый девятый теленок умирает. Продуктивность животноводства стабильно снижается. Зарплата у сельхозработников в Ярском районе от 700 до одной тысячи рублей в месяц, заинтересованности в результатах труда нет.



Петр Елатов : Там вообще ужас! Я когда знакомился с оперативкой, с документами, когда я сделал анализ, я сам в шок пришел!



Надежда Гладыш : Зато у Сергея Литвякова, председателя Ярского совета, этих проблем нет!



Сергей Литвяков : Проблема только одна – здоровье одного депутата. Никаких проблем нет!



Надежда Гладыш : Агроном Петр Елатов фиксирует процесс деградации сельскохозяйственного производства на протяжении последних 20 лет. Все эти годы местные власти, по его мнению, не нашли и даже не искали способов вывода села из кризиса.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Эта история длится уже второй год. Обувная фабрика «Юничел» выкупила несколько квартир на первом этаже 9-этажного дома и построила магазин, не спросив согласия соседей и даже не поставив их в известность. Дом трясло, стены покосились, полы вздулись, все пошло трещинами. Рассказывает Екатерина Беляева, год рождения - 1922.



Екатерина Беляева : Я не могу говорить, плачу и плачу два года. Никто не помогает. Все разломали. Никто ни денег не дает. Я и Путину звонила, так они говорят – зачем вы Путину звонили? Вы позвонили, нам запретили, мы сколько не работали, сколько денег потеряли! Зачем вы звонили? Я говорю – а почему вы не помогаете? Все разрушили. Кругом трещины.



Александр Валиев : За Екатериной Михайловной ухаживает ее племянница, Надежда. Вдвоем женщины воют за свои права, но пока безуспешно.



Надежда Меньшенина : В феврале 2007 года здесь началось у нас на первом этаже строительство магазина «Юничел». Начав строительство, они даже не поставили нас в известность. Во-первых, были неудобства, когда все ломали. Все тряслось. Бабушка у меня две недели вообще жила на улице. Сидела на улице под дождем, под снегом. Тогда была очень тяжелая весна, ненастная – то вымокнет, то ее снегом запорошит оттого, что здесь был шум, все тряслось. Они нагнали такой разной аппаратуры, чтобы ломать все эти несущие стены и все проходы себе!



Александр Валиев : Надежда Меньшенина и Екатерина Беляева сначала пытались решить вопрос мирным путем, по-хорошему. Но директор фабрики «Юничел» оказался недосягаем, а руководство магазина, выслушав претензии, согласилось прийти и протереть пыль от строительных работ.



Надежда Меньшенина : Мы написали первоначально претензию. В ответ они нам дали уведомление о том, что мы придем, поскольку здесь все было запылено, разрушено, почистим вам вентиляцию, чтобы был доступ, и протрем пыль. Рушится квартира, а они нам предлагают протереть пыль!



Александр Валиев : С большим трудом жительницам злополучной квартиры удалось составить акт о том, какие разрушения произошли в их жилище. Однако, несмотря на то, что пунктов в акте оказалось немало, толку от документа не было вообще.



Надежда Меньшенина : Завалилась стенка у нас от этих работ с восточной и с южной стороны. Был составлен акт о том, что стенка отошла, о том, что стекло было разбито, о том, что везде пошли трещины. На все это мы составляли этот акт. Двери в квартире у нас вообще не закрывались. Входная дверь не закрывалась, с большим трудом закрывалась! Я все думала, что бабушка когда-нибудь или не закроет ее, или наоборот не выйдет.



Александр Валиев : Хозяева одной из пострадавших квартир все-таки получили компенсацию от «Юничела». А Беляева и Меньшенина обращались к депутатам, в администрацию, и везде их посылают в суд. Но судебная тяжба - дело хлопотное и затратное. Поэтому и решиться на нее сложно. Однако сейчас женщины поняли - другого выхода нет.



Надежда Меньшенина : Над старым человек с 1922 года она занимаются издевательством. Бабушка, ветеран труда, участник Великой Отечественной войны, всю жизнь проработала связисткой на телефонной станции. Вдова инвалид Отечественной войны первой группы.



