Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Энергетическая политика Кремля


Программу ведет Андрей Шарый.



Андрей Шарый: Непонятной остается ситуация в газовых переговорах между Россией и Украиной. Представитель "Газпрома" заявил о том, что, если "Нафтогаз" Украины не заплатит до 1 января "Газпрому" за газ, поставленный в ноябре и декабре, то российская сторона прекратит поставки топлива. Общая задолженность, по данным "Газпрома", превышает 2 миллиарда 100 миллионов долларов. С украинской стороны поступает разная информация о том, сколько должны и будут ли платить. Об использовании Россией газового ресурса в политических целях, о моральности и прагматизме такой стратегии я беседовал с известным московским журналистом и политическим экспертом, главным редактором журнала "Россия в глобальной политике" Федором Лукьяновым.



Федор Лукьянов: Это не то, чтобы нормально или ненормально, но это неизбежно. Энергетика - это та сфера мировой экономики, которая всегда, везде и неизбежно политизирована. Формы этой политизации, конечно, бывают разными. Те формы, которые политизация принимает в последние годы в России, они выходят за рамки нормы временами, хотя далеко не всегда. Я не верю, что возможны какие-то крупные энергетические проекты, не основанные на политических и геополитических представлениях.



Андрей Шарый: Вы сказали о том, что временами политика России выходит за рамки нормы. Где эти рамки? Чем они определяются?



Федор Лукьянов: Эгоистичными интересами, то есть ненанесением ущерба себе самому. То, что происходило с Украиной два года назад, когда был первый крупный конфликт с отключением газа, в конечном итоге сыграло удивительно негативную роль для самой России. "Газпром" чего-то добился, но в общеполитическом плане это был ужасно проигрышный сценарий, который сказывается до сих пор, отзывается тяжелейшим недоверием к России даже в тех случаях, когда оснований для этого нет. Других каких-то проявлений, я не знаю, политика в отношении Литвы с конечным ремонтом трубопровода по техническим причинам, притом, что как бы активно намекается и подмигивается, что вы знаете, что там за ремонт, в общем, тоже это, конечно, мало, что дает с точки зрения долгосрочных интересов страны.



Андрей Шарый: Словосочетание "газовый шантаж" активно используют сейчас в российско-украинском диалоге обе стороны. Вам понятно, кто кого шантажирует?



Федор Лукьянов: Хуже гораздо. Тут нет шантажа сознательного, есть абсолютно беспрецедентный хаос в украинской политике, когда в условиях сильнейшего экономического спада два верховных руководителя занимаются исключительно тем, чтобы помешать друг другу решать какие-то вопросы. В этой ситуации "Газпром", как мне кажется, просто даже растерян. Потому что у "Газпрома", памятуя об опыте двухлетней давности, большого желания идти на меры по отключению нет, потому что все равно они знают, что в конечном итоге, чтобы там ни было, начнут Россию обвинять. Но, с кем иметь дело в Киеве, как решать вопросы, совершенно непонятно, потому что заявления, противоречащие друг другу, следуют каждый день, причем по несколько раз.



Андрей Шарый: Россия пока не столь болезненно, хотя все-таки болезненно, но не столь болезненно, как многие другие страны, переживает последствия финансового кризиса, в том числе еще и потому, что есть вот эта финансовая подушка. Часть ее используется для кредитования неких режимов по политическим целям. Кредит получает Никарагуа за признание, очевидно, Южной Осетии и Абхазии, кредит получает Белоруссия за все и в том числе за перспективу признания Южной Осетии и Абхазии. Обещания больших российских инвестиций получает Сербия за укрепление России на Балканах. Верна ли эта, на ваш взгляд, политика, с точки зрения российских государственных интересов, и хватит ли на все денег?



Федор Лукьянов: Денег на все не хватит, я боюсь, даже на эффективное преодоление внутренних кризисных явлений. Никарагуа, это вообще можно пренебречь. Те суммы, которые получает Никарагуа, не спасут гиганта мысли. И Белоруссия, и Киргизстан, который получил недавно, в общем, это все-таки не очень существенные деньги с перспективой получить какую-то более вменяемую позицию на будущее у партнеров. Кстати говоря, что касается признания Абхазии и Южной Осетии Белоруссией, я очень надеюсь, что не это является главным мотивом. Потому что, если за кредиты покупают вот это, то это просто бессмысленная трата денег. Я думаю, что речь, скорее, может идти о том, чтобы на случай конфликтов продолжающихся с Украиной, Белоруссия, по крайней мере, как второй транзитный коридор, была надежной и гарантированной. То же самое с Сербией. "Южный поток" - это все-таки такая, довольно долгосрочная инвестиция, которая, в конце концов, все равно окупится.



Андрей Шарый: Соединенные Штаты, Великобритания ведут себя так же в отношениях с партнерами?



Федор Лукьянов: Соединенные Штаты ведут себя гораздо более умело, то есть они не действуют с той степенью откровенности и, я бы сказал, показного цинизма, как иногда действует Россия. По сути, конечно, Соединенные Штаты отстаивают свои представления и свои интересы крайне жестко. Даже страны, которые находятся в более-менее близких отношениях с Америкой, они прекрасно это чувствуют. Мир находится в ситуации конкуренции всех со всеми. Формы этой конкуренции различны. Иногда это более-менее пристойные формы, иногда менее пристойные. Россия, к сожалению, скорее, склоняется ко второй форме часто. Но я боюсь, что этот кризис может повлечь усиление вот именно этой конкурентной части мировой среды, а не той части, которая основана на взаимной зависимости.



Андрей Шарый: Газовый козырь российский - это беспроигрышная карта?



Федор Лукьянов: Стратегически - да. Все-таки мало шансов на то, что в ближайшие 20-30 лет спрос на газ и на углеводороды упадет или снизится критически. В ближайшие год, два, три спрос на этот ресурс заметно упадет и, соответственно, упадет его геополитическая ценность. То есть ту политику, которую Россия проводила в 2005-м, 2006-м, 2007-м годах, основанную, я бы сказал, на истерическом росте спроса и бесконечных панических дискуссий об энергетической безопасности, вот эта политика сейчас, думаю, не пройдет. Сейчас, наоборот, поставщики будут всеми силами стараться найти рынки сбыта и будут вынуждены идти на какие-то уступки.


XS
SM
MD
LG