Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Газовый шантаж» как политика: убытков больше, чем прибыли


Премьер-министр Украины Юлия Тимошенко пытается распутать запутанные отношения Газпрома и Нафтогаза

Премьер-министр Украины Юлия Тимошенко пытается распутать запутанные отношения Газпрома и Нафтогаза


Российско-украинские споры по долгам за газ до сих пор не урегулированы, несмотря на вчерашние победные заявления Виктора Ющенко.


Насколько вообще оправдано использование газового ресурса в политических целях? В интервью РС политолог, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов сказал, что «энергетика - та сфера мировой экономики, которая всегда, везде и неизбежно политизирована».


- Те формы, которые политизация принимает в последние годы в России, выходят за рамки нормы временами, хотя далеко не всегда. Я не верю, что возможны какие-то крупные энергетические проекты, не основанные на политических и геополитических представления.


- Политика России выходит за рамки нормы. Где эти рамки? Чем они определяются?


- Ненанесением ущерба себе самому. То, что происходило с Украиной два года назад, когда был первый крупный конфликт с отключением газа, сыграло удивительно негативную роль для самой России. Газпром чего-то добился, но в общеполитическом плане это был проигрышный сценарий, который сказывается до сих пор, отзывается тяжелейшим недоверием к России даже в тех случаях, когда оснований для этого нет.


- Словосочетание «газовый шантаж» активно используют сейчас в российско-украинском диалоге обе стороны. Кто кого шантажирует?


- Тут нет шантажа сознательного, есть абсолютно беспрецедентный хаос в украинской политике, когда в условиях сильнейшего экономического спада два верховных руководителя занимаются тем, чтобы помешать друг другу решать какие-то вопросы. С кем иметь дело в Киеве, совершенно непонятно, потому что заявления, противоречащие друг другу, следуют каждый день.


- Россия пока не столь болезненно переживает последствия финансового кризиса в том числе и потому, что есть эта финансовая подушка. Часть ее используется для кредитования неких режимов по политическим целям. Кредит получает Никарагуа за признание, очевидно, Южной Осетии и Абхазии, кредит получает Белоруссия. Обещания больших российских инвестиций получает Сербия за укрепление России на Балканах.


- Денег на все не хватит, я боюсь, даже на эффективное преодоление внутренних кризисных явлений. Никарагуа - вообще можно пренебречь. Те суммы, которые получает Никарагуа, не спасут гиганта мысли. И Белоруссия, и Киргизстан - это все-таки не очень существенные деньги. Что касается признания Абхазии и Южной Осетии Белоруссией, я очень надеюсь, что не это является главным мотивом. Потому что, если за кредиты покупают вот это, то это просто бессмысленная трата денег. Я думаю, что речь, скорее, может идти о том, чтобы на случай конфликтов с Украиной Белоруссия, по крайней мере, как второй транзитный коридор, была надежной и гарантированной. То же самое с Сербией. «Южный поток» - это все-таки довольно долгосрочная инвестиция, которая, в конце концов, все равно окупится.


Вчера в Кремле представители Газпрома и государственного предприятия Сербиягаз подписали основные условия к базовому соглашению о сотрудничестве по строительству газопровода и транзиту газа через территорию Республики Сербия в рамках проекта «Южный поток».


Был подписан еще один очень важный документ - Договор о приобретении Газпромом контрольного пакета акций компании Нефтяная индустрия Сербии (НИС). В соответствии с документом, Газпромнефть выкупает 51% акций за 400 миллионов евро и вкладывает еще 550 миллионов евро в ремонт и в модернизацию производственных сооружений.


«Сербия попала в энергетическое рабство», «Новогодний подарок Москве», «Скандал века», «Рискованная сделка», - таковы заголовки сербских газет. Критики нефтегазовой сделки с Россией упрекают руководство Сербии прежде всего в том, что оно отдало самое прибыльное в стране предприятие НИС Газпрому по очень низкой цене, не получив никаких гарантий того, что взамен Россия построит обещанную ветвь газопровода «Южный поток» и достроит подземное газохранилище «Банатски двор» в Воеводине. Даже премьер-министр Сербии Мирко Цветкович признал, что в правовом смысле нет никаких гарантий, что Москва выполнит свои обещания.


Сербские специалисты отмечают также, что соглашение о продаже монополиста на рынке Сербии, государственной нефтегазовой компании НИС Газпрому содержит много и неясных, и спорных пунктов. По их мнению, Газпрому дана возможность не придерживаться законов Сербии, безнаказанно не выполнять экологические нормы, не бояться санкций сербских правоохранительных органов. Одной из главных проблем считается и тот факт, что Газпром обещает инвестировать в НИС деньги, которые Москва даст Сербии в форме кредита, с невероятно высокой процентной ставкой, превышающей 20%!


Преобладает мнение, что Сербия расплачивается за поддержку Москвой Белграда по проблеме Косова.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG