Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как отличается государственная поддержка промышленности в России от других стран мира


Ирина Лагунина: Правительство России определило перечень промышленных предприятий, которые смогут рассчитывать на антикризисную поддержку государства. Их уже более 250-ти, и список может быть расширен еще.


Почему, в отличие от других стран – от США и Европы до Китая, где речь идет лишь об «адресной» и «точечной» поддержки государством национальной промышленности, в России предпочли ее оказание «широким фронтом»? И чем отличаются нынешние «антикризисные» возможности российской экономики от тех, которые проявились 10 лет назад, после финансового кризиса 98-го года? Об этом – в материале Сергея Сенинского...



Сергей Сенинский: ... В том, что касается национальных банковских систем, сегодня, на фоне кризиса, наблюдается международное единство: правительства самых разных стран спасают их повсеместно.


К другим секторам национальных экономик подходы властей разнятся. С одной стороны, во многих странах Европы, в США и в Китае уже представлены или планируются масштабные инфраструктурные проекты, которые оплатит государство. Власти надеются, что их гарантированные заказы в рамках строительства дорог, линий коммуникаций, школ, больниц или университетов смогут поддержать внутренний спрос на продукцию целых отраслей национальной экономики.


С другой стороны, правительства многих стран представляют отдельные планы поддержки тех или иных отраслей промышленности – за счет предоставления, например, налоговых льгот предприятиям этих отраслей, или стимулируя разными мерами потребительский спрос на их продукцию в целом.


В России предпочли другой подход. Здесь составлен перечень конкретных промышленных предприятий, которые смогут рассчитывать на помощь государства. В правительстве исходили, скорее, из значимости их по отдельности. Одни – градообразующие, другие – системообразующие, на третьих работают десятки тысяч человек, на четвертых используются уникальные для индустрии технологии. В перечне – уже более 250 предприятий, то есть финансовые власти предпочли, скорее, индивидуальный подход отраслевому. Почему? Из Москвы – заместитель директора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимир Сальников:



Владимир Сальников: Вы знаете, меня самого несколько смущает широта спектра предприятий, которые могут получить поддержку. Но мне кажется, здесь есть два момента важных. Первый момент: мы исходим из того, что кризис имеет ограниченный во времени пока что масштаб и, соответственно, нужно несколько смягчить шок. Потому что резкое изменение условий произошло, мало кто этого ожидал. И вот это смягчение шока и, самое главное, не дать сформироваться такой раскручивающейся спирали негативных ожиданий – вот это две главных задачи. Потому что сейчас я наблюдаю по высказыванию руководителей самых разных компаний и в прессе эксперты, журналисты способствуют часто формированию такого мнения, что действительно ситуация крайне плохая. Я бы не стал сразу так с этим соглашаться.



Сергей Сенинский: Но люди имеют в виду некоторые негативные факторы, проявление которых, согласитесь, отрицать трудно...



Владимир Сальников: Есть, скажем так, три негативных фактора. Это резкое очень ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры, это отток капитала и это кредитное сжатие, которое у нас сейчас есть для реального сектора. Причем эти три фактора, я их перечислил в порядке фундаментальности, что ли. То есть наиболее непонятно, сколько продлится эта плохая конъюнктура, отток капитала, здесь уже могут быть более позитивные прогнозы уже в следующем году, а кредитное сжатие, на мой взгляд, с этим нужно работать и этот негативный фактор нужно как можно быстрее преодолевать. Самое же главное, что есть мощный позитивный фактор, чего нет, например, в развитых экономиках – это все-таки потенциал роста внутреннего рынка, причем достаточно большого рынка и достаточно существенный потенциал этого роста, особенно, если брать не только Россию, но рассматривать ближнее зарубежье как все-таки в той или иной степени, с определенными оговорками, но единый рынок.



Сергей Сенинский: Избирательность государственной помощи национальной промышленности – по отдельным отраслям или отдельным предприятиям? Главный экономист исследовательского Центра развития Валерий Миронов:



Валерий Миронов: Вопрос очень важный, он связан с содержанием структурной или промышленной политики, что является предметом для дискуссии экономистов все последние годы. В отличие от западных стран, в частности, американцев, мы не идем по отраслевому принципу. И поддержка выделяется не отраслям, а предприятиям. Дело в том, что отрасли в условиях больших технологических изменений, которые ускоряются в период кризиса – это очень неточный объект для выделения тех или иных мер государственной поддержки. Гораздо более правильнее ориентироваться на предприятия, ранжировав их по принципу сильные предприятия, те, которые и до кризиса демонстрировали опережающие темпы роста эффективности производства, середняки и отстающие предприятия. Для нас, для России это особенно актуально, потому что внутриотраслевая дифференциация положения предприятия, она гораздо больше межотраслевой дифференциации. Внутри отраслей ситуация с производительностью труда, эффективность производительности труда различается в 20 и больше раз, в межотраслевом развитии это гораздо меньше. Поэтому наша промышленная политика должна быть нацелена на разные типы предприятий, антикризисная, я имею в виду, политика.



