Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Ковалев: "Вина молодой женщины состоит в том, что ее показания не удовлетворили обвинительную власть"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.



Андрей Шароградский: Бывший полковник российской армии Юрий Буданов условно-досрочно освобожден из колонии. Прокомментировать два совпавших по времени судебных решения - условно-досрочное освобождение Буданова и перенос рассмотрения вопроса об условно-досрочном освобождении Светланы Бахминой - мой коллега Андрей Шарый попросил известного российского правозащитника, бывшего политзаключенного Сергея Ковалева.



Сергей Ковалев: Что же тут комментировать? Тут, по-моему, все ясно. Для того чтобы сравнить эти два судебных решения, стоит немножко вспомнить о деле Буданова. Знаете, нехорошо зеку огорчаться по поводу освобождения другого зека. Каков бы он ни был, он выходит на свободу, и это, что называется, слава богу. Почему я все-таки хочу вспомнить этот будановский процесс - так сказать, для выразительности сопоставления этих двух судебных решений - о Бахминой и о Буданове. В будановском приговоре записано, что он приговорен за похищение и убийство. Это неправда, потому что этот мерзавец изнасиловал, а потом убил женщину, понимаете, и это уже фокусы нашего замечательного, самого справедливого в мире правосудия. Вот представьте себе картину: голый мужчина под громкую музыку, отодвинув конвой от своего домика на колесах, допрашивает голую женщину. У кого могут возникнуть какие бы то ни было сомнения насчет того, что на самого деле проделывал этот самый голый мужчина. Наш российский суд, в Ростове, кажется, его судили, поверил в то, что, да, такое может случиться, это был допрос. А вот если бы суд рассмотрел обвинение в изнасиловании, а не отверг его по неким достаточно серьезным, но в данном случае не имеющим никакого значения основаниям, то он был бы приговорен не к 10 годам.


Ну, что же, освободили и освободили, ладно, а вот Светлана Бахмина - дело не только в том, что она, мать новорожденного ребенка, вместе с этим ребенком в тюрьме встретит Новый год. А дело еще и в том, что мы ведь не знаем, какое в конце января решение суда будет. То что-то теряется, то что-то не находится, но полагать, что это русский беспорядок в бумагах... Не уверен.



Андрей Шарый: Знаете, мне кажется, что это, скорее всего, беспорядок в умах русских. Здесь выстраивается такая вот российская иерархия героев и преступников. Буданов - преступник, и это признано законом, но он все-таки родину защищал. Бахмина - да, женщина, родившая ребенка в колонии, но она совершила крупное преступление против нынешней власти, как считает эта власть.



Сергей Ковалев: Знаете, что значит - защищал родину? От кого и где он ее защищал? И как он ее защищал? То, что я говорил об обстоятельствах этого якобы допроса, это ведь все подтверждено многими свидетельскими показаниями и фигурирует в деле. Только что, кажется, он в плавки был одет, когда вошли люди, вызванные им солдаты, и увидели совершенно обнаженный труп молодой девушки. Есть ведь и другие красочные эпизоды в этом деле. Вот этот самый защитник родины своего офицера бросил в зиндан, в яму такую, вырытую, накрыл досками, а потом еще распорядился на эти доски вывалить негашеную известь. В чем же был виноват этот бедолага офицер, который в суде, кстати, не предъявил своему начальнику, полковнику Буданову, никаких обид? Этот молодой офицер виноват вот в чем: он задержался на учениях с артиллерийской стрельбой, потому что потратил время, заменяя разрывная снаряды на болванки. А почему он это делал? Потому что мишенью для этой учебной - подчеркиваю, учебной - стрельбы была чеченская деревня, населенная, где жили люди. Вот так воевал и защищал родину этот человек.


Мне трудно судить об обвинениях, предъявленных Бахминой. Могу только сослаться на мнение людей, знакомых с этим делом, которые утверждают, что это обвинение просто пустое. Я знаю, что вокруг суда в Ростове толклись толпы, которые требовали освободить героя, оправдать его. Вообще, все эти дела, связанные с чеченской войной, воспринимаются как кошмар. И все дело ЮКОСа - это тоже кошмар, но в другую сторону: дело политическое, и полагаю, что вина молодой женщины состоит в том, что ее показания по делу не удовлетворили обвинительную власть.


XS
SM
MD
LG