Екатерина Беляева : Я всю войну проработала!



Надежда Меньшенина : Им выделили это жилье от исполкома для того, чтобы остаток жизни они прожили в своей нормальной квартире!



Александр Валиев : Пока «Юничел» обороняется от пенсионерок, 87-летняя Екатерина Беляева сама замазывает швы и трещины в своей квартире.



Екатерина Беляева : А я что сделаю? Вот плинтуса кругом, трубы были все кругом. Я купила цемент, потихоньку хожу и сама замазываю. Стала директору говорить, мне купили цемент и алебастр, так я сама хожу и мажу, а она говорит – что, хочешь, чтобы я пришла и вам помогала мазать что ли? Вот так мне отвечает. Я и писала заявление, как письмо директору, все объяснила, что детей-то у нас нет, что жизнь у меня тяжелая была, детство плохое было, без матери росли. А сейчас под старость такое мучение. Сижу, давление каждый день, каждый день «скорую» вызывала, давление высокое.



Александр Валиев : Сами сотрудники «Юничела» уверены, что никакой компенсации жильцам не положено, и ущерб, который нанесло строительство магазина - минимальный. А потому и говорить тут не о чем.



В эфире поселок Мурыгино Кировской области, Екатерина Лушникова:



Для рабочих фабрики «Эликон» в поселке Мурыгино Новый год наступил уже 5 декабря. В этот день рабочие неожиданно узнали о том, что производство закрыто. Рассказывает бывший работник фабрики Александр Россохин.



Александр Россохин : Чем мотивировали? Кризис. Продукция складывается, мол, склады забиты, сбыта нет, никто не покупает, деньги не платят. Все на кризис можно сваливать. Некоторые, наверное, рады, что кризис начался. Можно все грехи на это списать.



Екатерина Лушникова : Никто из работников фабрики «Эликон» не был извещен о закрытии производства заблаговременно. Просто однажды утром люди пришли на работу и увидели на закрытых воротах фабрики объявление. Рассказывает рабочий фабрики Геннадий Пировских.



Геннадий Пировских : Там написано, что в связи с положением таким критическим, нехватки средств и прочее.



Екатерина Лушникова : В качестве выходного пособия рабочим выплатили две трети их заработной платы, это примерно по две-три тысячи рублей.



Геннадий Пировских : Мы-то как-нибудь. У меня жена на пенсии, пенсию хоть вовремя дают. А так я вообще не знаю, как люди будут жить. Если уборщице две трети выплатить от зарплаты, то это примерно получится всего 1,5. Не знаю. Свое хозяйство у некоторых. Картошка, морковка своя и прочая мелочь.



Екатерина Лушникова : Фабрика Эликон - не единственное предприятие в Кировской области, рабочие которого отправлены в бессрочный отпуск. В таком же положении находятся работники завода «Силикат», «Молот» и других производств. Рассказывает депутат областного Законодательного Собрания Сергей Мамаев.



Сергей Мамаев : Да, многие стояли – стоял и завод «Молот» в Авиатских полянах и продолжает, «Белохолуницкий» работает наполовину, да все работают наполовину практически. Загрузка идет на склад, я бы так сказал. Потому что сегодня вся экономика завязана на банковской так называемой системе, так называемая кредитная политика. И все практически сегодня промышленные предприятия, да и не только промышленные, они завязаны на кредитах. А кредитная линия остановлена практически. А еще знаете какой момент присутствует? За промышленным кризисом будет следовать продовольственный кризис, да и плюс власть сегодня поведет себя неадекватно. Только щеки надувает. А правительство Кировской области вообще запретило говорить о том, что у нас присутствует на территории кризис.



Екатерина Лушникова : Ближайшая акция против незаконных увольнений, сокращений и невыплат зарплат и других нарушений трудового законодательства состоится 18 декабря. Рассказывает организатор акции Алексей Вотинцев.



Алексей Вотинцев : Несколько акций. Одна из них пройдет 18 декабря перед зданием областной администрации. Цель его – выразить протест против политики правительства, против тех мер, которые правительство принимает, неэффективных мер, которые принимает противодействию кризиса и кризисным явлениям, против повышения цен и все остальное. Мы считаем, что эти меры неадекватные и практически результата не приносят.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Условия у вас тут… Как же вы умываетесь?