Сергей Сенинский: То есть речь идет о том, что два отдельных предприятия одной отрасли в России могут различаться по эффективности своего бизнеса гораздо больше, чем в Европе или в США? И потому оказывать им одинаковую помощь, в рамках отраслевого подхода, просто не имеет смысла?..



Валерий Миронов: Сейчас же в условиях форс-мажорных обстоятельств какие-то меры действительно нужны, но они, конечно, не должны захватывать такой широкий спектр предприятий, когда их очень много. Нужно направить поддержку, и не всегда связанную с финансовыми мерами, именно на сильные предприятия и на середняки. А аутсайдерам нужно помочь в период кризиса уйти с рынка, чтобы они освободили поле деятельности для жизнеспособных предприятий, не создавали отрицательную добавленную стоимость, что они делали до сих пор в условиях протекционизма часто на региональном уровне, создаваемых региональными властями условиях низкого платежеспособного спроса, плохих дорог, плохой инфраструктуры. Поэтому, я думаю, поддержка промышленных предприятий с одной стороны должна быть ранжирована по критерию сильная, средняя или аутсайдер. И во-вторых, оно должно быть на использовании межотраслевого подхода.



Сергей Сенинский: После финансового кризиса в России в 1998 году, который был локальным, существенный рост российской экономики возобновился довольно скоро. Хотя цены на нефть всерьез начали расти только в 2004-ом... И, соответственно, у государства не было средств для какой-либо вообще поддержки экономики.


Сегодня – налицо глобальный финансовый кризис, с одной стороны. С другой - пока еще многомиллиардные резервы государства, которые оно готово потратить на поддержку сразу сотен предприятий. Владимир Сальников, Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования:



Владимир Сальников: Ситуация сегодняшняя действительно радикальным образом отличается от ситуации 98 года, как по тем параметрам, которые вы назвали, так и, в частности, по тому, что в 98 году у нас была масса незадействованных мощностей и рабочей силы, сейчас у нас, можно сказать, что во многих секторах нет ни того, ни другого. Поэтому такой быстрый рост труднодостижим. Поэтому важный момент здесь какой? Мне кажется, очень много говорят о самих мерах поддержки, но мало обращают внимания, на мой взгляд, на очень важный момент. Заявлено, по крайней мере, хочется надеяться, что это будет выполнено, что поддержка будет предоставляться тем компаниям, которые разработают и предоставят план финансового оздоровления и будут повышать прозрачность своего функционирования. Это одно ключевых, на мой взгляд, положений, потому что это позволяет надеяться, что будет повышаться в конечном итоге эффективность. По большому счету, для поддержания экономического роста – это одно из главных условий.



Сергей Сенинский: Планы собственного финансового оздоровления, причем – с доказательствами первых результатов уже через три месяца, – это главное условие, на которых в США на прошлой неделе была предоставлена помощь двум из трех американских автомобильных компаний..



Владимир Сальников: Да, совершенно верно. Единственное, часто бывает так, что намерения благие, но как они потом реализуются в действительности, до конца неясно. Что же касается самих мер, то у государства, как бы ни велики были резервы, денег на то, чтобы долго поддерживать экономику, конечно же, нет. И конечно же, вопрос в запуске механизма повышения эффективности и формирования позитивных в конечном счете ожиданий. Если это будет достигнуто, то кризис можно пройти с минимальными потерями. А если это не будет достигнуто, то любая форма поддержки, я имею в виду финансовой поддержки в той или иной форме, она обречена.



Сергей Сенинский: Можно предположить, что российские власти надеются на относительно быстрый эффект от принимаемых ими мер. Ведь даже нынешних миллиардов государственных резервов надолго не хватит... Валерий Миронов, исследовательский Центр развития:



Валерий Миронов: Действительно, объем резервов у нас ограничен. Нужно учитывать, что из 430 примерно миллиардов долларов золотовалютных резервов, 200 – это то, что связано с резервным фондом, что направлено на поддержку бюджетных статей. И поэтому то, чем располагает Центральный банк для прочих целей государства – это не более 230 миллиардов долларов. А при этом нужно учитывать, что валютная задолженность только корпораций примерно 270 миллиардов долларов. Еще примерно 200 миллиардов долларов внешней задолженности накоплено у российских банков. Фактически, если предположить, что они не смогут взять новые кредиты, то в ближайшие годы нам нужно сохранять золотовалютные резервы хотя бы на покрытие внешней задолженности, не говоря уже о прочих мерах. Поэтому всех те меры, направленные на поддержку реального сектора, они неизбежны, если кризис не затянется, они будут связаны с распределением финансовых ресурсов, правительство это осознает. И естественно, сейчас есть надежды, что кризис пройдет по мягкому сценарию, что уже, начиная с июня, может быть к концу следующего года мы получим восстановление мировой кредитной системы и российской кредитной системы.



Сергей Сенинский: 10 лет назад у государства просто не было денег на любую поддержку банков или предприятий. А у подавляющего большинства жителей России – на покупку более дорогих импортных товаров, к которым теперь – давно привыкли...



XS
SM
MD
LG