Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Психологический портрет россиянина за столом поры экономического кризиса


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Андрей Шарый.



Александр Гостев: Праздничное предновогоднее настроение в этом году сталкивается с тревожными ожиданиями экономического кризиса. Как в этих условиях себя ощущают россияне? К чему их готовит власть?


Психологический портрет россиянина за новогодним столом поры экономического кризиса рисует известный московский психолог Ольга Маховская. Беседу с ней ведет мой коллега Андрей Шарый.



Ольга Маховская: К Новому году можно относиться по-детски, можно относиться по взрослому, потому что некоторым приходиться организовывать Новый год для детей, это другая позиция совершенно. Можно и к кризису относиться по-детски. Детское инфантильное ожидание, что пронесет и кризис - это вообще не про нас, оно доминирует, несмотря на то, что опросы показывают, что все больше россиян осознают, что кризис - это неизбежная ситуация в жизни страны и, скорее всего, с этим придется как-то сталкиваться. Судя по тому, что это осознание не сопровождается какими-то активными действиями, просто вяло муссируется в разговорах, все-таки это осознание, очень поверхностное в надежде на то, что, как сезонный грипп, это пройдет.



Андрей Шарый: Что тут можно сделать, кроме этой вялой констатации того, что что-то такое надвигается?



Ольга Маховская: Активизировать контакты с друзьями - это русский метод полагаться на контакты и на формальные связи, и Новый год здесь придется очень кстати. Наверное, можно переоценить свои денежные ресурсы, попробовать ими распорядиться как-то по-другому. Можно более внимательно отслеживать рынок, который в большей мере дает объективные показатели. Очень трудно предлагать какие-то мероприятия психологу. Психолог может в этой ситуации только призвать включать мозги по полной, потому что ситуация экстраординарная, она действительно потребует усилий.



Андрей Шарый: Для большинства россиян, для русского архетипа общественного сознания, Новый год это детский праздник или недетский?



Ольга Маховская: Он детский, потому что он все равно напоминает языческий ритуал поедания салата, то ли еще чего-нибудь за общим столом. Детям характерно конкретно образное мышление. Такие абстракции, типа финансовый кризис или девальвация и так далее, это слова не очень понятные, потому что их очень трудно представить как-то конкретно, пощупать, что называется. Это тоже особенность инфантильного сознания, оно игнорирует какие-то сложные абстрактные конструкции.


Конечно, настрой на то, что будет все хорошо, стоит только соблюсти такую праздничную ритуалистику, это тоже такие особенности прологического, детского сознания.



Андрей Шарый: Долгие праздники, которые окружают этот новогодний праздник, это психологически хорошо или это психологически плохо, особенно в нынешних кризисных условиях?



Ольга Маховская: Я думаю, что это окончательно сбивает мозг. Знаете, когда нужно мобилизоваться и включаться, и понимать, что праздники как раз заканчиваются... У нас ведь Новый год не единственный праздник, у меня такое впечатление, что у нас последние два года были праздники, то мы за кого-то болеем, то у нас по выходным какие-то ледовые шоу. Ситуация должна радикально меняться. Боюсь, что шоковая терапия - это единственный способ переключиться с такого радостного, начинать осознать, имперически пробовать разные варианты выхода. Ситуация сейчас не выглядит катастрофической, потому что сознание инертно, оно накрахмалено оптимистическими прогнозами и по-прежнему нас уверяют, что у нас исключительная ситуация, мы последние вступили в этот кризис и он пройдет для нас более мягко, поэтому не стоит вообще по этому поводу заморачиваться.



Андрей Шарый: Патернализм правительства соединяется с ожиданиями инфантильными населения или идет вопреки им? Все-таки новый русский тип, востребованный снова в последнее десятилетие, тип, о котором раньше мы знали только по дореволюционной какой-то литературе, об энергичных, предприимчивых купцах, каких-нибудь промышленниках, затвердился ли этот тип общественного сознания в России?



Ольга Маховская: Он просто не представлен в политическом дискурсе, я его не вижу. Когда президенты обращаются к нации, то все равно там скрытый посыл, что, не волнуйтесь, мы все сделаем, дайте нам только порулить, дайте нам еще пару лет, а вы можете сидеть на лавках спокойно, о вас побеспокоятся. Так действительно ведет себя патерналистская власть, которая не мобилизует на сотрудничество и на работу свою нацию, а, напротив, ее ослабляет. Но, безусловно, в стране есть люди, которые очень много сделали. Пока мы видим, что гарантии власть раздает или олигархам, своему ближайшему окружению, или самым бедным слоям, гарантируя вклады небольшие, добавляя зарплаты бюджетникам и так далее. А вот этот работающий слой людей, у него еще философия не сформулирована, она не видна. Она не видна на экранах, она никому неинтересна, потому что работа для человека празднующего - это очень скучная вещь. Я думаю, что кризис даст им шанс выйти на авансцену.



Андрей Шарый: Власть для российского человека - это царь-батюшка или генеральный секретарь, дедушка Леонид Ильич Брежнев, или дедушка президент Борис Ельцин, или строгий отец Владимир Путин. И вот теперь молодой президент Медведев, который уж как отец нации никак не выглядит. Вот новогоднее выступление президента России, а он не отец нации.



Ольга Маховская: Вы знаете, пока что у нас все-таки принцип матрешки. Всех, кого вы назвали, предполагается, что за Медведевым стоит Путин, за Путиным Ельцин, за Ельциным еще кто-то. Поэтому тут важна преемственность. Он, конечно, выглядит как пионер на этом съезде, но он как бы правильный человек, он делегат от партии власти и, конечно, он заявляет себя как наставник, старший брат, если хотите, а не отец, потому что здесь передается по старшинству власть. Он претендует на то, чтобы быть авторитетом у молодых. Пока у него не получается. Я видела, что творилось в Интернете, когда выбрали Обаму. Это удивительная вещь, что для молодых русских Обама в большей мере привлекателен и интересен, чем Медведев, который осваивает риторику отцов. Притом, что Медведев, абсолютно просчитанный в своем поведении, он не воспринимается как свой и может быть отвергнут.



Андрей Шарый: Рискнете вы предположить, в каком психологическом ключе будет выдержано новогоднее поздравление президента? Пытается ли Медведев или люди в его окружении каким-то образом переориентировать свое собственное поведение под ситуацию, как раз под те новые обстоятельства, о которых вы только что говорили?



Ольга Маховская: Не будут они этого делать, потому что все, что они делали прежде, это дезориентировали свой народ и публику, если хотите, зрителей и слушателей. Потому что в таких условиях легче управлять страной. Их задача, как я вижу, переписывать все, что реально происходит в стране, каким-то благоприятным образом, интерпретировать в каком-то позитивном, сверхоптимистичном ключе. Я думаю, что эта интонация сохранится в новогодней речи.



XS
SM
MD
LG