Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О секундах свысока. Об убийстве Политковской мог сообщить сам убийца


Вопреки мнению защиты журналисты считают ведение процесса едва ли не образцовым

Вопреки мнению защиты журналисты считают ведение процесса едва ли не образцовым

Сегодняшние слушания начались с допроса оперуполномоченного ОВД Тверского района Москвы, который одним из первых прибыл на место происшествия и составлял рапорт об обнаружении тела погибшей. Явившийся в суд старший лейтенант милиции Вадим Арсанов подтвердил, что донесение было составлено им, он же указал в документе время обнаружения тела Анны Политковской —16 часов 06 минут.


По словам офицера, об этом времени ему стало известно от дежурного части, который принял анонимное сообщение о случившемся по телефону. После этого на место происшествия выехала опергруппа. Присяжные прослушали эти показания, затем защита просмотрела кадры с камер видеонаблюдения «Внешторгбанка», отделение которого находится неподалеку от дома Политковской.


Следствие утверждает, что убийство произошло в 16 часов 6 минут и 50 секунд. Точность определения этого момента защита считает крайне важной. Адвокат одного из подсудимых Мурад Мусаев на основании представленных суду сведений сделал вывод, что звонить в отделение мог или сам убийца, или тот, кто его видел. По его мнению, равным образом допустимо предположить, что точное время органам следствия установить так и не удалось.


Новый спор возник, когда защита захотела представить в качестве доказательства фотографии Рустама Махмудова. Этого третьего из братьев Махмудовых следствие считает непосредственным убийцей. По этой версии, находящийся сейчас на скамье подсудимых Джабраил привез Рустама на место преступления, а Ибрагим следил за журналисткой.


Прокуратура выступила против демонстрации снимков находящегося в розыске брата, хотя она сама, как указали возмущенные адвокаты, ранее продемонстрировала присяжным фрагмент карты Москвы с приклеенными к ней фотографиями действующих лиц и презентацию, где было и изображение «убийцы». По мнению защиты, заметная невооруженным глазом разница в комплекции Рустама и предполагаемого преступника на представленных материалах должна свидетельствовать, как минимум, об ошибке следствия.


Кроме того, адвокаты вновь указали на нарушение принципа состязательности сторон — то, что разрешается представителям государственного обвинения, запрещено делать адвокатам. Однако журналисты, которые, как и я, наблюдали за ходом многих судебных процессов, полагают, что в этом отношении претензий к председательствующему Евгению Зубову быть не может — свои обязанности он выполняет замечательно. Мне сложно было бы представить подобные дискуссии, например, в Московском городском суде. С этой точки зрения окружной военный суд можно назвать оплотом судебно-правовой демократии.


XS
SM
MD
LG