Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Черкасов: "Я не знаю, считает ли себя господин Буданов на воле в большей безопасности, чем в зоне"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие член правления Российского правозащитного общества "Мемориал" Александр Черкасов.



Андрей Шароградский: Бывший полковник российской армии Юрий Буданов, осужденный по обвинению в убийстве чеченской девушки Эльзы Кунгаевой, освобождается условно-досрочно, решение принял суд города Димитровград в Ульяновской области. До этого Буданову 4 раза было отказано в условно-досрочном освобождении, в 2003 году он был приговорен за убийство Эльзы Кунгаевой к 10 годам лишения свободы. Сейчас в прямом эфире член правления Российского правозащитного общества "Мемориал" Александр Черкасов.


Александр, как правозащитное сообщество восприняло известие о досрочном освобождении бывшего полковника Буданова?



Александр Черкасов: Ну, не сопредседатель, ну да ладно. Правозащитное сообщество просто в восхищении от торжества законности в России. Особенно то радует, что сегодня утром Верховный суд Мордовии отказал в освобождении Светлане Бахминой. Хотя у нее, в общем, тоже есть какие-то основания: не имела взысканий, рекомендации и так далее. Стало быть, для Буданова - один закон, для Бахминой - другой. Можно еще некоторые случаи такого верховенства закона и отсутствия двойного стандарта привести. Ну, например, Ульман и его товарищи были под подпиской о невыезде, перед вынесением им приговора куда-то делись, сейчас, наверное, у них все в порядке. Василий Алексанян гниет в тюрьме, точнее, в больнице, но на тюремном режиме. Хотя, в общем, тоже можно было освободить, и Страсбургский суд об этом напомнил. Или персонажи, которые были переданы в Россию из Катара, которых там суд осудил за убийство Зелимхана Яндарбиева общеопасным способом. Они были переданы в Россию для отбывания наказания, а после этого руководство УФСИН сообщило, что не знает, где они сидят. Наверное, и у них все в порядке. Вот такое торжество закона. Вот такое наказание преступлений, ставших общественно значимыми. Вероятно, чеченцам и, в общем, всем остальным россиянам - Буданов-то, вероятно, будет теперь не в Чечне, а в России находиться - стоит помнить, что этот человек находится на свободе.



Андрей Шароградский: Александр, какой реакции вы ожидаете в Чечне на освобождение Буданова?



Александр Черкасов: Я уверен, что и чеченские власти, и чеченское общество выскажется внятно и быстро. Я сам с нетерпением жду этой реакции. Если Буданов настолько широко известен, а теперь вот такое соблюдение "одинаковое" закона для всех, пристрастное, для Буданова и для осужденных чеченцев, произведет, вероятно, большое впечатление. Я не знаю, где Буданову было безопаснее. Я не знаю, считает ли себя господин Буданов на воле в большей безопасности, чем в зоне. Дело в том, что только единый закон для всех в стране может гарантировать нас от продолжения войны, гражданское, по сути, войны, которая продолжается на Кавказе много лет. Именно то, что там, на Кавказе, торжествует безнаказанность, что очень в редких случаях преступники предстали перед судом, а наказания очень редко соответствовали тяжести совершенных преступлений, именно это сделало войну на Кавказе многолетней. У меня вопрос к судьям, к властям, к прокуратуре, считают ли они, что они внесли своим решением вклад в укрепление законности в России, вклад в укрепление мира в России? Я в этом далеко не уверен.


XS
SM
MD
LG