Александр Сыщинко : Это у нас делается вот так! Открываешь нажатием и умываешься…



Игорь Телин : То, что используется вместо умывальника – это обычная пластиковая бутылка и клистирная трубка. Александр Сыщинко сделал это приспособление сам. Александр и его товарищи проходят альтернативную гражданскую службу на территории Мордовии. Ребята живут в прямом смысле слова в нечеловеческих условиях – в приспособленном помещении, которое раньше использовалось для животных. Здесь велась переработка молока. И хотя с молоком здесь уже не работают, но специфический запах – остался.



Александр Сыщинко : Даже неудобно, извините, запах. Специфическая такая работа – работа скотника.



Игорь Телин : Запах здесь более чем своеобразный. А если добавить к тому условия жизни, то предстает весьма неприглядная картина, давшая основание маме Александра, приехавшей навестить сына, сказать так...



Александр Сыщинко : Помню ее первые слова: «О! Свиньи лучше живут».



Игорь Телин : Ну и теперь о том, где все это происходит. Государственное унитарное предприятие Республики Мордовия "Луховское". Расположено оно в пригороде Саранска. Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации оно включено в перечень организаций, где предусмотрено прохождение альтернативной гражданской службы. Предприятие это пригородное, расположено в поселке Луховка, большинство трудоспособных жителей которого предпочитают работать не в аграрном секторе, а на предприятиях и организациях столицы Мордовии.


Так что, в местном сельхозпредприятии – постоянная нехватка рабочих рук, и включение его в систему АГС было как нельзя кстати. Руководство "Луховского" этому обстоятельству обрадовалось, только вот создавать нормальных условий для жизни ребятам, кто решил не служить в войсках, а проходить альтернативную гражданскую службу, не стало.



Александр Сыщинко : Мы же и представления не имели, что такие условия будут. Нам сказали, приезжайте на службу в такой-то и такой-то регион. Мы приехали, а тут оказывается такие дела. А поскольку закона не знали, сидели себе спокойно.



Игорь Телин : Галина Николаевна, мать одного из ребят, приехавшая навестить сына, видит в этом некий умысел.



Галина Николаевна : Мне кажется, это специально сделали. Не хотите служить в армии, вот и живите в таких условиях, нечеловеческих, скотских. Ни умывальника, ни воды, живут в каком-то помещении, где раньше, наверное, склады или скот там держали. Ни поесть, ни поспать по-человечески нельзя. Я вообще в шоке! Наверное, это специально все сделано, не хотите – вот получайте то, что получили.



Игорь Телин : Как это ни удивительно, но ни ребята, ни навещающие их родители за прошедшие полтора года ни разу никуда не пожаловались. Причиной тому, по всей видимости, – религиозные убеждения. Информация об условиях прохождения альтернативной гражданской службы на сельхозпредприятии Мордовии стала гласной только после того, как прокуратура Октябрьского района Саранска провела плановую проверку исполнения законодательства об альтернативной гражданской службе.


Прокуратурой района установлено, что (здесь я процитирую документ) «для проживания в мае прошлого года было предоставлено нежилое помещение административно-бытового корпуса цеха комплексной переработки молока. Таким образом, в нарушение установленных требований законодательства для проживания предоставлено нежилое помещение, что является недопустимым. Кроме того, хозяйственно-питьевое и горячее водоснабжение, водоотведение в указанном административно-бытовом корпусе отсутствует». Руководство предприятия будет наказано, говорит помощник прокурора Октябрьского района Саранска Андрей Волков.



Андрей Волков : Уже принимаются меры, но в данном случае это… Параллельно проведена проверка. Будет наложен штраф.



Игорь Телин : Кроме выплаты штрафа руководство сельхозпредприятия будет обязано улучшить условия жизни ребят-альтернативщиков. В прокуратуре обещают, что проследят за тем, чтобы оставшийся год своей альтернативной службы они прожили в нормальных условиях. Однако смущает то обстоятельство, что проверка проведена, нарушения выявлены, представления внесены, а вот в условиях жизни ребят пока так ничего и не изменилось.



