Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Три жизни Нины Луговской». Архивное чудо


Свои дневники Нина Луговская писала с ненавистью по отношению к Сталину

Свои дневники Нина Луговская писала с ненавистью по отношению к Сталину

В Государственном литературном музее Москвы открылась выставка «Три жизни Нины Луговской», человека, известного во всем мире, как автор дневника, опубликованного в виде книги под названием «Хочу жить… Из дневника школьницы: 1932-1937». Обнаруженные сотрудниками общества «Мемориал» в следственном деле записи Нины Луговской за последние несколько лет были изданы более чем в двадцати странах.


В этом году Нине Луговской могло бы исполниться 90 лет, и именно этой дате посвящена выставка в Государственном литературном музее. Опубликованный школьный дневник, благодаря которому ее имя стало широко известно, — не единственное достижение Нины Сергеевны. Она получила заслуженное признание как яркая самобытная художница, представительница школы русского пейзажа, а позже, пройдя через колымские лагеря и многолетнюю ссылку, успешно работала в театре.


Об экспозиции, представленной в литературном музее рассказывает автор идеи, историк Ярослав Леонтьев: «Впервые в Москве собран весь комплекс воедино, который может представить и отразить три жизни Луговской. То есть жизнь в Москве, когда она девочкой с Усачевки ходила в 39-ю школу на Большой Пироговской и вела эти дневники, которые становятся главным инкриминируемым пунктом. Вторая жизнь — это Колыма. Здесь поэтому принимал участие Музей истории и быта ГУЛАГа общества "Мемориал". И вот третья жизнь Луговской — уже художник-самородок, потом уже стала профессиональным художником, ее работа в театрах, мастерских Худфонда».


Однако мировую известность Нине Луговской принесли не живописные работы, а публикация ее девичьего дневника, изданного более чем в двадцати странах. Рассказывает Наташа Перова, издательство «Глас»: «Интерес к этому прошлому опыту сталинизма и ко всем погубленным душам сейчас, может быть, даже в отношении к России наибольший. Нет такой другой темы, которая вызывала бы столько интереса, если брать русский вопрос, как тема вот этого русского опыта тоталитаризма».


Надо заметить, что в данном случае речь идет об опыте подростка, пытающегося противостоять жестокому времени. Рассказ о дневнике Нины Луговской продолжает историк, руководитель образовательных программ общества «Мемориал» Ирина Щербакова: «Абсолютно уникальный документ. Сквозь вот эту всю подростковую вязь возникает совершенно неординарное и очень трагическое свидетельство. Эта девочка пишет со страшной ненавистью по отношению к Сталину, она просто говорит о том, что она мечтает о том, чтобы она его убила. Ведь мы привыкли... у нас такой есть образ определенный этой эпохи, молодежи этой эпохи. У нас совсем почти нет образа тех, кто все-таки был на обочине. Как историк, скажу: это очень ценный источник. Потому что у нас вообще очень мало такого рода документов, и люди, даже если они вели в те годы дневники, они потом их уничтожали, так же как и записные книжки. Так ведь и история находки, сохранения [дневника] поразительная. Его сохранили, как раз те, кто занимались уничтожением людей, в том числе и документов. Поэтому это большое чудо, что эта рукопись и архивы, и переписка, и картины… Кстати говоря, художников арестовывали с картинами, есть много примеров. Поэтому это чудо некоторое архивное».


Так получается, что личные записи становятся самыми точными документами истории. Другое дело, что сохраненные подобным образом судьбы можно по пальцам пересчитать.


XS
SM
MD
LG