В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:



Велопутешественник из Благовещенска журналист Владислав Никитенко, изъездивший Китай вдоль и поперек, минувшей осенью побывал на исторической родине - Украине. Правда, туристический вояж на двух колесах в этот раз напоминал служебную командировку. Журналист поставил перед собой задачу - рассказать дальневосточникам об этой республике и сравнить свои впечатления с официальной картинкой российских телеканалов.



Владислав Никитенко : Что меня абсолютно поразило – это абсолютная толерантность. Киев раньше, когда я там учился, был абсолютно русскоговорящий город. Сейчас как-то там сделали таким образом, что знать украинский язык в Украине – модно. Молодежь разговаривает на украинском языке. Мне лично это очень нравится. У нас постоянно говорят о проблемах русского языка на Украине, тем не менее, половина, если не больше телеканалов Киева и Украины говорят на русском языке. Перебивочки, реклама идет на украинском, но все говорят по-русски. Когда я давал интервью, мне вопросы задавали по-украински. Я отвечал им по-русски, что на львовском телевидении это нормально звучало, что на киевском телевидении это звучало нормально. Народ просто бесподобный, великолепный, особенно, что самое приятное, чем дальше ты от Киев на Запад Украины едешь, тем приятнее и благодушнее, доброжелательнее народ.



Антон Лузгин : Никитенко говорит совершенно парадоксальные вещи - ведь на Западной Украине сильны националистические настроения, по крайней мере, так говорят об этом прямо и вскользь российские средства массовой информации. Каково это на себе почувствовать истинный национализм? Рассказывает Владислав Никитенко:



Владислав Никитенко : Дыма без огня не бывает. Если у нас есть проблема национализма, если у нас уже говорят, что гастарбайтер, я бы слово «гастарбайтер» просто бы взял и… Не толерантное слово. Для жителей бывшего Советского Союза называть их гастарбайтерами просто некрасиво, неприятно. Это неуважение. Если мы не уважаем их, то кто нас будет уважать?! Что это ты сюда москаль приехал?


Во Львов приезжаю, спрашиваю: «А где здесь у вас конкретно националисты?» Вот, говорят, здесь «Криевка» есть. На Ратушной площади напротив мэрии Львова есть кафе «Криевка». Никакой надписи там нет. «Криевка» - это «скрон» по-украински. Мне сказали, что там националистическое кафе. Я туда захожу, мне сказали, какой пароль. Никакой вывески нет. Заходишь в арку, там дверь, стучишь, открывается окошечко: «Пароль». Я говорю: «Слава Украине». Захожу туда. Человек стоит в форме с автоматом ППС-43. Я спрашиваю: «Что никого не бывает?» «Нет, только москали». «Так я москаль». Наливаю грамм 50 горилки. Выпиваю залпом. Подают блюдо. На блюде колбаса, сыр, селедка, сало. Я беру вилочкой сало, закусываю. «Ни, не москаль, заходь!» Вот такой национализм. Правда, по всему Львову тогда были развешены флаги Грузии. Это как раз было с грузинскими событиями связано.


Дальше я переезжаю через хребет в Закарпатье. Там уже совсем другая Украина. Там говорят так: «Добре москали грузинам наваляли!»



Антон Лузгин : Демократия по-украински точная копия


российской…середины 90–х годов.



Владислав Никитенко : Что больше всего поразило, то я ни одного хорошего слова вообще за все время путешествия не слышал о Ющенко, но я и хорошего слова не слышал и про Владимира Владимировича Путина. Причем, там газету покупаю, читаю, а там такие вещи, которые в России просто невозможно писать о своем президенте, о своем правительстве. Там с точки зрения российского человека свобода слова находится в абсолютном порядке.



Антон Лузгин : По Украине Владислав Никитенко проехал в общей сложности 3,5 тысячи километров. Общая протяженность всех его веломаршрутов, за несколько лет включая Россию и Китай, составляет 24 тысячи километров. В отличие от моторного транспорта где расстояния стремительно крутятся на счетчик, каждый километр на велосипеде так или иначе помнится по – особому.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG